A
A
1
2
3
...
11
12
13
...
31

– Я хочу поговорить с тобой.

– Мм… Я… – Она беспомощно оглядывалась, стараясь придумать какой-нибудь предлог, чтобы избежать разговора.

– После нашего поцелуя ты больше не видишь во мне мужчину. Теперь я для тебя только начальник бригады, которую ты наняла?

Флой уставилась в потолок.

– Я уже забыла о том поцелуе, – сказала она, стараясь выглядеть равнодушной.

– Правда?

Она издала мучительный стон и села на кровать.

– Нет.

Клод почувствовал, как у него внутри все затрепетало от радости.

– Если тебе от этого станет легче, то могу признаться, что последние два дня я думаю только о тебе.

Она равнодушно пожала плечами, но глаза стали теплее.

– Мне приятно.

– Послушай, Флой…

– Мне кажется, нам не надо об этом говорить. При сложившихся обстоятельствах.

– Обстоятельствах?

– Я имею в виду, что… мы же не собираемся снова повторять это, да?

– Да. – Почему он не хочет повторить это, он хорошо знал. Но почему этого не хочет она? – Послушай, я понял, почему ты не уезжаешь. Тебе некуда ехать, нет денег, ты будешь здесь все время, пока мы работаем.

– Договаривай. – Она смотрела на него, высоко задрав подбородок.

– Флой. Дело не в твоей гордости. Ты вкладываешь в этот дом каждый пенни и не хочешь тратить деньги на временное жилье.

Она подняла руки вверх.

– Ты меня раскусил. – Ее голос дрожал.

Подойдя ближе, он увидел, как расширились ее зрачки.

Из-за того, что он стоял гак близко? Во всяком случае, на него их близость точно действовала. Он вдыхал тонкий аромат духов, который исходил от нее, и видел, как пульсирует венка на ее шее – признак того, что ее спокойствие лишь игра.

– Я пытаюсь объяснить тебе, что пока мы работаем в соседних комнатах, – сказал он. – Мы будем ремонтировать твою комнату в последнюю очередь.

– Но ты же сказал, что хочешь сделать два этажа сразу, чтобы твоим ребятам не пришлось снова возвращаться в ту часть здания, где они уже поработали.

– Я знаю, что я говорил. Но мы все равно пройдемся по всему дому еще раз, чтобы нанести последние штрихи и подкорректировать то, что надо.

– Зачем? – подозрительно спросила она.

– Это так важно?

– Да.

– Потому что ты мой клиент, и я хочу, чтобы ты осталась довольна работой.

– Твой клиент, – повторила она так, как будто это оскорбляло ее.

Нет, это невозможно, подумал Клод.

– Я уже не знаю, как с тобой разговаривать. Тебя все обижает. Я просто хочу, чтобы все было в порядке.

– Ты испытываешь ко мне жалость.

– Да нет же! Ты слишком красива, чтобы тебя жалеть!

Некоторое время она молча смотрела на него, переваривая его последнее заявление. Потом на губах у нее появилась странная улыбка, значение которой ему не совсем было ясно.

– Хорошо, Клод.

Она медленно сползла с кровати, изогнувшись грациозно, как кошка. Жар окатил Клода с ног до головы. Он сжал ладони в кулаки в борьбе с искушением обнять ее и прижать к себе.

– Спасибо, – сказала она нежно.

Он не хотел думать о том, что значила эта улыбка и это «спасибо». Может быть, она догадывалась, что с ним происходит? Возможно, нет. Иначе она не стала бы смотреть на него так, что у него дыхание перехватывало. Они же договорились – больше ничего не будет. Но он хотел быть уверен.

– Насчет того, что было, – начал он, тяжело сглотнув. – Я думаю, по сравнению с остальными твоими проблемами, маленький поцелуй не будет тебя сильно беспокоить?

– Если бы это был «маленький поцелуй», – ответила она с поразительной смелостью, – тогда бы он меня не сильно беспокоил.

Боже! Ее ладони тоже были сжаты в кулаки. По той же самой причине, что и у него.

– Скажи, почему ты не хочешь, чтобы этот поцелуй повторился?

– Сказать правду?

– Правду.

Она задрала подбородок и привстала на цыпочки, так что ее губы почти касались его.

