ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы попробуйте привязать к палке рыболовную леску, но потолще, так чтобы она не порвалась.

На следующий день я провел эксперимент. Айк был, кажется, поражен, что это за невидимая сила тянет палку к хозяину. Так прошел день, другой, третий. И каждый раз палка не хотела играть с ним, а стремилась ко мне. Более того, когда он таким образом подходил, я давал ему любимое лакомство: кусочек сырого мяса. Только так он спустя много времени научился приносить «апорт».

Вы помните, я рассказывал, как мы втроем тащили его по буму. А через месяц этот снаряд стал самым его любимым. И когда мы приходили с ним на площадку, первым делом без моей помощи, самостоятельно он проходил по буму раз, другой, третий.

Своенравие и упрямство Айк вдруг неожиданно проявил в другом: в один прекрасный день он отказался подняться по лестнице. Пришлось втащить его на поводке. Я думал, это шалость одного дня. Но он отказался выполнить мою команду и на другой день, и через неделю. Всю полосу препятствий «проходил» великолепно, а вот лестницу — никак. Так я и не понял, что была за причина его неожиданного отказа взбегать вверх по широким ступенькам. Но каждый раз я силой заставлял его выполнять это упражнение. И настойчивость взяла наконец верх. В один из дней он вновь с охотой вбежал вверх на площадку.

Так, шаг за шагом Айк постигал эту сложную науку — ОКД — общий курс дрессировки.

Впереди были экзамены и второй класс — ЗКС — защитно-караульная служба.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Быстро пролетело время. 31 марта нашему питомцу исполнился год. Накануне мы собрались на семейный совет, чтобы обсудить один важный вопрос: как лучше отметить день рождения Айка. У людей все проще: имениннику надо выбрать подарок, который обрадовал бы его, прийти в гости и поздравить. Кстати, Эсвэ так и предложил:

— Давайте пригласим к нам всех его друзей. — И тут же сам засмеялся на свое предложение: — Представляю, что здесь будет.

— А может быть, купить ему косточки? — предложила Тамара.

— Мама, — посмотрел на нее с серьезным видом Эсвэ. — Разве ты забыла, что говорил нам дядя Женя?

… И действительно, месяца два назад разговор насчет костей был. Женя поинтересовался тогда, даем ли мы Айку грызть кости. Тамара ответила, что иногда даем.

— Лучше этого не делать, — сказал Женя. — У доберманов должна быть сухая голова. Когда же он грызет кости, то у него разрабатываются мышцы скул. Становятся полными щеки. А это очень плохо, так как на выставке судьи могут снизить оценку.

— А как же тогда он должен укреплять зубы? — поинтересовался я.

— Можно и нужно давать хрящи. Наверняка он будет грызть палки. Но все это — мягкое и не требует большого усилия мышц…

— У меня есть предложение, — поднял я руку.

— Говори, папа, — тоном строгого учителя на уроке произнес Эсвэ.

— Я предлагаю купить ему побольше колбасы. Он ее очень любит. Это — раз. Его мы не часто балуем. Два. И в-третьих, ему будет приятно получить изрядную порцию этого лакомства.

Так мы и решили. На следующий день вечером мы собрались за праздничным столом. Поскольку каждый из нас принимал участие в воспитании Айка, то каждый и получил свое любимое лакомство: Тамара — конфеты «Василек», Сережа — вафли, а я — халву. На месте кормления щенка стояла миска с кусочками колбасы.

Мы пригласили Айка в комнату. Каждый из нас пожал ему лапку, пожелал здоровья, быть послушным и больше никогда не красть из коридора тапочки, которые частенько по забывчивости мы не убирали в шкаф. Но кажется, пожелания наши он выслушивал вполуха. Все его внимание было приковано к миске: Айк уже успел унюхать лежащую в ней колбасу. Затем мы разрешили подойти к миске. Мы и глазом, как говорится, моргнуть не успели, как она была пуста. А Айк уже смотрел на нее взглядом, полным надежд на добавку, которая не замедлила последовать.

— Теперь, — сказала Тамара, — давайте подведем некоторые итоги нашего воспитания щенка. Поговорим о том, что было в этом воспитании правильно, а что неправильно. Какие были допущены ошибки, чтобы впредь нам их не повторять. Кому первому мы предоставим слово?

— Конечно, тебе, — в один голос произнесли мы с сыном.

Эсвэ тут же добавил:

— Ведь ты же у нас хозяйка дома.

