A
A
1
2
3
...
10
11
12
...
31

– Пока, Клод.

– Спокойной ночи, Флой.

Клод смотрел ей вслед. Она казалась холодной, как дождь, который снова стал потихоньку накрапывать. Может быть, это большая медведица плачет? Флой подняла голову и посмотрела наверх. Но густые кроны деревьев загородили небо, и она ничего не увидела. Ей снова стало холодно и одиноко.

Клод издал тяжкий стон. Боже! Они целовались! Он вздохнул и откинулся на скамейку, подставив лицо под холодные капли дождя. Его мышцы постепенно расслаблялись, тело успокаивалось.

Он буквально растворился в Флой, когда они целовались. Уже два года он не испытывал ничего подобного. Ну что ж. В следующий раз он будет осторожен, когда увидит эти колдовские глаза. Очень осторожен.

6

Целых два дня без шума и грохота. Флой облегченно вздохнула. В выходные она будет наслаждаться тишиной и покоем, а с понедельника рабочие начнут менять окна и делать новые рамы. Два дня одна. Без Клода.

Она до сих пор не пришла в себя после той ночи в сквере возле клуба. Она пыталась занимать себя работой, потому что, если у нее выдавалась свободная минута, она сразу же мыслями возвращалась к тому, что произошло между ней и Клодом.

Что же произошло? Она всегда была очень разумна. Вот только в объятиях Клода она перестала слышать голос разума. Флой обессиленно села на кровать. Почему Клод приводил ее в такое смятение? Он был каким-то слишком… сильным. Сильный характер, сильная воля. Все сильное. Но главная его сила была в том, что он управлял ситуацией, а Флой хотела бы сама контролировать их отношения. Она всегда так делала. Ее романы с мужчинами всегда шли по задуманному ею сценарию.

Но Клод не из тех, кто будет играть отведенную ему роль.

Еще ее угнетало то, что он видел ее в жалком виде: униженную, оскорбленную, в слезах. Никто до этого не видел ее слабой. Надо поменьше попадаться ему на глаза. Тогда, может быть, она избежит самого страшного. Честно говоря, в эти дни она думала не столько о том, что произошло, сколько о том, чего не произошло между ними. Это пугало ее. Ее влечение к нему не должно стать сильнее. Нельзя доводить дело до постели. Осталась только одна проблема – продержаться целых три месяца, пока он будет работать в ее доме.

Три месяца – это слишком большой срок.

Интересно, почему он назвал свой брак неудачным? Флой вспомнила об Алексе. Может быть, он закончился трагедией? Может быть, он так сильно любил жену, что теперь сама мысль о браке с другой женщиной кажется ему невыносимой? Странно, что это так ее расстраивает. Ведь после смерти Алекса она тоже поклялась остаться одна.

Ее размышления прервал громкий стук в дверь. От неожиданности Флой подскочила на кровати. Она никого не ждала. Сегодня была суббота. Раннее утро. Кому она могла понадобиться? Нахмурясь, Флой встала с кровати, быстро подошла к зеркалу, чтобы поправить прическу, и спустилась на первый этаж. Флой посмотрела в глазок и увидела огромное шоколадное мороженое в вафельном стаканчике. Мэгги! Флой широко распахнула дверь. И Кэтрин!

– Сюрприз! – пропел хор из двух голосов.

– Девчонки! Вы читаете мои мысли! – радостно прокричала она и кинулась целовать подруг. За всю неделю она не испытывала большей радости. – Вы не представляете, как я скучала! – Она протянула руку, чтобы взять мороженое, но Кэтрин спрятала его за спину.

– Не так быстро. – Она внимательно оглядела Флой. – Так и есть, – сказала она Мэгги. – С ней что-то случилось.

Они обе уставились на Флой.

– Не говорите глупостей. Со мной все в порядке! – возбужденно прокричала Флой.

Но как бы она ни старалась говорить бодрым голосом, она не смогла удержаться от слез, когда Кэтрин и Мэгги заключили ее в свои объятия.

– О боже! – Мэгги откинула назад свои длинные каштановые волосы и обхватила лицо Флой двумя руками. – Что это?

– Где? – Флой тревожно осмотрела свое платье, провела рукой по волосам. Вроде бы все было на месте.

– Да, – подтвердила Кэтрин, кивнув Мэгги. – Она хороша, как никогда. – В ее голосе слышалось недовольство.