– Я привыкла к легким, ни к чему не обязывающим связям с мужчинами. А с тобой, по-моему, мне будет недостаточно только… Ты понимаешь, что я хочу сказать. – Она замялась. – И это пугает меня до смерти.

– Послушай, я…

– Клод. – В дверях появился один из рабочих. – Тебя ребята зовут.

Флой быстро отвернулась.

– Мы договорим позже, – сказал Клод, глядя на ее спину.

Она пожала плечами.

– Флой…

– Не думаю, что это необходимо.

– Это необходимо, – упрямо заявил он.

Он знал, что это было необходимо. По крайней мере, ему. Может быть после того, как они все обсудят, он перестанет думать о ней каждую минуту.

7

Но позже так и не наступило. Ни на следующий день, ни после, потому что Флой повела себя так, как Клод не ожидал от нее. Она стала избегать его. И делала это очень ловко.

Она словно испарилась куда-то, когда они проводили электричество в доме, и всего пару раз промелькнула, когда они красили двери.

Однажды Клод сидел возле двери ее дома, устало перебирая инструменты, отыскивая шпатель, которым собирался штукатурить стены.

Его голова была занята мыслями о работе, и он даже вздрогнул от неожиданности, когда почувствовал над ухом чье-то легкое дыхание:

– Извините, – почти прошептал томный женский голос.

Клод поднял глаза и увидел перед собой точную копию Флой. После того вечера в клубе, когда он, словно прозрев, увидел, насколько Флоренс Кларк отличалась от тех женщин с одинаковыми кукольными лицами, которые бродили в поисках богатых мужей, он готов был поклясться, что другой такой девушки нет. Но у той, которая стояла сейчас, низко нагнувшись к нему, были точно такие же медно-рыжие волосы, большие карие глаза, чуть вздернутый носик… Однако, приглядевшись внимательнее, он отметил, что на этом сходство закапчивалось.

Она присела возле него на корточки, и если жестам Флой были присущи изящество и женственность, то у ее юной копии определенно прослеживалась подростковая угловатость в сочетании с подчеркнутой резкостью манер и, как он позже убедился, голоса. Она была одета в потертые джинсы и короткий топик на тоненьких бретельках. Пупок был украшен маленьким колечком с бриллиантом, и, когда она, потянувшись, приподняла левую руку, Клод заметил черную татуировку в виде розы сбоку у нее на талии.

Может быть, кому-то это и могло показаться сексуальным, но только не Клоду. Когда тебе двадцать пять лет, а жизненного опыта и впечатлений на все тридцать, такие вещи не трогают. Он усмехнулся про себя.

– Я на нее очень похожа, да? – Девушка широко улыбнулась. – Меня зовут Шарон. Я младшая сестра Флой. А вы…

– Клод.

– Мальчик, с которым она сейчас развлекается?

Она насмешливо скривила губы и слегка опустила веки, что, наверное, по ее мнению, должно было придать ей чувственный вид. Клод посмотрел на нее и сделал над собой усилие, чтобы сдержать улыбку. Вместе с тем он заметил еще одну разницу. Несмотря на то, что Флой была с ним строга и все время пыталась сохранить дистанцию, в ее глазах и голосе была нежность. В Шарон не было ничего нежного. Она была холодна и жестка, и весь вид ее говорил о том, что она много чего уже повидала в жизни.

– Мальчик, с которым она развлекается? – повторил Клод, почесывая подбородок. – Да нет.

Шарон рассмеялась.

– Да. Вы будете попроще и погрубее, чем тот тип мужчин, который она обычно предпочитает. Для меня ее бой-френды всегда были как-то… сложны, что ли. – Она скользнула по нему опытным взглядом. – Но если вас одеть в дорогой костюм и как следует побрить… Да-а! – протянула она с удовольствием, словно перед ней лежало вкусное блюдо. – Она на вас клюнет! – Шарон чувственно провела кончиком языка по нижней губе и снова опустила веки. – Вы сексуальный.

Уже давно женщины не атаковали Клода так откровенно. Он даже чуть было не обернулся, чтобы посмотреть, точно ли она говорит все это ему.

– Нужно отдать должное моей сестренке, – сказала Шарон. – У нее всегда был хороший вкус. Все же один совет: не присыхайте к ней слишком сильно. После Алекса Флой ни с кем долго не встречалась.

12
{"b":"943","o":1}