— Вот если бы ты всегда помнил об этом и выполнял все приказания хозяйки дома, это было бы так хорошо, — усмехнулась Тамара.

В ответ Эсвэ захрустел вафлей.

— Вероятно, главная наша ошибка состоит в том, — сказала Тамара, — что мы очень балуем Айка. Особенно Сережа и, в какой-то мере, папа. Да и я тоже иногда бываю с ним чересчур нежна. Мы забываем, что к собаке надо относиться строго и требовательно. А у нас что происходит? Входишь в комнату и видишь такую картину: на диване бок о бок разместились Сережа и Айк. Я начинаю сгонять щенка с дивана, а Сережа цепляется за него, говорит: «Не уходи» — и еще обижается на меня, что я так грубо сгоняю собаку. Айк должен твердо знать свое место.

— Но его я не зову, он сам приходит, — попробовал возразить Эсвэ.

— Сережа, — улыбнулась Тамара, — надо быть честным мальчиком.

Эсвэ опустил голову.

— Дальше. Щенок никогда не должен подходить к столу, когда мы едим. А уж тем более ты не должен ничего давать ему со стола…

— Даже в том случае, если он выполняет команды «сидеть» или «голос», — добавил Сережа и, улыбнувшись, посмотрел на маму.

— Признаю свою ошибку, — согласилась Тамара. — Но это бывает так редко.

— А не должно быть никогда, верно, папа? — повернулся он ко мне.

Что греха таить, и я мог со стола дать Айку незаметно кусочек колбаски или мяса.

— Ошибка наша еще и в том, — продолжала Тамара, — что с раннего возраста мы не ограждали Айка от посторонних ласк. Разрешали родственникам, знакомым, детям во дворе гладить и ласкать его. То, что он добрый, — это хорошо, но он не должен ласкаться к посторонним, не должен быть доверчивым к чужим. И, наконец, еще об одной ошибке: заранее Айк не был обучен основным командам. Поэтому-то сейчас на занятиях и приходится трудно и ему и папе.

— Не хватит ли критики, мама? — предложил Эсвэ. — Пусть теперь папа скажет, что, на его взгляд, мы делали правильно.

— Хорошо, — согласилась Тамара.

— Главное, что приобрели именно доберман-пинчера, — проговорил я.

— Но уж это ты скорее себя хвалишь, чем его, — заметила Тамара.

— Почему себя? По-моему, все решили, когда еще года два назад обсуждали, собаку какой породы нам стоило бы приобрести. Мне кажется, что мы правильно кормили щенка. Много гуляли с ним.

— Можно мне добавить? — поднял руку Сережа.

— Конечно.

— Мы правильно делали, что регулярно записывали все наши замеры и следили за тем, чтобы он был не перекормленным щенком. Ведь если бы мы его перекармливали, у него могла бы провиснуть спина.

— И нарушиться обмен веществ, — добавила Тамара.

— Верно, — согласился Сережа.

Айк тем временем сидел в дверях и, казалось, очень внимательно слушал наш разговор. Во всяком случае, каждый раз, когда произносили его кличку, он шевелил то одним ухом, то другим и наклонял голову. Вероятно, ему очень уж хотелось вникнуть в суть разговора и понять, что же это такое сегодня происходит.

Во время нашего обсуждения мы, естественно, не забыли вспомнить о Жене. Человека более отзывчивого, доброго и бескорыстного в советах, как Женя, нам еще не приходилось встречать. В том, что мы растили хорошую, по оценкам специалистов, собаку, огромная заслуга принадлежала ему. Его терпению просто можно было позавидовать: ведь порой, особенно в первые месяцы после появления у нас щенка, мы звонили ему по нескольку раз в день. И каждый раз получали исчерпывающие ответы на наши многочисленные вопросы. Нам повезло: дом Жени находится в четырех троллейбусных остановках от нас и поэтому бывали случаи, и нередкие, когда он говорил: «Знаете, вопрос действительно серьезный. Я лучше сейчас к вам подъеду, посмотрю, а потом уж вместе решим, что нужно делать». От Жени мы, например, узнали, что доберманов лучше не мыть, а протирать тряпкой, смоченной специальным составом. Нужно смешать в определенной пропорции воду, водку и немного уксуса. Состав этот уничтожает специфический запах, который возникает у собак. А кроме того, способствует блеску шерсти. Собака становится чистой.

10
{"b":"94525","o":1}