ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Моника Айронс

Белая ворона

1

Собор утопал в цветах. Пестрые букеты украшали его и внутри и снаружи. Прохожие невольно замедляли шаг, с любопытством оглядывая пышное убранство. У ступеней храма собралась небольшая толпа зевак.

– Сегодня крестят наследника синьора Феличе! – сообщали доброхоты всем желающим оказаться в курсе событий, после чего на лицах неизменно появлялись улыбки.

В храме только что завершилась церемония; родственники и друзья счастливых родителей встали со своих мест.

Падре Витторио погладил пальцем щечку младенца.

– Пусть Господь благословит чадо свое! Чудный малыш. Надеюсь, судьба будет к нему благосклонна. А уж в том, что родители обожают своего отпрыска, грех даже сомневаться. Думаю, сие дитя – главное ваше сокровище, синьор Феличе, верно?

Виконт Феличе де Бальцано взглянул через головку ребенка на свою жену. Он мог бы поправить доброго падре, сказав, что на самом деле у него два сокровища. Да только о втором ему не хотелось говорить ни с кем.

Жена улыбнулась Феличе.

– Ну, разве не чудо? Мы были вдвоем, а сейчас нас трое!

– Да, дорогая. Обыкновенное житейское чудо: жизнь породила новую жизнь. – Виконт наклонился и поцеловал малыша в макушку.

Супруга нежно погладила Феличе по щеке, закончив движение на личике спокойно грызущего кулачок младенца.

– Поедем-ка домой, – негромко произнесла она. – Жизнь только начинается…

Молодая мать посмотрела на изваяние Мадонны, и ее взгляд затуманился под воздействием наплыва воспоминаний.

– Могла ли я ожидать подобного счастья? – подумала она, не веря до конца, что все это действительно происходит с ней…

Погожим июньским утром Анабелла и Синти спорили, сидя в кафе за завтраком.

– Не хочу я идти в музей! – капризно скривила коралловые губки Анабелла. – Чего я там не видала? Очень интересно разглядывать пыльные экспонаты!

– Что ты, в музее действует ультрасовременная система очистки воздуха, – улыбнулась Синти наивности своей подопечной. – Никакой пыли нет и в помине…

– Все равно не хочу. Как представлю, что придется полдня бродить по залам, просто тоска берет. Это же скука смертная!

– Напрасно ты так говоришь. Это часть твоего общего образования. Кроме того, тебе прекрасно известно, что программу пребывания в Нью-Йорке разработал твой будущий муж.

Анабелла нетерпеливо хлопнула ладошкой по столу.

– Я итальянка, Феличе тоже. Спрашивается, зачем мне нуждаться в американском образовании?

– Зачем мне американское образование, – терпеливо поправила ее Синти.

– Вот именно, зачем?

– По той самой причине, по которой тебе необходимо французское образование. Ты должна стать всесторонне развитой дамой, способной без труда поддерживать беседу с гостями во время официальных приемов.

И прежде чем Анабелла, по своему обыкновению, успела разразиться возмущенной тирадой на итальянском, Синти придвинула к ней тарелку с куском черничного пирога и чашку кофе.

– Ешь!

Подобным тоном Синти могла бы разговаривать с непослушным щенком. Юная итальянка была очаровательна, но непосредственность и естественность се реакций утомляли. Синти уже с нетерпением ждала того момента, когда Анабеллу увезут на родину, а сама она наконец-то выйдет из состояния постоянного нервного напряжения.

Последние два месяца Синти занималась тем, что совершенствовала английский Анабеллы и разделяла обязанности сопровождающего лица с теткой девушки, синьорой Марией. Обе итальянки жили в дорогом нью-йоркском отеле – все благодаря щедрости Феличе де Бальцано, который также оплачивал услуги Синти.

Сам виконт последний раз виделся с невестой около полугода назад во время краткого визита в Париж, предпринятого в основном ради проверки успехов Анабеллы в области изучения французского языка.

Как правило, текущие решения принимала синьора Мария. Именно она нанимала местных преподавателей, отчитывалась перед Феличе и всячески претворяла в жизнь его пожелания.

