ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы наглый…

— Не ругайтесь понапрасну. Все равно никто из нас не в силах это изменить.

— Не правда! — гневно бросила Мария.

— В самом деле? — Тео заглянул ей в глаза, поднял руку и медленно погладил по щеке.

Это ощущение потрясло ее. Его прикосновение было легким как перышко, но бросило в такой жар, какого она никогда в жизни не испытывала. Казалось, мир завращался…

— Макс-ребенок, — тихо сказал Теодор. — А вы-нет. Вы женщина. И вам нужен мужчина.

— Но не вы, — с трудом вымолвила она. — Никогда…

— Почему? Чем мужчина, который может оценить вас, хуже этого сосунка, который хочет, чтобы вы заменили ему мать? Он все забудет. Но мы… Мы — нет.

У Марии зазвенело в ушах, однако она упорно цеплялась за одну и ту же мысль: этот беспринципный человек не остановится ни перед чем, чтобы разлучить их. Даже если для этого понадобится соблазнить ее. А когда разлука станет явью, отшвырнет ее прочь.

Она изо всех сил напоминала себе об этом, однако прикосновение Тео сводило ее с ума. Пыталась вырваться, но его глаза держали ее в гипнотическом трансе. Кончики пальцев приблизились к ее губам и начали медленно обводить их контуры. Возбуждение стало невыносимым. Она не знала, что способна на такие чувства. Тео вынуждал ее испытывать желания, которых следовало остерегаться, и заставлял понять, что за их взаимной неприязнью скрывается совсем другое чувство, куда более опасное, чем враждебность.

Губы Марии горели от желания прильнуть к его губам. Не хватало воздуха. Она хотела, чтобы это поскорее кончилось… и не кончалось никогда.

— Скажи только одно слово, — шептал он, — и я сделаю все, что нужно. Сегодня же увезу тебя, и ты больше никогда не вспомнишь о Максе…

Мария испустила долгий, судорожный вздох, пытаясь справиться с бешено колотящимся сердцем. Упоминание о Малыше добавило ей смелости. Малыш любит ее. То, что делает с ней его брат, разобьет ему сердце.

— Уберите руки! — решительно сказала она.

У Теодора дрогнуло лицо. Он думал, что уже заманил ее в ловушку, и разозлился, обнаружив, что жертва сумела бежать.

— Что бы сказал брат, если бы узнал правду о вас? — требовательно спросила она.

— А в чем, по-вашему, правда?

— Что вы — человек, который пытается соблазнить невесту собственного брата.

Тео вздрогнул, и его лицо стало жестоким.

— Будете отрицать?

— Конечно буду. Я пойду на все, лишь бы защитить мою семью. Слышите, на все! Я вас предупредил. Я бы играл честно, если бы вы проявили благоразумие. У вас была бы своя квартира и все остальное. Но вы хотите быть умнее. Что ж, посмотрим, кто из нас окажется умнейшим, мудрая черепаха.

Он резко поднялся и пошел к дому. Дрожащая Мария осталась сидеть. На какое-то мгновение взгляд и голос этого человека заставили ее забыть обо всем на свете. Она тряслась от ужаса.

Вскоре пришел Максимилиан.

— С тобой все в порядке? — тревожно спросил он. — Никто не обидел тебя?

— Нет, все нормально, — ответила она. — Но я бы с удовольствием легла. Я очень устала.

Макс отвел ее в дом, Франк поцеловал на ночь, но Теодора нигде не было.

Оказавшись в спальне, Мария захлопнула за собой дверь и привалилась к ней спиной. Ставни были открыты, и лунные лучи освещали что-то, лежавшее на кровати.

Мария зажгла свет и подняла с покрывала объемистый конверт, доверху наполненный долларами. Пять тысяч, с испугом поняла она, вывалив на кровать его содержимое. Кроме того, оттуда выпала записка с несколькими словами:

Ради Бога, возьми это и уходи. Т. X.

3

Ночь была жаркой и душной. Мария ворочалась с боку на бок, пока не сбросила с кровати простыни, но облегчения это не принесло. Она не могла уснуть, потому что внутри бурлил неистовый гнев.

Мечты о том, что в Америке Хантеры ее примут с распростертыми объятиями и сделают членом семьи, разлетелись в прах. Тео жестокий, несправедливый человек все разрушил! Она ненавидела его!

