ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Жаль, что нам пришлось подняться с постели. Ложитесь, пожалуйста, только скажите, где искать Анабеллу и ее компаньонку.

Мария принесла собственный неиспользованный билет и назвала кинотеатр.

– Их места находятся по соседству с моим, – пояснила она.

Феличе проводил пожилую родственницу до двери спальни, попрощался и покинул гостиничный номер.

Минут через двадцать он подъехал к кинотеатру. Не утруждая себя поисками невесты среди заполнивших фойе зрителей, он прошел прямо в зал, сел на указанное в билете место и стал ждать, когда к нему присоединятся Анабелла и сопровождающая ее женщина.

Пьеса под названием «Грешки покроет мрак ночной» оказалась вполне невинной, однако девушка, выросшая и воспитанная в очень замкнутом мирке, восприняла ее как довольно рискованную.

По окончании спектакля Синти и Анабелла отправились и расположенный неподалеку ресторанчик. Юная итальянка беспрестанно хихикала, повторяя шуточки и удачные выражения из пьесы.

– Вот бы Феличе разозлился, если бы узнал, где я сегодня была! – весело заметила она, сидя за столиком в ожидании заказанных блюд.

– Не понимаю, почему ты согласилась выйти за него замуж, если настолько ненавидишь его.

– Мне тогда было шестнадцать лет. Что я понимала? Знаешь, Синти, когда живешь и учишься в монастыре, где монахини постоянно твердят тебе прописные истины, ты с радостью согласишься на что угодно, только бы выбраться па волю. – Анабелла поморщилась. – И тут появляется этот старик – ладно, ладно, человек среднего возраста! – приятель твоего отца и вдобавок троюродный или четвероюродный брат, не помню. Кроме того, виконт де Бальцано глава всего нашего клана, и мне объясняют, что, так как мой отец умер, имен но этот человек стоит сейчас на страже моих интересов. Сам Феличе решил, что из меня может получиться подходящая жена.

– Он так решил? – саркастически усмехнулась Синти.

– Ну да. Феличе привык единолично принимать решения.

– Даже не поинтересовавшись, чего хочешь ты?

– Он говорит, что я слишком молода, чтобы разбираться и своих желаниях.

Синти возмущенно прищелкнула языком.

– Какая наглость!

– И все же мне пришлось сказать «да», потому что я больше не могла оставаться в монастырской школе, – пояснила Анабелла со вздохом. – Но Феличе оказался хуже всех монахинь вместе взятых. – Она помолчала, морща лоб. – Девушка должна идти под венец с радостью и любовью к жениху. А как я могу полюбить Феличе?

– Я никогда не видела виконта, поэтому не знаю, можно ли его полюбить, – резонно заметила Синти.

– Нельзя! – категорически заявила Анабелла. – Он величествен и неприступен – истинный аристократ. Кроме того, Феличе большой гордец и властолюбец. Он способен только требовать и ничего не прощает. Значение для него имеет лишь честь, личная и клановая. Вообще говоря, Феличе производит сильное впечатление, но полюбить его невозможно!

– Любовь хороша для торжественного свадебного дня, – рассудительно произнесла Синти, – но брак должен быть построен на реальной основе. – Она наполнила бокалы легким красным вином.

– О чем ты сейчас подумала? – спросила вдруг Анабелла, с любопытством вглядываясь в лицо своей учительницы.

– Я? Ни о чем. А что?

– В твоих глазах возникло странное выражение. Ты словно смотрела внутрь себя и видела там нечто такое, что недоступно больше ни кому. – Едва успев договорить, Анабелла поспешно зажала рот ладонью. – Ой! Кажется, своей болтовней я заставила тебя вспомнить о покойном супруге, и ты расстроилась. Прости меня!

– Нечего прощать, – отвела Синти взгляд. – С тех пор как умер мой муж, прошло четыре года, так что я перестала горевать.

– Не правда. Ты никогда не говоришь о нем, значит, втайне тоскуешь. – Анабелле очень хотелось окружить эту историю романтическим флером. – Ах, Синти, ты такая счастливая, ведь ты познала настоящую любовь! А я так и умру, не изведав высоких чувств…

В этом вся Анабелла. То она совершенно трезво рассуждает о своей жизни, а то вдруг принимается с детским восторгом нести мелодраматическую чушь.

