ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Клод не обращал на них внимания. Смотря Флой в глаза, он улыбнулся такой свирепой улыбкой, больше похожей на оскал, что ей тут же захотелось бросить шланг и спастись бегством.

Но она не успела, потому что в следующее мгновение уже лежала на траве и большие, сильные руки Клода держали ее мертвой хваткой.

Он прижал ее к земле своим телом, и она сгорала от стыда и обиды.

Флой не могла поверить в то, что произошло. В первый раз с ней расправились так немилосердно. Она благодарила Бога за то, что от главной части улицы их скрывал высокий деревянный забор. Не хватало еще, чтобы вся улица стала свидетелем ее позора.

С торжествующей улыбкой Клод смотрел ей прямо в глаза. Вода стекала с него на кофточку Флой. Он вдруг резко схватил ее за запястья и соединил их у нее над головой. Одной ногой он ловко разъединил ее ноги, так что ее бедра могли ощутить тепло его разгоряченного тела сквозь холод сырой одежды.

– Слезь с меня, – прошипела она, извиваясь под ним. – Мы же прямо напротив ворот. Все смотрят, как мы…

– Как мы что? – спросил он и ухмыльнулся. – Смотрят? Хорошо.

Его глаза сверкнули каким-то странным, диким блеском, и, быстро нагнув голову, он закрыл ей рот поцелуем.

8

Флой вскрикнула и попыталась вырваться. Но уже через секунду притихла, оглушенная волной давно не посещавших ее ощущений. Его руки на ее тонких запястьях, тяжесть большого, мокрого тела; язык, властно изучающий ее рот, нога, обжигающая ее бедра, – все это вместе заставляло ее таять, как снег. Тело сладко стонало и, вопреки воле, прижималось к мужчине, желая ощутить каждый дюйм его тяжелой плоти. И губы…

Уже тогда, в сквере, когда они целовались в первый раз, эти губы доводили ее до беспамятства, но только сейчас, наслаждаясь его поцелуем, она в полной мере оценила искусство любви, которым прекрасно владел этот на первый взгляд грубый и суровый мужчина. Он знал, что делать с женским ротиком. Знал, как надо слегка пощипывать уголки губ, чтобы вызвать стон блаженства; как надо провести языком по небу, постепенно усиливая нажим, а потом прикусить зубами нижнюю губу и сдавливать ее то сильнее, то слабее. Время от времени он втягивал губами ее нижнюю губку, отчего Флой совсем теряла рассудок, превращаясь в дикое, нетерпеливое существо, не знающее ни стыда, ни границ в своих желаниях.

Она захотела обнять его и попыталась высвободить руки. Чутко воспринимая любой ее сигнал, Клод отпустил запястья. Да, думала она, в то время как ее руки скользили по его мокрой спине и широким плечам, это то, что нужно было ей утром, когда она проснулась такой… несчастной.

Ей нужен был он. Немедленно. Прямо сейчас. Целиком и полностью.

Она порывисто дышала, испытывая неподдельное удовольствие от близости с Клодом, которого прижимала к себе все сильней. Желая не только получать, но и дарить радость, она стала ласкать губами его язык, засасывая его все глубже, за что была награждена глухим стоном блаженства.

Его руки скользнули вниз по ее телу и остановились на округлых бедрах, в то время как он пытался плотнее прижаться к заветной полоске, закрытой шелковыми трусиками. Почувствовав теплую, твердую плоть между ног, Флой содрогнулась от удовольствия и изогнулась так, чтобы касаться его самыми чувствительными участками тела.

Клод слегка приподнял голову, но Флой не сомкнула губы, показывая, что хочет продолжения.

– Флой. – Его голос был нежен. Он посмотрел на ее раскрасневшееся лицо и тихо застонал с блаженной улыбкой на лице. – Ты прекрасна. – Он провел рукой по ее щеке.

Флой ощущала спиной мокрую траву. Она посмотрела наверх и зажмурилась. Над ними светило солнышко, согревая их влажные тела своим ласковым теплом. Теперь, когда губы Клода не касались ее, лишая разума, она могла трезво оценить ситуацию. Она стала думать о том, что ее тушь, возможно, потекла, а помаду смыл страстный поцелуй. Что ее любимая белая юбка смята и испачкана, и лежит она в непристойной позе, с раздвинутыми ногами и открытым сердцем, зовущим мужчину.

Она закрыла глаза.

Тяжело вздохнув, Клод скатился на траву. Лежа на спине и глядя в небо, он взял руку Флой в свою ладонь.