При воспоминании о встрече в саду в венах вскипала кровь. Вызывающая сексуальность Теодора впервые заставила Марию понять, что она связалась с мальчиком, который может никогда не повзрослеть. Ненависть к Тео ничего не меняла. Это такое же сильное чувство, как и любовь. Даже сильнее. Волновала ли ее любовь Макса? Она испытывала к нему благодарность и нежность, но эти чувства не шли ни в какое сравнение с теми, что она испытала наедине с его братом. Она говорила себе, что нежности достаточно, верила в это, но теперь…

Мария села и потрясла головой, пытаясь избавиться от наваждения. Нельзя позволять себе так думать! Она любит Макса. И какая разница, что это не та любовь? Уже поздно. Он отец ее ребенка. Молодая женщина заставила себя вспомнить его доброту, то, как он гордился ею и заботился о ней. Но почему он не сказал своим родным о ребенке?

Потому что боится брата, мелькнуло в мозгу. Макс боялся Тео так же, как дитя боится строгого отца. Девушка гнала от себя эту нестерпимую мысль, но та сидела в мозгу как заноза.

Она встала, подавленная страхами и жарой, настежь открыла окна и жадно вдохнула ночной воздух. Судя по небу, до рассвета оставался какой-нибудь час.

Мария накинула тонкий нейлоновый халатик и выскользнула из комнаты. Нужно было найти выход в сад и остыть. Какое-то время она беспомощно бродила туда и сюда, пока не увидела под дверью полоску лунного света. За дверью оказалась каменная лестница, которая вела в галерею. Спустившись до половины, женщина села на ступеньки, прислонилась к мраморной стене и закрыла глаза. Наконец-то прохлада, какое счастье!

Она едва не задремала. Затем послышался сердитый голос Теодора, дверь распахнулась, и во двор пулей вылетел рассерженный Макс.

Тео шел за ним следом.

— Не смей убегать, когда я с тобой разговариваю, — бросил он.

— Я и так слушал тебя несколько часов! — огрызнулся Малыш.

— А я еще ничего не сказал.

Братья остановились у освещенного луной фонтана. Мария ясно видела их сквозь перила.

Они были в той же одежде, что и за обедом. Значит, разговор действительно был долгий и безрезультатный. Тео снял пиджак и расстегнул воротник белой рубашки. Его грудь гневно вздымалась и опадала.

— Есть вещи, которые я обязан сказать, так что придется выслушать, — чуть спокойнее сказал он.

— Я уже все выслушал, — устало ответил Макс. — Я знаю, что прежде был дураком, но Мари — это настоящее.

Тео издал короткий язвительный смешок.

— Ты говорил это о каждой из своих девиц! Мария беспомощно поглядела наверх. Если бы можно было незаметно вернуться к себе в комнату! Хотелось остаться здесь и узнать, что скажет Малыш в ее защиту, но подслушивать было стыдно. А вдруг ее застанут? Она вздрогнула при мысли о презрении Теодора.

Мария попыталась встать, но задела каблуком за ступеньку и в ужасе застыла на месте.

— Что это было? — спросил Тео, оглядываясь по сторонам.

— Ты о чем?

— Кажется, я слышал шум.

Братья прислушались. У Марии так стучало сердце, что она была уверена: ее вот-вот обнаружат.

— Ночь полна всяких шорохов. Наверное, кот охотится за мышами. Не обращай внимания.

— Да, давай вернемся к женщине, которая околдовала тебя, — негромко сказал Теодор. — Я никогда не видел тебя таким глупым и таким одержимым!

— Потому что она совсем другая. Разве ты не видишь?

— Я вижу, что она кажется другой, — уступил брат. — Внешность у нее скромная, но это обманчиво. Эта женщина умна, проницательна и образованна.

— Еще бы! — Макс воинственно воззрился на брата. — А ты не можешь себе представить, что умная женщина может обратить на меня внимание…

— Плохо верится, — угрюмо признался Теодор. — Гонять на машинах, тратить деньги на дорогие безделушки, вступать в конфликт с законом — все это по твоей части. Но мозги…

— Думай, что хочешь. Мари любит меня.

— Она любит твои деньги, вот и все. Сегодня вечером ты сам все слышал. Сирота без гроша за душой, да еще и на пять лет старше тебя. Ты ей просто с неба свалился, и она воспользовалась этим! Потом ты привез ее сюда, и она узнала про наше богатство. Видел бы ты ее лицо, когда она осматривала сад! Наконец-то ей улыбнулась удача.

7
{"b":"945","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Правила выбора, или Как не выйти замуж за того, кто недостоин
Няня для олигарха
Чужой среди своих
Лошадь, которая потеряла очки
Почтовый голубь мертв (сборник)
Маленькая жизнь
Нелюдь. Время перемен
Дело сердца. 11 ключевых операций в истории кардиохирургии
Синий лабиринт