ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– И что же рассказывают, – поинтересовалась Шарлотта, – о последнем романе моего сына?

– Принц увлекается все больше и больше, Ваше Величество.

– Я полагаю, миссис Фитцерберт не очень этим довольна, – с усмешкой заметила королева.

– Не очень довольна, Ваше Величество? Да она, должно быть, неистовствует.

– Следовательно, Франсис Джерси заняла место этой женщины?

– Нет, принц ее не бросил… пока.

– Франсис надо приложить больше усилий, – со смешком сказала королева.

Леди Харкурт была удивлена. В последнее время королева так переменилась, что друзья с трудом ее узнавали. Еще недавно она была бы страшно шокирована поведением Франсис Джерси; теперь же оно ее, похоже, забавляло.

– Франсис должна приложить больше усилий, – поправилась королева. – Кстати, я ее давно не видела.

– Она несколько озабочена тем, какое впечатление могли оказать на Ваше Величество слухи о происходящем.

– Она считает, что меня шокирует то, как она ведет себя с моим сыном?

– Да, Ваше Величество.

– Но это весьма патриотическое поведение! Я считаю, что леди Джерси могла бы принести великую пользу нашей стране.

Леди Харкурт промолчала, а королева продолжала:

– Совершенно необходимо, чтобы принц женился. Я удивляюсь, что король на этом не настаивает! Впрочем, король болен… очень болен. Порой я начинаю бояться… Однако мы говорили о принце. Он должен жениться, и у меня есть для него хорошая невеста. Но пока принц не положит конец этой нелепой истории с Марией Фитцерберт, он никогда не женится. Нужно разорвать их союз! Вы понимаете это?

– Да, Ваше Величество.

– Как только он отвергнет эту женщину… оставит ее… тогда можно будет подготовить англичан к мысли о том, что принцу подобрали подходящую жену.

Леди Харкурт снова промолчала, а королева снова продолжила:

– Вы должны поговорить с леди Джерси. Расскажите ей о моем отношении. Передайте: я хочу, чтобы принц совершенно позабыл об этой женщине. Франсис сумеет его отвлечь. Она несравненное, очаровательнейшее создание. А когда дело будет сделано… и принц женится на той, кого ему выберу я… Франсис сохранит за собой свое место. Свадьба принца не повлияет на ее положение.

Леди Харкурт была поражена. Ее потрясло, что королева способна мыслить столь цинично, однако леди Харкурт понимала, что принцу действительно следует жениться: так будет лучше и для страны, и для него самого. А цель оправдывает средства…

– Я подумаю, что можно сделать, Ваше Величество, – пообещала леди Харкурт.

ЧТОБЫ БЫЛО НЕПОВАДНО

Судьба была против Марии.

Однажды, когда принц сидел у себя дома в Карлтон-хаусе и мысленно разрывался между обворожительной Франсис и Марией, единственной, кто мог даровать ему настоящее утешение, в комнату ворвался его брат Август, герцог Суссекский; он был страшно взволнован.

При виде брата принц встревожился. Август не отличался крепким здоровьем и в детстве страдал от тяжелой астмы, которую король пытался вылечить самыми разными способами. Георг всегда жалел Августа, и их с давних пор связывали узы товарищества, поэтому было вполне естественно, что, попав в беду, один брат хотел посоветоваться с другим.

– Август! – воскликнул принц Уэльский. – Что с тобой стряслось, скажи на милость?

– Беда, Георг! Ужасная беда! Я женат.

– О Господи! – вскричал принц Уэльский.

– Да. Я даже не представляю себе, что скажет король.

– Теперь тебе следует бояться не короля, а королеву. Ладно, ты лучше расскажи мне все по порядку.

Август кивнул. Принц знал, что, спасаясь от английской зимы, Август поехал в Рим. А там как раз находилась графиня Данмор со своим семейством. Старшую дочь графини звали Августа.

– Ты женился на Августе, да?

Август кивнул.

– Да, на леди Августе Муррей. Она красива и умна.

– Ну, разумеется, – сочувственно произнес Георг.

– Я сделал ей предложение, и сначала она мне отказала, но затем согласилась. Нас обвенчал священник английской церкви… его фамилия Гунн.

