ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда маркиз сделал Марии предложение, она, не раздумывая, отказала.

– Но я не требую ответа прямо сейчас, – сказал он. Мария устало улыбнулась и вновь вспомнила про принца. Однако присутствие маркиза в ее доме – а он приходил к ней постоянно – начало докучать Марии. Маркиз заявил, что он настроен решительно, весьма решительно, и Мария немного испугалась, ибо в его настойчивости было что-то зловещее. Ей рассказывали о его приключениях с деревенскими девушками. Что, если он попытается устроить ей западню?

Мария приказала слугам не впускать незнакомых людей, а когда ее навещал маркиз, просила служанку сидеть в соседней комнате и в случае чего немедленно прийти к ней на помощь.

В конце концов она решила, что дольше эту неловкость терпеть не следует и, сделав все необходимые приготовления, потихоньку уехала из Пломбьерса в Париж.

Мария вернулась в монастырь и вновь поселилась там, хотя эта жизнь ее не устраивала. В Париже становилось очень неспокойно. Все судачили о странной истории с бриллиантовым колье. Кардинала де Роана арестовали, и существовало серьезное подозрение, что в темной истории замешана сама королева.

На улицах, в кафе и в лавках, где торговали прохладительными напитками, люди обсуждали случившееся и показывали друг другу мерзкие картинки, на которых королева – в неизменном бриллиантовом колье – изображалась в непристойных позах со своими фаворитами, мужчинами и женщинами.

Обстановка в Париже делалась все неприятней, и Марию обуревала страшная тоска по Лондону. Парижские франты носили сюртуки, сшитые по английской моде, в лавках пили чай, считавшийся английским напитком, люди начали увлекаться скачками… Все эти новшества привез из Англии герцог Орлеанский, однако французы перенимали новые привычки, слегка извращая их, ведь они ненавидели англичан и постоянно с ними враждовали.

Однако все равно это непрестанно напоминало Марии о родине, где она не была уже почти год и куда стремилась всей душой. А принц опять разыскал ее!

«Как же лихо работают его шпионы!» – со снисходительной усмешкой говорила себе Мария… Что ж, пожалуй, она вернется к нему. И они сочетаются законным браком. И тогда все сдерживающие ее преграды будут устранены. Если принц уже не будет наследником трона, он сможет жениться по своему выбору.

Но как же быть с Брачным кодексом, который категорически утверждает, что члены королевского семейства, не достигшие двадцати пяти лет, не могут жениться и выходить замуж без согласия правящего монарха? А ведь ее любимый не просто член королевской семьи. Он принц Уэльский!

Герцог Глочестерский и герцог Камберлендский женились без согласия короля, и их жены не были приняты при дворе, однако все же считались герцогинями. Да, но ведь они вышли замуж до того, как был принят этот закон!

Принц может жениться на ней (священник освятит их брак, он обещал ей это в письме!), но государство не признает их брак… Однако Мария думала не о государстве. Она думала о церкви. Если они с принцем принесут брачные обеты в присутствии священника, то в глазах церкви они будут считаться мужем и женой.

На самом деле Марию волновали церковные обычаи, а не законы государства.

Принц написал ей, что, как ему кажется, отец не будет против его договора с Фредериком. Отец всегда ненавидел своего первенца, а Фредерик был любимым сыном – правда, король давно не встречался с Фредериком, но наверняка он с большим удовольствием увидит на троне его, чем своего непутевого и нелюбимого первенца. Принц и Фредерик с детства очень дружили, и Фредерик готов ради любимого брата и друга на любую жертву. Он женится на девушке, которую ему подберут, произведет на свет потомство и даже сможет жить в мире и согласии с королем и королевой, что ему, принцу, кажется самым что ни на есть трудным делом.

«Так чего же она ждет?» – спрашивала себя Мария. Ей нужно лишь вернуться, и начнется райская жизнь…

* * *

Мария думала об этом постоянно. Целый год она провела в добровольном изгнании, и все это время принц был ей верен. Разве это не достаточное доказательство его любви?

