A
A
1
2
3
...
25
26
27
...
31

В последующие два дня они почти не виделись. Не потому что он избегал ее, а потому что она избегала его.

На третий день в доме появилась Мэгги с коробкой, из которой очень вкусно пахло, и сообщила, что Флой на очередной распродаже в поисках антиквариата из Франции.

– Я просто не дождусь, когда она откроет свой магазин, – сказала Мэгги.

Почувствовав запах еды, Клод впервые за день осознал, что сегодня еще ничего не ел. Он развязал свой пояс для инструментов, и он с шумом упал на пол.

– Магазин?

– Да. Она надеется, что одно из помещений на первом этаже пойдет под ее антикварный магазин. – Мэгги вопросительно посмотрела на Клода, когда его желудок издал громкий, урчащий звук.

Без лишних слов она сунула ему в руку салфетку и открыла свою коробку.

– Маленькие тартине. Надеюсь, ты не считаешь это лакомство чисто дамским угощением?

– Возможно. Но какой мужчина устоит перед изумительным запахом, который исходит из твоей коробки, Мэгги? – С удовольствием откусив кусок тартине, Клод издал протяжный стон и тут же запихнул себе в рот всю оставшуюся часть. – Ты гений, Мэгги.

– Нет, это не я. Это Кэтрин. Но вообще у меня хорошо получается готовить, так же как у тебя строить. Ты здесь все преобразил.

Клод поднял на нее глаза и увидел, что она покраснела.

– Она рассказала вам о той ночи, которую провела у меня дома?

– Нет. – Мэгги села рядом с ним. – Не рассказала. Мы сами поняли. Мы вчера завтракали все вместе. Кэтрин собирается замуж, и мы обсуждали, что нужно приготовить к свадьбе.

– И?

– И мы догадались. Она вся светилась счастьем – Мы никогда не видели ее такой раньше. – Мэгги легонько толкнула его плечом. – Она никогда не говорит о таких вещах, никогда не жалуется, но мы чувствуем, что у нее не все в порядке на личном фронте. Мы ее лучшие подруги, Клод, хотя мы знакомы всего лишь несколько месяцев. До нас у нее никого не было. Мне больно думать о том, как она была одинока. Мы постоянно донимаем ее расспросами, но она не рассказывает нам всего до конца. Но с тобой… – Она нежно улыбнулась. – Будем надеяться, что с тобой она более откровенна.

Клод вспомнил ночь, которую они провели вместе с Флой, когда он держал ее в своих руках, когда они так стремительно проникли в мир друг друга, сблизившись не только физически, но и духовно.

Он посмотрел в глаза Мэгги, полные надежды, и понял, что не может покривить душой перед этой милой, доброй девушкой, которая так сильно любит Флой.

– Я не знаю, что происходит между Флой и мной, но не думаю, что все развивается так, как вы думаете.

– Ой! – Улыбка моментально слетела с ее губ. – Правда?

– Правда, – сказал он кисло.

Так же безмолвно, как она дала ему салфетку, Мэгги забрала ее, потом, подумав, закрыла крышку коробки.

Желудок Клода запротестовал, издав урчащий звук.

– Извини. Для тебя у меня больше ничего нет, дружок, – отозвалась Мэгги.

Дома Клода ждала очередная груда счетов. Они стали настолько частыми гостями в его доме, что он привык к ним и почти не замечал. Швырнув всю пачку на стол, он увеличил тем самым кипу счетов, которая возрастала с каждой неделей.

В этот раз, однако, в его почтовом ящике, кроме счетов, было что-то новое. Он достал толстый пакет с печатью и обратным адресом мэрии. Сердце его учащенно забилось. Вдруг это отказ? Тогда внутри его ждет маленькая беленькая записочка: спасибо, но извините.

Такую записку они могли бы вложить в обыкновенный тонкий конверт, а они прислали целый пакет.

С замиранием сердца Клод сел на стул, вскрыл пакет и стал читать.

Архитектор Брайан Белмонт был высокий, темноволосый, красивый мужчина с горящими черными глазами и счастливой улыбкой.

Флой знала, что, вернее, кто вызвал на его лице эту улыбку. Кэтрин, которая собиралась за Брайана замуж. Не один месяц он потратил на то, чтобы уговорить ее решиться на этот шаг. И вот, наконец, Кэтрин дала свое согласие. Осталось только назначить день свадьбы.