– Что это было? – прошептала она, не открывая глаза. Ее дыхание все еще было порывисто. Она пропустила пальцы между пальцами его руки. – Что же это было?

– Что бы это ни было, это было прекрасно.

– Да. – Флой посмотрела на него и увидела, что он изучает облака, проплывающие мимо них высоко в небе.

– Смотри, – сказал он, улыбнувшись. – Вон Бэмби.

– Где? – удивилась Флой.

– Вон там, на небе. – Он поднял руку, показывая.

– А-а! – протянула она, заметив, что одно облако действительно по форме напоминает олененка.

– А вон то видишь? Такое длинное, вытянутое. Справа. Это лодка.

– Ммм. – Она лежала рядом с умопомрачительным мужчиной, который видел жизнь в облаках. – Ты всегда что-нибудь видишь в облаках?

– Это успокаивает. Ты так не думаешь?

– Я как-то не очень часто расслабляюсь таким способом.

Он тихо усмехнулся.

– Скажи, принцесса, когда в последний раз ты так расслаблялась?

– Ладно. Так я еще не расслаблялась, – призналась она.

Клод откинул голову назад, пытаясь увидеть как можно больше неба.

– А для меня это излюбленная терапия. К тому же денег не требует.

Она повернулась к нему и приподнялась на локте. Так она могла видеть его всего, свободно вытянувшегося на траве, как у себя дома на диване. Он показался ей каким-то длинным, сухощавым. Мокрым. Одежда прилипла к его могучему телу, и Флой подумала, что этот человек должен обладать не только внешней, физической, силой, но и внутренней.

– Зачем такому мужчине, как ты терапия?

Он посмотрел на нее и улыбнулся, стряхнув с ее волос прилипшую траву.

– Что значит, как я?

– Как ты, – повторила она, и ее голос слегка дрогнул под его взглядом, – значит, сильный, умный, сам себе хозяин. Ты сам делаешь спою жизнь, а не плывешь по течению. Так зачем тебе нужна терапия?

– Ты будешь удивлена. – Он посмотрел на нее пронизывающим взглядом, значение которого она не могла понять. – Ты помнишь ту ночь в сквере?

Как она могла забыть?

– Да.

– Поцелуй. Ты помнишь поцелуй?

– Да, – сказала она так тихо, словно была за тысячу миль, и сюда донеслось только эхо, – Мы тогда оба решили, что это будет наш последний поцелуй.

– Я знаю.

Он лежал, распростертый на траве, мокрый, согреваемый слабыми лучами солнца, так близко и в то же время так далеко. Испугавшись этой мысли, Флой положила руку на его плечо, чтобы почувствовать, что он здесь.

– Мы не хотели, чтобы это повторилось. Для тебя что-нибудь изменилось?

Хороший вопрос. Ее пальцы скользнули вниз по его мускулистой руке.

– Мне понравилось, как мы боролись. Это было здорово.

– Боролись? Это было сущее избиение младенцев с твоей стороны. Я был без оружия.

– Да? – Она улыбнулась. – Младенец. – Флой тихонько поцеловала его в плечо.

– Приятно, – откликнулся Клод.

– Я совсем обессилела. Я хочу узнать о тебе больше. – Она настолько не ожидала услышать от себя эти слова, что испытала настоящий шок, когда они слетели у нее с языка.

– Зачем?

Она поняла его. Они оба решили, что продолжения не будет. Они договорились. Она прекрасно это знала. Ничего не должно было измениться.

Но у нее вдруг появилось это желание, узнать о нем все, понять до конца. Почти потребность.

Клод сморщился и сжал ее ладонь.

– Флой…

Флой хватило одного взгляда, чтобы понять; у Клода этого желания не было. Она попыталась сделать вид, что это неважно.

– Я понимаю, для тебя ничего не изменилось, – сказала она равнодушным голосом и отвернулась.

– Подожди…

– Нет. Не нужно объяснять, почему ты не хочешь меня.

Он тяжело вздохнул, и в этом вздохе было много того, что он чувствовал, но не мог высказать.

– Флой, посмотри на меня. Пожалуйста.

14
{"b":"943","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Макбет
Тень горы
Поводырь: Поводырь. Орден для поводыря. Столица для поводыря. Без поводыря (сборник)
Питание в спорте на выносливость. Все, что нужно знать бегуну, пловцу, велосипедисту и триатлету
Девушка, которая лгала
Острые предметы
Метро 2033: Спящий Страж
Ненавижу босса!
Прыг-скок-кувырок, или Мысли о свадьбе