ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Советовали многое и разное. Одни говорили, что нужно сделать просто: забраться со щенком на плот, на котором по пруду катались мальчишки, отплыть от берега метров на десять и бросить в воду щенка. Другие говорили, что лучше всего надеть на него ошейник, пристегнуть поводок и затащить Айка в воду. Третьи — быть терпеливым и постепенно приучать его входить в воду. К последнему совету я прислушался. Ведь щенок уже раз был напуган встречей с водой. С него нужно было снять эту водобоязнь, а бросание с плота могло еще больше отпугнуть его от воды. И я начал действовать постепенно. Гуляя с ним на берегу пруда, я каждый раз бросал палку ближе к воде. Более того, и сам каждый раз приближался к воде. Мне нужно было, чтобы Айк, подбегая ко мне, не обращал внимания на воду, не пугался ее близости. Так продолжалось около месяца. Щенок уже привык, бегал совсем рядом с водой и даже как-то, разгорячившись, начал жадно пить из пруда. И тогда я решил бросить палку так, чтобы один ее конец оставался на земле, а другой был в воде. Это обстоятельство нисколько не смутило Айка. Тогда я бросил ее подальше от берега. Он после короткого раздумья влез в воду и принес ее мне. Барьер страха был преодолен. Во время одной из наших прогулок палка полетела от берега уже метров на пять. И Айк… поплыл за ней. Это был очень смешной заплыв: полтуловища было над водой, он отчаянно бил по воде лапами и фонтан брызг летел в разные стороны. От этого «оригинального» стиля я никак не мог отучить Айка. Он уже спокойно переплывал пруд, даже более того, как я отметил, ему нравилось плавать, но вот стиль — он вызывал у всех усмешку. Я долго ломал голову, как быть, пока однажды Айк сам не подсказал мне выход. В пруду плавала сравнительно большая и тяжелая доска. Айк же, отправившись за брошенной ему палкой, решил прихватить и эту доску. Но она не давала ему возможность плыть прежним способом. Доску он на берег выволок, и, пока отряхивался, я снова бросил ее в воду. Айк поплыл за ней, фонтанируя, но обратно приплыл нормальным собачьим стилем. Примерно неделю-две посылал я его в воду за доской. За это время он привык плавать спокойно. А кроме того, тяжелая доска заставляла работать его мышцы с тройной нагрузкой. Так вода стала не врагом, а другом моего питомца.

ПЕРВЫЙ РАЗ В ПЕРВЫЙ КЛАСС

Незаметно пришла пора приступать к занятиям. Нам повезло: площадка, где проходили занятия, находилась недалеко, за тем самым пустырем, где мы гуляли. Надо сказать, что до начала занятий на площадке мы не учили Айка командам «лежать», «стоять», «апорт». Единственное, чему его обучила Тамара, так это команде «сидеть», которую он часто выполнял за… кусочек колбасы или в худшем случае за хлебную корочку. И как выяснилось позднее, это было нашей большой ошибкой.

Дело в том, что у доберманов особый характер. Это своенравные, легко возбудимые собаки. Поэтому нужно быть особо осторожным в дрессировке. Необходима железная требовательность. Порой, команду нужно повторять несколько раз, до тех пор, пока не добьешься ее выполнения. Однажды дав понять доберману, что он может не выполнить приказание, в следующий раз заставить его будет уже во много раз труднее. Но повторяю, поняли мы это, к сожалению, поздно. Необходимо с детства приучить его выполнять основные команды. Отшлифовкой их уже можно было заниматься с инструктором на площадке, равно как и приучать собаку к другим командам. Единственное, что мы сделали правильно — не заставляли его до занятий прыгать через барьер. Как выяснилось позднее, чрезмерное увлечение прыжками способно отрицательно повлиять на развитие щенка: один неосторожный прыжок — и неокрепший позвоночник или мягкие еще суставы ног будут повреждены.

Итак, в назначенное время мы были на площадке. После короткого знакомства с владельцами собак, инструктор дал команду: «Направо. По кругу шагом марш». Вот тут-то все и началось. Айк никак не желал идти рядом. «Что это еще за глупости? — вероятно, думал он. — Вокруг столько собак, можно отлично поиграть, а тут иди на поводке, да вдобавок тебе еще дают какую-то команду «рядом» и дергают за поводок. Нет, так дело не пойдет». И он сделал хитрое движение, чтобы избавиться от ошейника. Но из этого у него ничего не получилось. Тогда он избрал другой путь: начал подпрыгивать, хватать меня за рукав пиджака, то есть проделывать то, что проделывал порой, когда мы шли с ним на пустырь. И снова команда «рядом» и рывок за поводок. Айк растерялся и приутих, видя, что из его затеи ровным счетом ничего не выходит.