– Как бы его ни звали, тебе это все равно не поможет, – грустно пробормотал принц.

– Мы обвенчались без свидетелей, а когда рассказали об этом матери Августы, она напомнила нам про Брачный кодекс и посоветовала хранить наш брак в тайне… Мы так и поступили, но теперь у Августы будет ребенок, поэтому, вернувшись в Англию, мы поженились в церкви Святого Георга на Ганновер-сквер. Георг, что мне теперь делать?

Принц сказал:

– Будь я королем, тебе нечего было бы опасаться. Но я не король, Август. По-моему, единственное, что ты можешь сделать, это отправиться к королю и молить его о снисхождении. Я тоже повидаюсь с королем. Постарайся ему все объяснить и, ради бога, держись подальше от нашей матушки. Она стала сущей мегерой. Попробуй уговорить короля согласиться с твоим браком… кто знает, вдруг тебе это удастся?

– Я объясню ему, – сказал Август, – что в жилах Августы течет королевская кровь: она родственница Генриха Седьмого и Вильгельма Оранского. Это наверняка сыграет свою роль!

– Конечно, Август. Поговори с отцом. Я уверен, ты сможешь так ему все представить, что он поймет тебя. Желаю удачи! Жаль, что я больше ничем не в состоянии тебе помочь. Когда я стану королем, я позабочусь о родственниках… найду мужей сестрам и отменю этот мерзкий закон. Вот увидишь!

– Георг, если бы ты только…

Братья пожали друг другу руки, и Август, в ушах которого еще звучали теплые напутствия Георга, пошел к отцу.

* * *

Однако увидеться с королем наедине оказалось невозможным. Когда же король и королева выслушали рассказ Августа, они даже не попытались скрыть свой гнев.

Король воздевал руки к небесам и спрашивал, за какие прегрешения Господь послал ему таких сыновей? Георг сожительствует с миссис Фитцерберт – в браке или без оного – неизвестно, но в обоих случаях это позор для семьи! Уильям живет с актрисой. А теперь еще и Август посмел ослушаться родителей! Даже Фредерик – и тот дает пищу для сплетен, поскольку пренебрегает женой и открыто заявляет, что она предпочитает ему собак и обезьян. Но то, что натворил Август, ужасно, просто ужасно! Неужели он не знал о Брачном кодексе?

Август знал.

А знал ли он, что, женясь без согласия короля, он нарушает закон?

И это Август знал.

И тем не менее не остановился! Он преступил закон, ослушался отца!

А коли так, то отец ему покажет! Брак будет аннулирован. Королева сказала:

– Я думаю, на него дурно влияет принц Уэльский.

– Георг всегда был ко мне добр, – пролепетал Август. – Никто не обращался со мной лучше, чем он.

Хуже этого ничего придумать было нельзя. Значит, за этой историей стоит принц Уэльский? Да-да, принц подстрекает Августа нарушать волю родителей! Этого следовало ожидать.

Август тяжело задышал, и король испугался, что сыну станет плохо, поэтому королева поспешила отослать Августа прочь. Когда же он ушел, она отвела короля в его покои и попросила не волноваться: пусть предоставит разобраться с этим делом ей и министрам.

* * *

Весь двор, да и вся страна только и говорили, что о женитьбе герцога Суссекского на леди Августе Муррей; однако рассуждая об участи этих влюбленных, все думали о судьбе принца Уэльского и Марии.

Король объявил о своем намерении аннулировать брак Августа, поскольку он был заключен в обход закона и, следовательно, считался недействительным. Суду предписывалось вынести приговор, чтобы другим было неповадно. Суд признал брак, заключенный в Риме и в Англии, недействительным. Август был совершенно убит; он умолял короля позволить ему отречься от права на престол, однако король и в этом ему отказал.

Раз Август не был женат, его ребенок считался незаконнорожденным.

Братья утешали Августа, особенно сочувствовал ему принц Уэльский.

– Не обращайте внимания на этот закон, – говорил принц. – Живите вместе. Я позабочусь о том, чтобы тебя везде принимали, а как только я сяду на трон…

87
{"b":"94383","o":1}