A
A
1
2
3
...
23
24
25
...
31

Не важно, что они договорились о том, что это будет простой секс. Она знала, что между ними сейчас происходит что-то гораздо большее. Может быть, Клод еще не готов признать это, но он тоже это знал. Она не будет торопить его. Она подождет. Сейчас ей не нужны были слова.

Она хотела действий. Страстных, пьянящих. Сейчас. Она чувствовала, как ее соски набухли и упирались в нежный шелк, чувствовала свои бедра, влагу между ними, чувствовала кровь, кипящую в венах.

Каждый атом внутри дрожал от возбуждения, чутко реагируя на любое его прикосновение. Она вся горела от нетерпения вылить свою страсть, напор которой уже не могла сдерживать.

Клод одним рывком стянул с себя рубашку, скинул ботинки, затем брюки, представ перед ней во все красе своего могучего тела. Флой обомлела. Он был так красив и сексуален, что у нее перехватило дыхание. Она могла бы вечно любоваться им, но он схватил ее и прижал к себе.

Поддерживая ее за талию, он низко склонил ее назад, жадно прильнув к ее груди через шелковую ткань, сорвав с ее губ чуть слышный стон желания. Его рука скользнула вниз и оказалась под халатиком. Обнаружив, что под ним нет трусиков, Клод глухо застонал, заставив Флой затрепетать в его руках от удовольствия.

Если он немедленно не перейдет к более решительным действиям, подумала Флой, я взорвусь. Она сплела руки кольцом вокруг его шеи, скользнув шелком по его разгоряченной, потной груди. Он еще крепче сжал ее.

– Флой…

– Да? – выдохнула она ему в ухо, пощекотав кончиком языка у него за ушком. Клод вздрогнул, и его дыхание участилось. Осмелев, Флой скользнула язычком по его шее, тая оттого, как его руки мягко сжимали ее попку.

– Презерватив, – хрипло произнес он. – У меня нет…

– У меня есть. – Она отстранилась и загадочно улыбнулась ему, лаская руками свою грудь. – Он здесь.

От удивления Клод раскрыл рот, как будто сейчас это был единственный для него способ дышать.

– Достанешь его? – Едва она успела произнести эти слова, как он прижал ее к себе за талию одной рукой, а второй стал развязывать поясок халата. Когда пояс оказался в его руке, а края халата разошлись в стороны, он нашел маленький, плоский пакетик.

Раскрыв его, он изумленно посмотрел на Флой.

– Ты взяла с собой презерватив?

– Я за безопасный секс.

– Да, но… – Он с трудом мог поверить этому. – Когда ты мне позвонила, ты была так испугана.

– Была.

– А когда я приехал к тебе, ты уже была одета, накрашена, волосы расчесаны и уложены. Когда ты успела?

– Успела. – Она лукаво улыбнулась. Клод прищурил глаза и строго посмотрел на нее.

– Ты знала, что мы будем делать это?

– Я знала, что ты приедешь, – сказала она, нежно обняв его. – Так же, как я знала, что ты единственный мужчина, который мог мне помочь. Только ты, Клод.

Он снова издал протяжный стон, то ли оттого, что его взгляд упал на ее обнаженное тело, то ли от ее откровенного признания. Флой не знала. Сейчас это было неважно. Она обняла его за шею, обхватила ногами бедра и потянула его на себя с такой силой, что они оба упали на кровать: Флой на спину, а Клод на нее.

– Проклятье, – выругался Клод, стараясь приподняться, чтобы не раздавить Флой своим весом. – Я же раздавлю тебя.

– Я не хрупкая. – Она прижалась пушистым холмиком к его возбужденной плоти, сорвав сладострастный стон с его губ. – Не сломаюсь.

Она легонько провела ноготками по его животу и улыбнулась, видя, как он содрогается. Нащупав рядом с собой маленький пакетик, она взяла его и протянула Клоду. Он медленно развел ее ноги в стороны, и улыбка слетела с ее лица, как только внизу живота начала нарастать горячая волна. Флой затрепетала и закрыла глаза в предвкушении предстоящего удовольствия.

Но ничего не происходило, и она открыла глаза. Клод молча стоял, рассматривая ее обнаженное тело.

– Ты самая сексуальная штучка, которую я когда-либо видел, – сказал он шепотом.