Кэтрин работала врачом «Скорой помощи» и считала, что тратить время на одежду и прически было верхом легкомыслия. Но, несмотря на это, она всегда умудрялась выглядеть красиво и водила за собой вереницу поклонников. Она оглядывала Флой так, будто бы просвечивала рентгеновскими лучами. Флой часто замечала, что всех врачей отличает именно такой взгляд.

– Это ужасно, что ты можешь хорошо выглядеть даже среди пыли и стружки. Ну а теперь выкладывай. Что случилось?

– Ничего, – заверила Флой подруг невинным голосом. – Просто аллергия.

– Чушь, – отрезала Кэтрин, поднимаясь по лестнице в комнату Флой.

– Садитесь на кровать, пожалуйста. Всю мебель вывезли, осталась только эта постель. Если бы вы знали, какой тут грохот стоит все дни. У меня даже сейчас голова раскалывается. На первом этаже уже все сломали. Второй тоже изуродовать успели. Вообще они так быстро рабо…

– Хватит нам зубы заговаривать, дорогая. Давай начистоту! – Кэтрин устало развалилась на огромной кровати. – С подробностями, пожалуйста.

Мэгги – добрая душа – отобрала у нее мороженое и протянула его Флой.

– Подкрепись.

– Спасибо. – Флой с наслаждением откусила большой кусок и издала стон блаженства. – Ммм… Как вкусно!

– Ты же знаешь, дорогая, что сама бы ни за что не отстала от нас, если бы увидела, что у нас что-то случилось. Даже если бы мы тысячу раз повторили, что с нами все в порядке. – Кэтрин взяла свое мороженое и с видимым удовольствием лизнула сливочный шарик. – Так. Ну и кто же этот мерзавец, который заставил тебя страдать?

– Да никто… – Она посмотрела на подруг, на их взволнованные, обеспокоенные лица и опустила голову. – Клод. Его зовут Клод. Мы подписали с ним контракт на ремонт моего дома.

– И? – Кэтрин приподняла бровь, – Я слышу «и» в конце этого предложения.

– И… – Флой выдохнула. – Он божественно целуется.

– Bay! – Мэгги хитро посмотрела на подругу и улыбнулась.

– Что «вау?» – строго спросила Флой.

– Ты влюбилась в него.

– Потому что я думаю, что он божественно целуется?

– Потому что у тебя звезды в глазах, – мягко произнесла Мэгги. – По-моему, ты очень сильно в него влюблена.

– Любовь или страсть? – спросила Кэтрин, которая всегда любила расставлять все точки над «i».

– Страсть, – сказала Флой.

– Ты сказала это слишком быстро.

– Я буду одна, Кэтрин. Это решено.

Мэгги нежно взяла Флой за руку.

– Скажи, почему ты так настроена против любви. Кто обидел тебя?

– Жизнь, – вздохнув, ответила Флой. Она не хотела говорить об этом сейчас. – Послушайте, у меня была любовь. Это очень больно. Все.

– Не всегда, – хором сказали Кэтрин и Мэгги.

Флой промолчала.

Все утро в понедельник Клод следил, как его ребята меняют окна, а потом пошел разыскивать Флой.

Он нашел ее в своей комнате, лежащей на кровати с книгой в руке, и был поражен тем, какой эффект производит на него один ее вид. Ему нестерпимо хотелось схватить ее и сжать в своих объятиях. Он думал, что ему удалось выбросить ее из головы после той ночи в пятницу, но он ошибся.

Первые пять секунд она не видела его, и это дало ему возможность полюбоваться ее совершенной красотой. Рыжие волосы свободно ниспадали ей на плечи и были аккуратно расчесаны. На ней были светло-серые брюки и черный топик, полностью открывающий белоснежные руки. Впереди он немного оттопыривался и слегка обнажал грудь. У Клода пересохло во рту. Она лежала на животе, согнув ноги в коленях, что придавало ей игривый, и от этого еще более соблазнительный, вид.

Наконец она увидела его и улыбнулась. Клод чуть с ума не сошел от радости. Он боялся, что после той ночи она будет избегать его или станет еще более холодна. Ведь он видел ее плачущей, а Флой была слишком горда, чтобы легко перенести это.

– Доброе утро, – сказал он.

– Доброе. – Она выглядела какой-то озабоченной и старалась не смотреть ему в глаза. – Ваша бригада вся в делах. Их слышно даже отсюда. Вы хотите, чтобы я проверила работу? – Она быстро встала и надела тапочки.

11
{"b":"943","o":1}