ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Идем!

Та съежилась.

– Терпеть не могу больницы.

– Это не имеет никакого значения. Делай, что тебе велят. Ответственность за судьбу Марии лежит на нас. Ей может понадобиться женское участие. В будущем тебе псе равно придется ухаживать за больными, так что начинай учиться этому сейчас.

Анабелла беспомощно оглянулась на Синти.

– Ладно, – вздохнула та, понимая, что придется смириться с неизбежным. – Я поеду с нами. – Она перевела взгляд на Феличе. – Уйду попозже.

– Вероятно, тогда, когда моя невеста внезапно превратится в ответственную и благоразумную особу? – иронично хмыкнул де Бальцано.

В спешке Синти ничего не ответила. На улице Марию осторожно поместили в машину «скорой помощи». Феличе усадил сопровождавших его дам в стоявший чуть поодаль от входа в гостиницу автомобиль, за рулем которого сидел шофер. Затем он подошел к водителю «скорой» и назвал адрес одной из самых дорогих нью-йоркских клиник.

– Да-да, – кивнула Анабелла, перехватив удивленный взгляд Синти. – Иначе он не может. Мария принадлежит к нашей семье, по этому Феличе чувствует себя ответственным за нее.

– Вообще-то ему не нужно ехать в больницу самому, – заметила Синти. – Большинство мужчин не стало бы этого делать. А вот ты обязательно должна сопровождать Марию.

– Ненавижу болезни, – поморщилась юная итальянка. Но, заметив укоризненный взгляд компаньонки, добавила:

– Кроме того, Марии нужна вовсе не я, а Феличе. С ним ей спокойнее.

– Это заметно.

На Синти, в самом деле, произвели впечатление мягкость и терпение с какими де Бальцано обращался с Марией. Она отметила, что та доверчиво обвила шею Феличе руками и прильнула к нему, как к надежной скале. Иными словами, как бы ни был неприятен виконт де Бальцано, к своим патриархальным обязанностям он относится серьезно.

Когда в больнице Марию увозили в отделение, она вновь умоляюще взглянула на Феличе и дрожащим голосом напомнила об обещании не оставлять ее.

– Синьор де Бальцано не покинет вас, – поспешила Синти перехватить протянутую руку пожилой дамы. – Но ему необходимо задержаться здесь и сообщить врачам сведения о вас. А я отправлюсь с вами. Ведь мы друзья, верно?

Мария слабо улыбнулась, однако тут же перевела взгляд на Феличе. Тот дотронулся до ее руки.

– Синьора Донелли будет меня замещать. Доверяйте ей, как мне самому, а позже я присоединюсь к вам.

Синьора Мария вздохнула и позволила санитарам увезти себя к лифту. С этой минуты ее взгляд словно приклеился к Синти. Было ясно, что она восприняла слова Феличе со всей серьезностью.

Врачам потребовался минимальный осмотр, чтобы установить диагноз. Мария страдала от острого панкреатита и ей требовалось продолжительное лечение.

– Боюсь, вам придется задержаться у нас не меньше чем на месяц, – сказал врач, и Мария без сил откинулась на подушку.

– Почему вы так боитесь? – спросила Синти, когда они остались вдвоем.

– После смерти в больнице моего мужа я ужасно боюсь докторов, – слабо произнесла Мария.

– Когда умер наш супруг?

– Тридцать восемь лет низал.

Синти улыбнулась.

– Послушайте меня. Масса людей, которых не смогли вылечить тогда, сейчас остались бы живы. У вас очень скоро дело пойдет на поправку.

Она продолжала разговаривать с Марией в том же духе, и та постепенно успокоилась. Через несколько минут в палату заглянул Феличе. Он улыбался, и из-за этого его лицо выглядело преображенным.

– Придется немножко подлечиться, зато потом вы будете как новенькая! – шутливо обратился он к своей пожилой родственнице.

– Вы уверены, что я не умру? – робко спросила она.

– Обещаю вам это, – убедительно произнес Феличе. – Мое слово тверже камня, вы знаете. – Наклонившись, он легонько поцеловал Марию в лоб.

В этот момент вошла медсестра и попросила посетителей покинуть палату.

Они оставались в отделении до тех пор, пока им не сообщили, что, приняв лекарства, Мария спокойно уснула под капельницей.