Если бы только можно было пожениться так, чтобы не нарушить обычаев Святой Церкви…

Но, конечно же, это возможно!

Мария словно слышала два внутренних голоса, которым никак не удавалось договориться между собой. Она знала, что один – голос рассудка, а другой – голос сердца. И ей надо послушаться первого.

Но она была так одинока, так тосковала по родине! И потом год, проведенный вдали от принца, показал, что она действительно его любит…

В Париж пришла зима, и жидкая грязь, покрывавшая улицы, оказалась под снегом. Напряжение в обществе росло, поговаривали о том, что весной состоится суд над кардиналом де Роаном и его сообщниками.

Марии хотелось вернуться домой. Хотелось обрести покой в доме на Парк-стрит, полюбоваться сельскими красотами Ричмонд-Хилл. И повеселиться в Карлтон-хаусе!

А затем она прочла в сводке придворных новостей, что маркиз де Беллуа прибыл в Париж…

Мария послала письмо принцу Уэльскому. Она возвращается домой. Она больше не может жить вдали от родины и… от него.

Его радостный ответ привел ее в такой экстаз, что она больше не могла прислушиваться к доводам рассудка.

Мария рвалась домой, рвалась к своему возлюбленному – человеку, известному всей стране по прозвищу Принц-Само-Очарованье, перед которым никто не мог устоять.

А раз так, то как могла она – женщина, любившая его больше всех на свете, – отказать своему любимому?

ФОКС ПРЕДУПРЕЖДАЕТ

Чарлз Джеймс Фокс страшно нервничал. Приехав домой в Чертси, в местечко под названием Сент-Энн-Хилл, он обсудил новый поворот событий с Лиззи Армистед; она очень редко видела его таким взволнованным.

– Это может означать только одно, Лиз, – сказал Фокс. – Принц вполне однозначно предложил милой дамочке руку и сердце, иначе она не вернулась бы в Англию.

– Да быть того не может! Как он на ней женится?

– Зная Его Королевское Высочество, я готов поклясться, что он наобещал красавице с три короба. Он ведь заливается соловьем, если ему что-нибудь нужно.

– Но миссис Фитц далеко не дура! Нет, он должен был бы предложить ей настоящее замужество. Ей мало колечка, надетого на пальчик в роковую минуту, когда влюбленный принц очутился на краю могилы… Он уже пытался ее обмануть, но этот номер не прошел.

– Верно. Потому-то я и волнуюсь. И есть еще один повод для беспокойства, Лиз. Он не сообщил мне о приезде Марии. Да, разумеется, принц хотел сохранить ее приезд в тайне, но раньше он делился со мной своими секретами! Нет, он явно решил жениться, а поскольку ему известно, что я буду его отговаривать, он, естественно, не хочет посвящать меня в свои планы.

– Но может быть, он предлагает ей не настоящий брак!

– Может быть, но это что-то такое, что ей – и наверняка ему тоже! – кажется настоящим… хотя они, безусловно, заблуждаются. Лиз, я боюсь, нас ждут страшные несчастья. Если принц зайдет слишком далеко, он может потерять корону.

– И что ты намерен предпринять?

– Я не могу этого допустить! Не могу притворяться, что мне ничего не известно. Он скрывает от меня свои планы, и это весьма показательно, но я поставлю его на место! Черт побери, Лиз! Я всегда раньше давал ему советы. Я направлял его в политике. Кем бы он сейчас был, если б не я? И вот, когда он собирается сделать самый важный шаг в своей жизни…

– Но он не советуется с тобой только потому, что боится, как бы ты не отговорил его от безумства, которое он намерен совершить.

– Принцы любят тех, кто с ними соглашается и рукоплещет всем их поступкам, пусть даже идиотским. Но я этого никогда не делал! Я давал ему искренние советы, и он всегда вел себя как человек здравомыслящий и оценивал их по достоинству. И теперь я должен показать ему, насколько опасно создавшееся положение.

– Каким образом?

– Я ему напишу. И сделаю это немедленно. Он должен отдавать себе отчет в последствиях своего поступка!

36
{"b":"94383","o":1}