ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Семен кивнул: понял и принял.

- Руками больше не размахивай. По-человечьи объясни, как сейчас. Договорились? А то ведь ответку могу кинуть и пойдет ненужная заваруха.

- А ты поймешь?

- Не дурак.

- Ладно, - успокоился окончательно парень, кивнул землянину на диван. - Посиди, у меня еще пару разговоров наметилось. Ты прав оказался - мама отца сразу пожалела.

- Полюбила, - поправил его мужчина.

- Пусть кафиры и сленгиры разбираются, - отмахнулся Констант. - Нет, почему я перед тобой отчитываюсь, терплю тебя? - изумился сам себе сейти.

- Так ведь и я тебя терплю, - с улыбкой заметил Семен и со значением потрогал разбитую губу.

- Мало, - бросил парень и отвернулся, чтобы скрыть смущение, абсолютно неуместное и непохожее на него.

- Ну, ну. Звони своим ученым, а потом мне остальное растолкуешь.

- Что, например?

- Все. Я вопросы буду задавать - ты в курс дела вводить. Вижу технологии у вас - ого, - пнул висящий в воздухе диван без ножек. - А остальное - угу.

- Зато у вас наоборот! - возмутился парень.

- Вот и будем взаимоотношения к вящему удовлетворению налаживать. Чего драться да ругаться? Сядем, потолкуем, я тебе помогу, ты мне, и решим все проблемы.

Лоан на столешницу оперся, руки на груди сложил, с прищуром разглядывая раба:

- Ты себя кем возомнил-то?

- Никем. Тебе помощь нужна?

- Нет. Я сам свои дела решаю. Я мужчина.

Семен хмыкнул:

- Звучит гордо. Толк-то от гордости есть?

Констант надулся и вдруг выставил руку, ткнув пальцем в сторону тэн:

- Я тебе не верю. Еще ни один твой собрат не отдал энергию добровольно.

- Ну и жабы значит, - пожал плечами Семен. - Или вы дураки. Ты вон как разговариваешь, так я бы тебе не то, что и-цу эту не дал, лучше сам бы ею давился, так и слова бы не сказал, немыми бы и тупым сказался.

- Тогда почему не сказываешься?

- Не могу. Свой ты, а своим, чего только не простишь. Хотя предательство я и брату не прощу, так что смотри, не заносись. А в остальном разберемся.

Констант нахмурился: может у отца внебрачный сын есть? И его на землю сослали, чтобы мама не узнала? Чушь! - волосами тряхнул.

- Нет, все-таки ты эсклюзив.

- Сибиряк я. Обычный русский мужик. Не встречал таких? Ну, так мал еще, неопытен. Чего застыл-то? Шевелись, звони своим врачам-эксперементаторам.

Парень смотрел на него, уже устав как-то реагировать на непробиваемую наглость и вдруг подумал: если этот землянин прав, то пусть он и докажет. И если сможет, значит это будет одно - Горец послан самим Модраш и ясно для чего - для спасения Эйфии.

Нет, а чем этот мужчина не пара ей?

Тэн?

Цонхой с вечным источником силы, мощнейшим Ка, уже проверенным и зафиксированным массой свидетелей видевших битву в ангаре - уже не тэн.

Свой - сам говорит. Агрессии к флэтонцам не проявляет, к традициям с почтением, с умом дружит, харизма - сейти бы такую, физически?… Дикарь неухоженный, конечно, но это исправимо. Нет, этот мужчина Константу все больше нравился, а по сравнению с Монторрионом просто не имел конкурентов.

И только два "но" кроме естественной пока проверки: отец и Эя. Первого нужно убедить, вторую увлечь. Отца Констант может на себя взять, а вот Эйфию мужчине самому придется завлекать, приручать, располагать. А земляне так неуклюжи.

Ну, если Горец прав, и пройдет тесты, то Констант ему в этом поможет, научит, подскажет.

Главное, чтобы Фея жила, забыла того Семена и привязалась к этому землянину.

В конце концов - отчего нет? Они все одинаковые. Этот хоть выделяется и более приемлем флэтонцам характером.

Акино Хорго.

Констант развернулся и стал связываться с кафирами и сленгирами, озадачивать их своей версией.

Глава 41

Через два дня сегюр вызвал к себе Мичигу:

- Что с кандидатами Монторрион? Я вижу тебя ежедневно в покоях моей дочери, но не вижу, чтобы мой приказ исполнялся.