В настоящее время синьор де Бальцано находился в Вашингтоне, его прибытие в Нью-Йорк ожидалось на следующей неделе. После чего Анабелла в обществе жениха должна отбыть в Италию для подготовки к бракосочетанию.

Впрочем, возможно, у виконта вообще не окажется времени для посещения Нью-Йорка. В подобном случае синьора Мария и Анабелла отправятся в путь одни.

Сколько Синти ни размышляла, ей так и не удалось понять, чем руководствовался Феличе де Бальцано в выборе невесты. Анабелла совершенно неподходящая для него партия. У девчонки ветер гуляет в голове. Вдобавок юная невеста помешана на тряпках, модных шлягерах и париях. Даже обладай самым богатым воображением, трудно представить Анабеллу рядом с человеком, заседающим в региональном правительстве Сардинии.

Языки она учит вполсилы. Английским кое-как овладела благодаря пристрастию к американским фильмам, однако с французским дела обстоят плачевно, а тот, кто учил ее немецкому, лишь напрасно потратил время.

И все-таки Анабелла нравится Синти. Несмотря на множество недостатков, девушка была доброй искренней и даже забавной. Ей бы в мужья молодого парня, которого очаровала бы ее красота и веселый прав и кто совершенно не сетовал бы на отсутствие у юной жены высокого интеллекта. Вместо этого она скоро окажется запертой, словно в тюрьме, вступив в брак с человеком среднего возраста.

– Не переживай, – сказала Синти, когда Анабелла покончила с пирогом, – вечером мы пойдем в кино.

– Правда? – мгновенно загорелась молоденькая итальянка. – Какой фильм?

– «Спартак». В главной роли Керк Дуглас.

Уголки губ Анабеллы разочарованно опустились.

– Ну вот! Снова историческая драма…

– Твой будущий муж настоятельно рекомендует тебе посмотреть этот фильм. Ведь ты же не станешь изучать историю по специальной литературе?

– Нет, конечно! – фыркнула Анабелла.

Синти вздохнула.

– Хорошо, чего бы ты хотела?

– Умереть! – с пафосом произнесла девушка.

Синти поморщилась.

– Только давай без глупостей.

– А что? Через несколько недель с моей жизнью все равно будет покончено. Я стану степенной женой пожилого супруга, и каждый год у меня будет рождаться по ребенку.

– Разве виконт де Бальцано пожилой?

Анабелла пожала плечами.

– Наверное, его следует назвать человеком среднего возраста, но мне от этого не легче.

– У тебя точно нет его фотографии?

– Достаточно уже того, что мне придется выйти за Феличе замуж. Зачем мне еще таскать за собой его фото?

– С собой, – поправила ее Синти. – Ведь я тебя учила…

– Ладно, с собой. Не в этом дело. Может, Феличе выглядит достаточно молодо, но он старый здесь! – Анабелла постучала пальцем по собственному лбу, а затем по груди, в области сердца. – Вот в чем проблема.

Синти понимающе кивнула. Ей ли не знать, что внешне человек может казаться одним, а внутренне быть чем-то совершенно противоположным! Четырехлетний брак научил ее этому. Сначала ощущение ослепительного счастья, а потом разочарование, неприятие и отчаяние.

Спеша скрыть внезапно возникшее нервное напряжение, она заказала себе вторую чашку кофе.

Вообще, сидящие за столиком Анабелла и Синти составляли довольно контрастную пару. Первая была полнокровной семнадцатилетней итальянской красавицей, темноволосой, с поблескивающими светло-карими глазами, нежной, сливочного оттенка кожей и великолепной фигурой. Однако не только это, а непосредственность и живость характера часто делали ее центром всеобщего внимания.

Синти была высокой, элегантной, с подчеркнуто спокойными манерами. Рядом с яркой Анабеллой ее можно было проглядеть. Тем не менее, в жилах Синти тоже текла частица итальянской крови. Ее дедом был Клементе Донелли, выходец из Неаполя. В свое время он без памяти влюбился и американку, вместе с другими соотечественниками совершавшую кругосветное плавание на большом пассажирском лайнере и на неделю, задержавшуюся с туристической группой в городе. Клементе последовал за своей избранницей до самой Америки и домой так больше и не вернулся.

1
{"b":"944","o":1}