Феличе разбудил прикорнувшую в кресле Анабеллу, и все вместе они спустились в вестибюль. На улице он жестом велел ожидавшему в автомобиле водителю подъехать, распахнул дверцу и взял Синти под локоток, намереваясь усадить в салоп.

– Лучше я поймаю такси и отправлюсь домой, – сказала та, тщетно пытаясь сдержать зевоту.

– Позже, – коротко возразил Феличе. – Нам нужно кое-что обсудить.

Весь обратный путь до гостиницы Синти пропела в полудреме, хотя и слышала бесконечный монолог Анабеллы, изредка прерываемый вставками явно скучающего Феличе, наподобие: «правда?», «не может быть!», «вот это да!».

В отеле он заказал завтрак в номер. Тем временем обе девушки отправились в спальню Анабеллы. Юная итальянка разделась и заявила о том, что идет в ванную. Синти не прочь была последовать ее примеру, но вместо этого лишь набросила на обнаженные плечи один из обширных халатов синьоры Марии.

Когда она вернулась в гостиную, оказалось, что завтрак уже доставлен. Феличе поморщился, увидев Синти в бесформенном одеянии.

– Марии этот халат подходит больше, – хмуро заметил он. – Она уже миновала ту возрастную черту, когда женщина еще является привлекательной для противоположного пола.

– А мне мужчины давно безразличны, – парировала Синти.

– Ложь, и мы оба знаем это, – мрачно констатировал Феличе. – Однако сейчас не место и не время для обсуждения данного вопроса.

– Почему же? Можно и обсудить.

Феличе покачал головой.

– Садитесь и ешьте. Нам следует решить, что делать дальше.

– Нам? – иронично усмехнулась Синти.

Однако Феличе отказался принимать вызов.

– Завтра мы с Анабеллой улетаем в Италию. Мне нужно, чтобы вы отправились с нами и оставались там до свадьбы.

– Я не поеду! – сразу ответила Синти. – И потом, вы что же, собрались бросить Марию здесь, в чужом городе, где у нее даже нет знакомых?

– Если бы вы дали мне возможность закончить мысль, – с оттенком легкой раздражительности заметил Феличе, – я сообщил бы, что, пока вы находились в комнате Анабеллы, мне удалось организовать приезд в Нью-Йорк двоюродной сестры нашей Марии. Она останется здесь до тех пор, пока та не выздоровеет и не будет в состоянии вернуться домой.

– Рада за них обеих, но завтра истекает срок моей работы у вас, так что и этом смысле ничего не изменилось.

– Напротив, вес изменилось самым кардинальным образом! – нетерпеливо воскликнул Феличе. – Даже вам это должно быть ясно.

Синти покачала головой.

– Еще совсем недавно вы считали меня безответственной особой, набивающей голову Анабеллы массой безумных идей. А сейчас я вам понадобилась, и вы готовы все забыть.

Оказалось, что Феличе даже способен краснеть.

– Я вынес о вас поспешное суждение. Позже Анабелла дала мне полный отчет о событиях нынешнего вечера, включая тот факт, что это она заставила вас купить эротическое платье.

– Вовсе оно не эротическое! – быстро произнесла Синти, потуже запахивая полы халата.

– Если бы оно не было таковым, вы бы не набросили на плечи шарф.

– Странно, что вы поверили Анабелле, – заметила Синти, спеша переменить тему. – Ведь, подпав под мое влияние, она начала врать.

– Анабелла занимается этим с детства, – ворчливо произнес Феличе. – Вы здесь ни причем. Кроме того, я всегда знаю, когда она лжет. На этот раз Анабелла говорила правду.

– И когда же она успела отчитаться перед вами?

– По пути из больницы в гостиницу.

– А, вот о чем она трещала. Я задремала и слышала ее голос, словно сквозь вату. А также ваши редкие замечания. Должна сказать, вы были просто очаровательны!

Феличе окинул собеседницу непроницаемым взглядом.

– Я плохо переношу бессвязную детскую болтовню.

– О, вам лучше поскорее привыкнуть к ней, если вы вознамерились жениться на ребенке!

– Может, лучше поговорим о делах?

– А что о них говорить? Вы предложили мне отправиться в Италию, я сказала «нет». И на том конец. Чего еще вы хотите?

7
{"b":"944","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Будь одержим или будь как все. Как ставить большие финансовые цели и быстро достигать их
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Билет в любовь
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Дистанция спасения
Рунный маг
Тайны жизни Ники Турбиной («Я не хочу расти…)
Лабиринт Ворона
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа