ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Флой готова была разрыдаться, переполнявшие ее эмоции требовали выхода. Не поднимала ничего тяжелее дамской сумочки? Сейчас она ему покажет! Флой быстро нагнулась к молоту, схватили его двумя руками и (откуда только силы взялись?) со всего размаха ударила им по стене, которую Клод еще не трогал.

Казалось, весь дом задрожал. Сверху посыпалась старая штукатурка. Отбросив молот, Флой отряхнула руки, поправила шляпку и гордо вышла, оставив изумленного Клода переваривать увиденное.

2

Флой не знала, как хорошо за двадцать пять лет он научился скрывать свои эмоции и чувства. Иначе она бы не расстроилась, когда вместо страсти увидела на лице Клода лишь холодность и полное отсутствие интереса к ней. А вот опытный психолог за маской равнодушия легко мог бы разглядеть израненную душу, разбитые надежды, утраченные иллюзии и суровое решение больше никогда никого не впускать в свое сердце.

Но эта Флоренс Кларк, похоже, обладала какими-то магическими чарами. Когда их взгляды встретились, внутри вдруг стало тепло и тоскливо, как будто душа запросилась на волю, устав от груза льда, которым ее окутали сознательно, чтобы не чувствовать и не любить.

Клод нахмурился. Может быть, он просто устал? Тихо ругнувшись, он снова взялся за тележку. Что особенного в этой Флой? Конечно, она невольно привлекала своей чисто ирландской красотой. Бархатные карие глаза, рыжие, почти медные волосы, гибкое тело… К этим стройным ножкам падет любой мужчина. Но он-то не любой, раздраженно думал Клод. Во всяком случае, он точно не был идиотом. Флой – девушка аристократического воспитания. Расстроилась из-за какой-то ерунды. Подумаешь, не дали игрушку – что-то там перекупили!

– Мне бы твои проблемы, девочка! – произнес он вслух, хотя Флой уже давно ушла.

Все его будущее зависело от того, удастся ли ему подписать контракт с местными властями. Он знал, что мэр Ньюри ищет опытного мастера для ремонта сразу нескольких зданий государственных учреждений. Возможно, его кандидатурой заинтересуются. Клод по праву считал свою бригаду лучшей в городе. Судьба должна была, наконец, улыбнуться и ему. Он нутром чувствовал, что в его жизни начинают происходить изменения в лучшую сторону. И контракт с Флой Кларк – это первая ласточка его удачи. Два года изнурительной работы должны быть вознаграждены.

От этих мыслей лицо Клода просветлело и, отогнав телегу в угол двора, он бодро зашагал к жестяному ведру, которое с утра наполнил холодной водой. Обдав разгоряченное лицо прохладной влагой и тщательно вымыв руки, он пересек двор и снова вошел в дом. Надо позвонить ребятам, сказать, что на сегодня они свободны.

В конце коридора чуть слышно скрипнула половица, и на секунду мелькнула прядь рыжих волос и край светлого платья. Сердце Клода бешено застучало, какое-то необъяснимое волнение, казалось, перевернуло все у него внутри. Ну, это уже никуда не годится! Он плотно сжал челюсти. За два года ни одной женщине не удалось сделать с ним и сотой доли того, что делала Флой Кларк. Клод отвернулся. Он скорее умрет, чем позволит ей догадаться об этом!

Решительным шагом он пошел в противоположную сторону, но чувственный образ Флой продолжал преследовать его. Он вспоминал ее женственное тело, округлые формы, которые заманчиво облегала тонкая ткань платья. Когда он стоял так близко от нее, он чуть было не потерял над собой контроль и не обхватил ее тонкую талию руками… Ему хотелось скинуть шляпку с рыжих волос и запустить в них ладонь, чтобы насладиться их нежным шелком. Хотелось почувствовать вкус ее губ, смешанный с персиковым запахом помады. Хотелось провести рукой вниз чуть ниже колена, где кончалось ее платье и…

Усилием воли Клод остановил себя. Он провел ладонью по раскаленному лбу. В доме было градусов двенадцать, а ему казалось, будто он стоит на самом солнцепеке. Мучительно хотелось пить. Если так пойдет и дальше, подумал он, работать в этом доме будет не просто.

