ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Двойная жизнь Алисы
Занавес упал
Наследие
На Туманном Альбионе
Дважды в одну реку. Фатальное колесо
Соглядатай
Синий пёс
Катарсис. Северная Башня
Код да Винчи 10+
A
A

Палома с первой секунды почувствовала себя в своей тарелке. Она знала, что выглядит великолепно в стильном платье, в тяжелых золотых украшениях – очередной подарок Антонио – и с замысловатой прической. Кроме того, она уже была знакома со многими из присутствующих и держалась весьма непринужденно.

Антонио был к ней необыкновенно внимателен, прилежно представлял тех, кого она еще не знала, и в глазах его читались и гордость за нее, и поощрение. Затем он, как и обещал, оставил ее в покое и переключился на остальных гостей. Среди приглашенных было множество его приятелей, и Палома не сомневалась, что те не дадут ему скучать. Время от времени он отыскивал ее взглядом, молчаливо спрашивая, нуждается ли она в его помощи. Палома в ней не нуждалась.

Ее уверенность в себе росла, и скоро она вполне освоилась в этом обществе. Среди гостей сеньора Ортуньо были люди из разных стран, и ее способность быстро переходить с одного языка на другой потрясала их. Палома прекрасно говорила по-испански, по-французски и по-английски. Уже за одно это она могла бы сказать спасибо отцу – ведь ради него она годами корпела над учебниками.

– Антонио, ты совсем не обращаешь внимания на бедняжку Палому, – упрекнула сына донья Долорес, заметив, что он старается держаться подальше от невесты.

– Бедняжку Палому? Можно подумать, она нуждается в моем внимании. Ты только посмотри на нее! Она прекрасно справляется и без меня. – Антонио кивнул в ту сторону, где Палома оживленно беседовала с пожилым англичанином, владельцем старинного замка и скаковых лошадей.

– Боюсь, она слишком много общается с другими мужчинам, – покачала головой его мать.

Через несколько минут она вновь подошла к сыну.

– Антонио! Обрати внимание, сеньор в белом то и дело дотрагивается до плеча Паломы, а вон тот господин даже норовит обнять ее за талию!

– Мама! Господин, который пытается обнять ее за талию, сам Федерико Ортуньо, и он скупает все раритеты на аукционах Сотби, – сказал Антонио так, словно это все объясняло. – Разве я могу с ним соперничать? Да и потом, все это совершенно невинно.

– Гмм… но все же знают, что этот Ортуньо один из самых распутных людей Мадрида.

– Мама! Для меня важно то, как ведет себя Палома, а она поглощена лишь своей живописью. Эта девушка – сама невинность. – По лицу его вдруг скользнула тень, и он тяжело вздохнул.

– Сынок, что-то ты неважно выглядишь.

– Что ты, все в порядке. Не беспокойся по пустякам. Мы современные люди, а в наше время на многое приходится смотреть сквозь пальцы. Прости меня.

Он поспешно отошел в сторону, так как чувствовал, что ему необходимо побыть одному. Он вышел в сад и там, под сенью деревьев, задумался о том, что с ним происходит. Он сказал матери, что Палома – «сама невинность», и эти слова ранили его.

«Сама невинность. Невинность» – именно так он отвечал всем, кто пытался предупредить его насчет Исабель, той женщины, которой он отдал свое сердце. Отдал, чтобы ничего не получить взамен. Он безоговорочно верил ей. Даже когда поползли слухи, он отмахивался от них, не желая ничего слушать. Влюбленный слепец! Как же он ошибался! Исабель не была верна ему, и все всплыло наружу так неожиданно и грубо, что почти раздавило его. Антонио словно вновь пережил ту безобразную сцену и содрогнулся.

Но Палома совсем другая. Она живет в своем мире. Такие люди не могут лгать. Нельзя сказать, чтобы Антонио доверял ей. Он был в ней уверен, но уверенность и доверие – несколько разные вещи. А доверять он не сможет больше ни одной женщине. Как бы там ни было, он не повторит ошибки.

Антонио наконец смог взять себя в руки. Почувствовав, что все в порядке и растерянность миновала, он вернулся в гостиную. Палома пользовалась поразительным успехом. Казалось, все мужчины только и мечтают подойти к ней и перекинуться парой слов. Время от времени она оглядывалась по сторонам и, заметив Антонио, оживленно беседующего с очередной красоткой, вновь переключалась на своего собеседника. А потом она увидела кое-кого, кто заставил ее забыть обо всех прочих, включая Антонио и хозяина дома.