- Я узнал, кто внешне и энергетически приятен сейти, подобрал претендентов. Но, к сожалению их всего двое.

- Род, имена?

- Салиман князь веригов с Копигора, Мансур - племянник императора Юккоса.

- И оба тупицы.

Монти согласно кивнул:

- К сожалению, вы правы.

- Неужели из всей базы данных лишь эти двое подходят по предъявленным требованиям?

- Да, господин сегюр. Соединив пристрастия сейти и ваши требования к кандидату из почти миллионного списка, остались лишь эти.

Рэй задумчиво прошелся по кабинету, встал спиной к парню:

- Скажи мне, как Эйфия по-твоему относится к тебе?

Монторрион замер, боясь дышать, его поразила мысль, что сегюр возможно… Но нет,. - вздохнул, огорчившись: к чему мучить себя бесплодной надеждой?

- Хорошо.

- Что значит "хорошо"?

- Она откровенна со мной и расположена благожелательно.

- А ты?

- Мое глубочайшее почтение…

- Не говори ерунду! - оборвал его Лоан. - Я спрашиваю тебя как мужчину, а не подданного.

Парень молчал, и чем больше думал, что ответить, тем сильнее колотились его сердца:

- Я готов умереть за нее, - признался, робея от собственной смелости. Склонил голову: а теперь наказывайте. Рэйсли покосился на него через плечо:

- У меня на столе отчеты кафиров о твоем физическом состоянии. Весьма. Как на счет отношений с женщинами? В состоянии ли ты быстро завоевать их расположение?

- Э-э-э… Но…

- Я говорю о своей дочери.

Монти чуть не рухнул от этого сообщения. С минуту собирался с мыслями, что разлетелись в миг от радости.

- Я постараюсь.

- Старайся. Если Эйфия благосклонно отнесется к тебе и не станет противиться союзу, я так и быть, соглашусь на него. С сегодняшнего дня ты можешь появляться в покоях сейти без моего разрешения. Но не забывайся и не забывай - Фея сама должна сказать мне, что готова стать твоей женой. И учти: время бежит быстро, а я обещал дочери отравить гоффит за тем землянином, что обогнал вас всех. У него было три недели, у тебя три месяца. За этот срок ты должен добиться привязанности моей дочери и вытеснить из ее памяти образ другого. Тебе ясно?

- Да, господин сегюр.

- Иди.

Рэй махнул рукой, выставляя парня вон из кабинета. Тот вышел на негнущихся ногах, прислонился спиной к стене и уставился в потолок: о Модраш, благодарю, благодарю!

Семена подняли с лежака, не дав досмотреть сон и потащили к Константу.

Чертов мальчишка, - тер по дороге глаза мужчина. Ему снилась Фея, он гладил ее волосы, а она прижималась к его плечу и говорила что-то на своем языке, словно жаловалась. Он только попытался успокоить ее, как эти ненормальные подняли его.

Мужчину втолкнули в каюту. Тот глянул на развалившегося в кресле мальчишку и с ходу подошел к панели в стене, достал стакан горячего фэй - хоть так проснутся.

- Ну? - спросил неласково у парня. - Чего тебе не спится?

- Мы спим по два часа в сутки…

- Поздравляю, а мы по шесть-восемь. Меняться не буду.

Констант фыркнул:

- Садись и слушай мой приказ.

Семен выпил фэй, достал второй стакан и бросил:

- Не зарывайся, ага? Приказку сначала отрасти.

- Слушай мой приказ!… - начал раздражатся Констант.

- Не-а, - качнул головой мужчина, подошел к креслу и навис над парнем со стаканом в руке. - Обороты сбавь и скажи по-человечьи, а нет… Вурдалакам своим приказывай и проси у них хоть пол царства.

- Ты сейчас пойдешь к своим и поговоришь. Объяснишь или заставишь - твое дело, но они должны добровольно отдать свое и-цы Эринии.

- Опять ей плохо?

- Да. Приказ ясен?

- Угу, - хлебнул фэй. - Иди и выполняй.

- Ты пойдешь!

- Малыш, я не раб и не…

- Ты раб!

- Ну, это твои фантазии. Я не раб и не военнослужащий, приказам не подчиняюсь…

- Я твой господин! - взъярился парень, вскочил. Семен прищурился:

102
{"b":"94616","o":1}