Он положил руки ей на бедра и медленно, не отрывая взгляда от ее лица, стал спускать их вниз. Его жаркие ладони скользили так медленно, что ей казалось, что она сейчас умрет. Он тихо поглаживал ее ноги: от коленей вверх и снова вниз, доводя ее страсть до накала.

– Влажно, – тихо сказал он.

Она посмотрела вниз, туда, где были его руки. Осторожно, очень ласково, не торопясь, он кончиками пальцев ласкал ее сокровенный бугорок. Она изогнулась, прося новых, испепеляющих ласк.

Он, не отрываясь, смотрел, как его пальцы доводят ее до исступления. Вдруг он отстранился. Флой вздрогнула.

– Тсс, – сказал он ей, словно убаюкивая.

Он соскользнул с кровати и положил ее ноги себе на плечи. Флой задрожала, и он стал нежно поглаживать ее, чтобы она успокоилась.

Она не могла пошевелиться, не могла дышать…

– Клод…

– Я знаю, крошка, знаю, – ответил он и приник, к ней влажными губами. Кончик его языка порхал словно бабочка, и Флой, не в силах больше выносить напор страсти, издала громкий, протяжный крик.

Он ласково провел щекой по ее бедру и заглянул ей в глаза.

– Хорошо?

Она содрогнулась, губы ее были раскрыты.

– Хорошо.

Он склонился над ней и стал осыпать поцелуями. Ничего подобного она раньше не испытывала. Наслаждение накрывало ее горячими волнами, которые становились все сильнее, все яростнее. Когда она уже почти была готова достигнуть пика блаженства, он прошептал:

– Надень мне. – И протянул маленький пакетик.

Прикосновения ее трепетных пальцев заставляли его снова и снова повторять ее имя.

Он добился того, чего хотел. Он заставил ее дрожать, стонать и выкрикивать его имя. Но этого было не достаточно. Он хотел, чтобы она извивалась под ним, хотел видеть и запечатлеть в памяти выражение мгновенного восторга на ее милом лице.

– Сейчас! – приказала вдруг она, крепко сжимая его спину руками. – Сейчас!

Он проник в ее лоно одним сильным движением, слившись с ней воедино. На несколько секунд они стали одним существом.

Запрокинув голову, Флой впилась в него пальцами, приглашая его войти глубже.

Влажные тела приникли друг к другу, дыхание стадо неровным. Они двигались все быстрее, и Флой уже не чувствовала, где начинается ее тело и заканчивается его. Он прижал ее к себе, и наслаждение накрыло их жаркой волной.

Несколько минут они лежали, не шевелясь, в полной тишине и только судорожно дышали.

– Я ничего не вижу, – сказала, наконец, Флой.

Она удивилась, что у нее такой хриплый голос.

С усилием, подняв голову, которой он приник к ее шее, Клод посмотрел на нее.

– У тебя закрыты глаза.

– Ох. – Она глубоко вздохнула. – Я не чувствую ног.

Клод посмотрел вниз, на ее длинные, сексуальные ноги.

– Наверное, это потому, что я тяжелый.

Но когда он попытался приподняться, чтобы, наконец, освободить ее от своей тяжести, она не расслабила рук, которые все еще лежали у него на спине.

– Нет, – прошептала она, еще крепче прижав его к себе.

– Ты задохнешься, – С невероятным усилием он поднялся и лег на бок, не отрывая взгляда от ее разгоряченного лица.

Ее щечки порозовели. Губы были влажны и немного опухли от бесконечных поцелуев. В глазах светилась нежность, и не было ни единого намека на то холодное выражение, которое было в них, когда они встретились в первый раз. Она улыбнулась.

От ее красоты у Клода перехватывало дыхание. Она игриво шлепнула его.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты очень хорошо занимаешься сексом с буйными любовными играми, криками и стонами?

– Очень хорошо? – Он сделал, акцент на слове очень, желая подчеркнуть свое разочарование в столь слабом комплименте.

– Ну, очень, очень хорошо.

– Да? – Он улыбнулся и вдруг обхватил ее бедра двумя руками.

– Клод, ты что?

– А ты думала, это все?

– А разве нет?

– Конечно, нет. Еще даже не рассвело.

Он перевернулся на спину и властным движением усадил ее на себя сверху.

24
{"b":"943","o":1}