– Мария Кончита!

В гостиную входила ее сестра. Заметив Палому, та устремилась прямиком к ней, ловко лавируя между гостями.

– О, дорогая! – Мария Кончита повисла у нее на шее и шепнула: – Я столько слышала о тебе! Ты и вправду помолвлена с Антонио Торрес-Кеведо?

– Вроде бы да, – улыбнулась Палома. – Хотя не уверена.

– О, моя осторожная младшая сестричка! – восхищенно произнесла Мария Кончита. – Если бы только я могла чему-нибудь у тебя поучиться.

– Ну, тогда бы ты не была непревзойденной Марией Кончитой! – смеясь, ответила та. – Где ты пропадала все это время?

– В Ницце. Я вернулась сегодня и сразу же примчалась сюда, потому что мне сказали, будто бы у Ортуньо будет Антонио Торрес-Кеведа с невестой. Вот так! О, моя умненькая сестричка! Ну и как ты находишь нашего Ледяного мужчину?

– Ну…

– Ладно, потом расскажешь. Дорогая, вот это кольцо! – Мария Кончита восхищенно присвистнула. – Оно должно стоить никак не меньше…

– Прошу тебя! Не все так просто, – поморщилась Палома.

– Ты права. А с Антонио по-другому и не бывает. Тот еще тип, знаешь ли. Ты должна постоянно держать его в напряжении. Ни да ни нет. Кстати, – переключилась Мария Кончита на другую тему, – я слышала, что ты свела с ума самого Федерико Ортуньо!

– Он обещал показать мне свою коллекцию, – сдержанно ответила Палома.

В этот самый момент к ним подошел Федерико Ортуньо и, приобняв обеих за плечи, повел по особняку. Он очень долго и подробно рассказывал обо всем, мимо чего они проходили, и вскоре Мария Кончита заскучала. Придумав совершенно невероятный предлог, она поспешила назад, в гостиную, но ни Палома, ни Федерико даже не заметили ее исчезновения.

Когда Мария Кончита вошла в гостиную, ее окружили десятки поклонников и просто знакомых. Улыбнувшись каждому, она попыталась выбраться из тесного кольца, и в конце концов ей это удалось. Почувствовав себя свободной, она отправилась на поиски Антонио и вскоре обнаружила его у окна с бокалом в руке. Они тепло поприветствовали друг друга.

– Кажется, я сама не знала, во что втравливаю тебя, – вздохнула она, – Я о Паломе. Как ты ее находишь?

– Она идеальная невеста, не считая невинной привычки в разгар вечеринки исчезать в неизвестном направлении с другими мужчинами, – горько сказал он.

– Ах ты ревнивец! – улыбнулась Мария Кончита. – Не переживай, Ортуньо водит ее по дому и показывает всякие забавные штучки. Ну, там разные картины, скульптуры.

– Я и не думаю ревновать.

– Послушай, должна сказать тебе одну вещь. У Паломы сложный характер. Никогда не знаешь, что она выкинет в следующую секунду. Должна признаться, что завела тот разговор тогда, потому что злилась на тебя. И мне казалось, что, если ты познакомишься с моей сестричкой, она сможет поставить тебя на место. Извини, если что не так.

– Ты всегда была ребенком! – Антонио посмотрел на нее с раздражением. – Некоторые твои проделки ни в какие ворота не лезут. Я-то способен постоять за себя, но тебе не кажется, что ты не совсем хорошо поступила с Паломой? Ты не подумала о ее чувствах.

– Эй, на что ты намекаешь? Думаешь, она могла в тебя любиться? – Мария Кончита расхохоталась. – Как бы не так, дорогой! Я ни за что не стала бы вас знакомить, если бы допускала хоть малейшую возможность того, что ее чувства будут задеты. Мне прекрасно известно, что ты не способен влюбиться. Но в том-то и дело, что на это не способна и Палома. Вот так-то! Неужели ты до сих пор этого не понял? – И она удалилась, избавив его от необходимости отвечать.

8

Как-то раз Антонио сказал Паломе, что ее имя известно многим. Но девушка даже не подозревала, насколько он близок к истине. И теперь, когда ей удалось преодолеть «барьер Ортуньо», весь Мадрид только и говорил о ней как о необыкновенной девушке. Еще бы, такая молодая и красивая и в то же время ас своего дела, ведущий специалист по оценке произведений живописи! Репутация Паломы возросла, и ее услуги становились все более востребованными.

22
{"b":"946","o":1}