Грузовик Клода мчался по улицам Ньюри на восток. Миновав богатые западные районы, он выехал на широкую дорогу, которая вела за город. Он так же проехал мимо небольших домов представителей среднего класса. Их жилища не отличались разнообразием, они буквально копировали друг друга. Грузовик не остановился и на окраине города, населенной бедняками.

Наконец, приблизительно в пяти милях от Ньюри, Клод затормозил. Выйдя из машины, он порылся в кармане и вынул ключ от дома, если так можно было назвать низенькую деревянную хижину.

Ему нравилось жить там, где он жил. С некоторых пор он перестал считаться с понятиями высшего общества, предпочитая вести тот образ жизни, который хотел.

Первым делом он швырнул на стол кипу бумаг, обнаруженную в почтовом ящике, – газеты и огромное количество счетов, «которые он пока не собирался оплачивать. Ему было все равно. Даже если эта груда увеличится втрое, она не помешает ему чувствовать себя абсолютно свободным человеком. Свободным от условностей общества, от обязательств перед семьей, от своей бывшей жены. Именно ее он должен был благодарить за все свои долги и неоплаченные счета.

Два года назад он решительно воспротивился тому, чтобы она жила за счет его обеспеченной семьи. В итоге она отобрала у него все, что он имел, окончательно добив своим единственным оружием.

Она сделала аборт, лишив его ребенка, которого он так желал.

Но сегодня он не будет думать об этом. Зачем травить душу?

Он нагнулся и заглянул под кровать, где стояла пара старых, стоптанных кроссовок. Надев шорты, он вышел из дому, чтобы посвятить час пробежке, а заодно освободиться от грустных мыслей и негативных эмоций.

Клод проснулся с первыми лучами солнца. От усталости не осталось и следа, он был полон сил и энергии. Через пятнадцать минут его грузовик уже пересекал улицы Ньюри на пути к дому Флой. По дороге он продумывал план работы.

Сегодня надо было разобрать стены комнат на первом этаже, убрать старые электропровода. Клод с наслаждением предвкушал предстоящую тяжелую работу, которая позволит ему забыться хотя бы на некоторое время.

Вчера ему позвонила мать, которая была чрезвычайно заботлива и все время беспокоилась о том, не похудел ли ее любимый мальчик без домашней еды. В этот раз она опять звала его погостить. Потом позвонил капитан. Приглашал его снова пойти работать в полицию. Клод ушел из полиции два года назад, сразу после развода. Ему очень нравилась его работа, но перестраивать и ремонтировать дома нравилось больше. Сколько себя помнил, он все время что-то ремонтировал, строил, и его любовь к этому занятию не только не уменьшалась, но с каждым годом становилась все сильнее.

Однако это увлечение было, пожалуй, единственным в его жизни, которое не изменилось. Изменились его представления о людях, изменились ценности. Он понял, как коротка жизнь, и старался прожить ее так, как хочет он, а не кто-то еще. А хотел он не так уж много – возвращать старым домам их былую красоту и крепость. Этим он и занимался с той минуты, как ушел из полиции. Прошло два года, и он ни разу не усомнился в правильности своего выбора. Сначала он устроился на работу к одному своему другу, но уже через несколько месяцев, накопив достаточно опыта, организовал свое собственное дело. Год назад он занимался только ремонтом отдельных комнат в зданиях, а недавно стал реконструировать целые дома. Но до сих пор этот бизнес не приносил ему особого дохода. Вот почему заказ Флой был для него так важен.

Это был самый большой, самый сложный заказ за все время. И это вселяло в него оптимизм и задор. Если он справится и сделает все на должном, профессиональном уровне, он сможет смело считать себя мастером высокого класса.

С этим заказом у него были связаны самые сокровенные надежды. Крис опустила его на самое дно ада, и он прошел все его круги, претерпев всевозможные муки на пути к возрождению. Да! Сейчас еще он не мог заняться строительством своего собственного гнездышка, но те деньги, которые заплатит ему Флой, можно будет отложить и начать копить на строительные материалы для нового дома.

4
{"b":"943","o":1}