Но сегодня Брайан шел на свидание к другой женщине – Флоренс Кларк, чтобы обсудить с ней последние детали относительно реконструкции ее дома.

Они встретились в городском парке. Прогуливаясь по людным аллеям с пакетиками сухих крендельков, посыпанных солью, и апельсиновым соком, они оживленно беседовали. Радостная улыбка ни на мгновение не сходила со счастливого лица Брайана.

Выйдя из парка, они пошли по центральным улицам Ньюри, усыпанным всякого рода магазинчиками от небольших дешевых частных лавок до фешенебельных бутиков и супермаркетов.

Неожиданно Брайан остановился у одного из них.

– Смотри. – Он показал остатком своего сухаря на витрину, где красовалась модная кожаная юбка, которая отлично гармонировала бы с короткой кофточкой и туфлями на высокой шпильке.

Флой не могла себе позволить купить здесь даже пару трусов, не говоря уже о такой юбке. Как меняются времена, подумала она. Впрочем, в ее наблюдении не было ноток сожаления. Она была довольна своим нынешним положением и не променяла бы его даже… на все дедушкино состояние.

И все же новые наряды ей бы не помешали. Она с грустью посмотрела на юбку. Как раз ее стиль. У нее были роскошные платья. Например, изумрудного цвета вечернее платье без рукавов. Но они уже устарели и вышли из моды.

– Красивая юбка, – сказал Брайан. – Надо купить такую Кэтрин. Как ты думаешь?

Представив лицо Кэтрин, которая признавала только джинсы и докторский халат, при виде этой юбки, Флой рассмеялась.

– Она тебя убьет.

– Да? – весело отозвался Брайан. Радостная улыбка и тут не покинула его лица. – Возможно. Я безумно люблю эту женщину.

У Брайана было такое умильное выражение лица, что Флой невольно вздохнула. Что должна чувствовать женщина, которая покорила такого мужчину? Что должна чувствовать женщина, которая его любит?

Нет, одернула себя Флой. Любовь не для нее и нечего об этом думать.

Она вспомнила о Клоде. Сгорая от желания в его руках, она забывала об этом, так же как и о том, что он не собирался подарить ей любовь, о которой она втайне продолжала мечтать.

Уже несколько дней она избегала его. В основном, потому что трусила. Один взгляд его бездонных синих глаз – и она готова упасть в его объятия, забыв о своей хваленой гордости.

Бог с ним. Она отогнала мысли о Клоде в сторону.

– Так как насчет моей ванной?

– Да. – Брайан улыбнулся ей своей очаровательной улыбкой. – Можешь установить у себя эту античную ванну на изогнутых ножках. Пол ее вполне выдержит.

– А оконные башенки? Они не помешают новой крыше?

– Конечно, это может вызвать недовольство у твоего строителя – устанавливать на крыше украшения на данном этапе, – но вообще это возможно.

Вызвать недовольство у Клода. Гм… Она бы не рискнула.

– Ты можешь сам сказать ему об этом?

Брайан, невероятно проницательный, уловил странную нотку в ее голосе.

– Что-то не так?

– Да нет. Все в порядке.

– Клод нормально работает?

– Отлично.

– У него золотые руки. Ими он творит чудеса. У этого парня настоящий талант. Поэтому я порекомендовал тебе его, несмотря на то, что он впервые взялся за такую сложную работу.

Флой смущенно откашлялась. Кому, как не ей, знать, что его руки могут творить чудеса.

– Я знаю.

– Но что-то не так, – повторил Брайан теперь утвердительно. Он внимательно изучал Флой глазами.

– Вес в полном порядке. – Она посмотрела на обеспокоенное лицо Брайана и выжала улыбку. – Все просто замечательно. Ты должен увидеть это.

– Хорошо, давай посмотрим, – решительно сказал он.

Флой знала, что никто так искренно не будет волноваться за девушку, как мужчина, который собирается жениться на ее лучшей подруге.

– Но это так далеко. Мы же почти возле твоего дома, – запротестовала Флой, но Брайан только ускорил шаг.

– Хотя бы не беги так! – крикнула она ему, не поспевая за его быстрым шагом. – Мы же не марафон бежим. У меня каблуки три дюйма, а я должна бежать только потому, что ты так волнуешься.

26
{"b":"943","o":1}