После четвертого круга я почувствовал вдруг, что он идет спокойно и не тянет за поводок. Я чуть отпустил его. Но уже в следующее мгновение он рванулся в сторону. Пришлось вновь подать команду и, одернув его, вернуть к ноге.

Команду «сидеть» Айк выполнил на пятерку и тут же посмотрел на меня, видно помня о положенном в таких случаях куске колбасы. И я не обманул его надежд: погладил, сказал: «Хорошо, хорошо» — и дал лакомство. С командой «лежать» было хуже. Наступил момент, когда я сам чуть было не улегся на землю, чтобы объяснить ему, как это делается. Но оказывается, все было куда проще. Стоя рядом с собакой, нужно пропустить поводок под подошву левой ноги и, подав команду, потянуть за него. Это движение поводка прижмет собаку к земле. Как только она ляжет, необходимо снова поощрить ее лакомством.

Так одну за другой, с муками и отчаянием, что все равно ничего не получится, выполняли мы одну команду за другой.

Кто-то не выдержал, закричал на собаку и хлестнул ее поводком. Инструктор тут же сделал этому человеку замечание, а затем обратился ко всем нам:

— Я понимаю, как вам всем сейчас трудно. Больше того, я знаю, что многие из вас думают: «Больше не пойду позориться, все равно ничего не получится. Знайте, вы глубоко заблуждаетесь. Ваш труд, ваша настойчивость должны одержать победу. Иначе, какой же вы собаковод. И запомните главное: не повышайте голос на собаку, говорите спокойно, негромко, но властно. Собака должна чувствовать вашу силу в голосе, а не раздражение. И не следует бить животное. Поймите, вашему питомцу еще трудно понять, что вы от него хотите. У него еще не выработался рефлекс на ту или иную команду. И последнее. Сделайте два шага вперед, кто перед занятиями хоть полчаса гулял с собакой.

Все остались стоять на своих местах.

— Вот видите, — продолжал он, — собаке хочется побегать, порезвиться, а вы принуждаете делать какие-то непонятные ей вещи. Минимум час должна гулять собака без поводка перед занятиями. Тогда вы сами поймете, насколько легче она станет воспринимать ваши команды. А теперь к буму.

Боже мой, я и не знал, что мой Айк, краса и гордость пустыря, мой рослый, здоровый пес окажется таким трусом. Мало того, что я не мог один втянуть его на бум, мы не могли сделать это даже вдвоем, и только втроем, с огромным трудом, поддерживая его под живот, скорее, волоча, а точнее, неся над бумом, мы прошли эти несколько метров по обе стороны от доски, покоящейся на упорах. В конце бума я вздохнул с облегчением.

— Погладьте, похвалите и дайте лакомство, — услышал я за спиной голос инструктора. — И… давайте еще раз.

И снова была сплошная мука, позор, невиданный позор и какое-то злобное клокотание внутри Айка.

К моему великому удивлению, по лестнице он взбежал с большим удовольствием. И, видно желая окончательно поразить меня, в первый раз в жизни с ходу преодолел штакетник.

Не помню, кто кого довел до дома: я его или он меня. Руки и ноги мои ныли, сил не было совсем. Я плюхнулся в кресло и проговорил:

— Кажется, этот пес доконает меня окончательно.

А пес тем временем растянулся на полу и сладко заснул. Напряжение первого школьного дня дало о себе знать.

Чтобы больше не возвращаться к теме о занятиях, вкратце расскажу, что же было дальше.

Занятия проводились на площадке под руководством инструктора раз в неделю. Но каждый день либо на пустыре, либо рано утром на площадке я повторял с Айком основные команды. И то ли на него влияло присутствие собак и он нервничал, то ли еще по какой причине, но, когда мы занимались с ним одни, он довольно хорошо и четко выполнял все приказания. И лишь с апортом, когда собака должна принести брошенный на расстояние предмет, дело обстояло плохо. Схватив палку, Айк начинал бегать с ней по площадке, играть и совершенно не реагировал на мои команды. И еще. После того как собака усажена у левой ноги, нужно бросить перед собой какой-либо предмет, метров на пять. Причем собака не должна без команды бежать за ним. И лишь после того как вы произнесли слово «апорт», она должна взять его, вернуться к вам, но уже с правой стороны, обойти сзади, сесть у левой ноги и держать предмет в зубах до тех пор, пока вы его не возьмете. Айк же срывался за своей палкой сразу после броска. И никакая команда «сидеть» не могла удержать его. Тогда я стал делать ложные движения, держа его на поводке. Брал палку в руку и делал вид, что бросаю, одновременно повторяя «сидеть, сидеть». Вскоре он наконец перестал срываться с места без команды. Теперь нужно было приучить его приносить палку. Но как это сделать? Своими муками я поделился с инструктором, да он и сам видел во время занятий, что это упражнение Айк неизменно выполняет на единицу с минусом.

9
{"b":"94525","o":1}