– Как бы мне хотелось узнать что-нибудь о твоем муже, синьоре Донелли, – умоляюще произнесла юная итальянка, заглядывая в глаза Синти.

– Давай-ка лучше ешь, – твердо велела та.

Ей меньше всего хотелось разговаривать о покойном супруге, Фабрицио Гутиерри. После его смерти Синти вернулась к своей девичьей фамилии Донелли, желая полностью порвать с прошлым. Обычно она почти не распространялась о личной жизни, но как-то раз обмолвилась, что была замужем за итальянцем, и Анабелла сделала вывод, что фамилия Донелли принадлежала Фабрицио. Желая избежать расспросов, Синти не стала ничего уточнять. Намеренно спеша переменить тему, она заметила:

– Уверена, виконт де Бальцано не будет настаивать на том, чтобы ты сдержала слово, данное в возрасте шестнадцати лет. Если ему объяснить…

– Объяснить? Ха! Феличе не американец, Синти. Он слушает только то, что хочет слышать. И, разумеется, будет настаивать на своем.

– Одним словом, он итальянец. Я начинаю думать, что на брак с итальянцем может решиться только сумасшедшая! – произнесла Синти с большим чувством, чем ей хотелось бы.

– Точно! – подхватила Анабелла. – Знаешь, что моя бабушка говаривала о моем дедушке?..

Синти оказалась благодарным слушателем, и юная итальянка наконец-то смогла излить душу. С чрезмерно впечатлительной Марией ей никогда не удалось бы так поговорить. Еще раньше Синти успела узнать, что детство Анабеллы прошло с отцом, потому что мать умерла от осложнений вскоре после родов. Тем не менее, девушка вновь поведала историю с самого начала, украшая рассказ описаниями оливковых рощ, а также лимонных и апельсиновых садов.

Кроме всего прочего, Синти не без внутреннего трепета узнала, что главное поместье виконта де Бальцано находится на Сардинии. С этим островом у нее было связано слишком много горьких воспоминаний. Есть у Феличе и другие владения, на материке. Впервые Анабелла увидела человека, которому суждено было стать ее женихом, когда ей исполнилось десять лет. Перед визитом в резиденцию виконта де Бальцано – больше похожую на пышный дворец ей было велено облачиться в красивое воскресное платье и вести себя примерно. Она плохо помнила само пребывание в доме Феличе, тем более что посещение было непродолжительным и официальным. Вскоре Анабеллу отправили в монастырскую школу. В шестнадцать лет она осталась без отца, на попечении человека, которого едва знала.

Анабелла все еще продолжала тараторить, когда они вышли из кафе и Синти остановила такси, которое быстро доставило их к отелю. Не умолкла юная итальянка и когда они поднимались в лифте, и даже когда шли по коридору.

В огромной гостиной номера люкс было почти темно, горела лишь небольшая настольная лампа.

– Давай выпьем по чашке кофе, прежде чем ты отправишься домой, – предложила Анабелла.

Пока она звонила и делала заказ, Синти легонько потянулась, с трудом подавив зевоту.

– Тебе настолько идет это платье, что я даже немного завидую, – призналась Анабелла. – Плечиков нет, такое впечатление, будто все, держится лишь на твоей собственной груди. Когда ты поднимаешь руки, кажется, что платье вот-вот свалится. Уверена, все мужчины, видевшие тебя сегодня, втайне на это и надеялись. Мне бы тоже хотелось хоть разок показаться на людях в таком наряде.

– Анабелла! – ужаснулась Синти. – Если бы тебя сейчас кто-то слышал, непременно решил бы, что я подаю тебе дурной пример.

Итальянка порывисто обняла ее.

– Ты мне так нравишься, Синти! Кажется, только ты и способна меня понять.

– Тогда послушай моего совета и пошли своего старца на все четыре стороны. Мы в двадцатом веке живем! Тебя не могут взять в жены против твоей воли, тем более не вправе сделать этот человек, с которым у тебя большая разница в возрасте. Когда-нибудь ты встретишь сверстника, влюбишься и будешь счастлива.

Анабелла хихикнула.

– Кажется, ты утверждала, что только сумасшедшая может выйти, за итальянца, независимо от того какого он возраста!

3
{"b":"944","o":1}