ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- А балом правит батя твой?

- Не Батя - Рэйсли Лоан, мой отец.

- И я про него.

- Правит планетарной системой - империей Флэт. Есть, конечно, совет фагосто, но он фиктивно правящий орган, на деле же подчинен императору, если конечно тот не нарушает установленные законы. А еще у меня есть старший брат - он теперь император Цигруна. А еще сестры: одна замужем за королем и вторая. Дети уже есть - племянники мои. А еще младший брат, но он жрецом стать хочет, так что ничего интересного…

- Действительно, - улыбнулся Семен.

- Теперь понимаешь, кому служить предлагаю, какие высоты тебя ждут?

- "Служить бы рад, прислуживаться тошно". Взгляды на жизнь, приоритеты у нас разные, а раз так - не сработаемся. Оставь теплое местечко для особо ретивых. Наверняка, таких немеряно у вас.

- Нет, не пойму я тебя. Власть тебя не интересует, карьера, похоже, тоже, тогда что? Цель твоего существования?

- А твоя?

- Семья и благополучие империи.

- Ты женат? - удивился Семен.

- Нет, - хлопнул ресницами Констант. - А разве братья, сестры, отец с матерью не семья? А народ твой, подданные?… - и запрыгал, вскидывая руку в сторону горизонта. - Летят, летят!

Семен пристально посмотрел вдаль и ничего не увидел, однако легкая вибрация в воздухе намекала, что Констант все же прав и что-то приближается к ним.

- Вон сейфера! - указал на одно ему видимое парень.

Прошло не меньше пяти минут, прежде чем Семен смог, наконец, разглядеть четыре точки у горизонта. Сердце тревожно и радостно забилось:

- Что дальше?

- Летим домой, ко мне! В туглос!

- Дом?

- Дом, квартира, замок, имение.

- А твоя семья там?

- Да. Отец, мама, сестренка и брат. Да не тушуйся. Сейчас придем в себя, приведем в порядок внешность, покушаем. Освоишься, сообразишь, что к чему и может, согласишься.

- А жених сестры тоже в этом туглосе?

Констант хитро улыбнулся, покосившись на мужчину:

- Работает у тебя интуиция. Между прочим, он претендовал на звание троуви, так что ты, считай, его конкурент. Но не беспокойся, вряд ли Монторрион станет строить тебе козни. Он вполне вменяем, а что честолюбив через чур - даже хорошо. Прекрасная черта характера.

- Для манипуляций подходящая, - согласился Семен, не спуская взгляда с приближающихся сейферов, что уже блестели боками, идя на посадку. Он пытался угадать встретит ли сейчас отец сына или в туглосе своем его ждет? Встречаться с Лоан сейчас Колмогорцев был не готов, подспудно чувствуя, что против этого хищника у него так и нет достойного оружия.

Машины плавно и беззвучно встали в ряд в паре метров от товарищей и раскрыли свои бока, приглашая внутрь.

Констант подтолкнул Семена:

- Смелей!

Глава 44

Сейферам Колмогорцев уже не удивлялся, а архитектурному строению с гордым и претензионным как само название "туглос" зданию - очень даже. Внешне он был ни с чем не сравним, совмещая в себе готическую вычурность и подавляющую монументальность с легкостью и изяществом летящих портиков и балюстрад, зеркальных стен уходящих пиками под небеса. Он подавлял и возвышал, удивлял и покорял.

Внутри же Семен потерялся. Шел во все глаза глядя на окружающее великолепие и только сейчас понимал каково было Фее после просторных залов и изысканной обстановки попасть в убогую простоту таежной заимки семерых аскетов промысловиков.

Бедная девочка, как же ей было трудно принять, приспособиться к жизни в грубом мирке одичаших мужчин. Как же ей неуютно наверное было, непонятно, страшно.

Констант видя растерянность и озабоченное любопытство землянина легонько пихнул его:

- Нравится? Согласишься на мое предложение, будешь жить здесь.

- Мотор тот здесь живет?

- Монторрион. Нет, у него шигон неподалеку. Что-то он сильно тебя задел. Вопрос чем?

Семен, поймав подозрительный взгляд лысого мужчины, хмуро глянул на парня и промолчал.

- Стейпфил приготовь моему троуви одежду, - приказал тому сейти. Мужчина чуть заметно кивнул и вновь холодно уставился на землянина.

Примеряется, - понял Горец и не стал отводить взгляда - посмотрел ему прямо в глаза, давая понять, что плохого умысла у него нет, и вообще, если по-человечьи себя вести, то общий язык найти несложно.

Агнолик презрительно прищурился в ответ, давая понять, что суслик слону не товарищ.

Покои сейти были огромны и великолепны как любое из помещений дворца.

Пока Семен обходил комнаты, Констант принял душ и стоял у постели нагой, разглядывая разложенные на ней наряды и соображая, что из них надеть.

Колмогорцев оглядел мускулистую фигуру, абсолютно гладкую словно отполированную кожу парня на лице и вздохнул, потерев ладонью подбородок: с бритвой это создание незнакомо, а ему бы не мешало побриться - зарос уже так, что и лешего напугает, не то что Фею.

- Иди в душ, - кивнул ему Констант, указав на раскрытую стену слева в углу, и взял серые кожаные брюки с вышивкой по бокам. Натянул, улыбаясь от удовольствия. - Терпеть не могу рабочую одежду. Комбинезоны вообще, кошмар.

Семен пожал плечами: по нему рядиться в вышитые брюки не менее кошмарно.

Но промолчал и пошел в ванную комнату.

Круглый с позолоченной каймой и вычурным рисунком поребрик ограждения еще можно было принять за ванну, но гладкую зеркальную стену за душ и кран - нет.

Семен потоптался, проклиная свою спешку раздеться и вымыться, и позвал Константа.

- Как у вас тут? - хмуро спросил, смущаясь, что сам сообразить не в состоянии.

- Сенсор в стене видишь?

Мужчина огляделся и приметил круг диаметром с ладонь с цветными делениями по краю. Он был впаян в стену и больше походил на узор чем на сантехническое приспособление.

Констант рассмеялся над мужчиной:

- Какие же вы отсталые!…

И хотел добавить: неухоженные, намекая на поросль волос на ногах и в области гениталий, как приметил на груди землянина знакомую вещицу. Взгляд парня стал острым и подозрительным:

- Откуда у тебя сейкап? - спросил строго, указав на сапфировый кулон. Семен прикрыл его ладонью и выдал:

- Подарок.

Парень внимательно посмотрел в глаза мужчины и задумался. Судя по реакции, сейкап был не простым подарком, а очень ценным для Горца, но знал ли он что это за кулон - неизвестно.

- Кто подарил?

- Какая разница?

- Большая. Это сейкап - энергоноситель. Только флэтонец может знать его истинную ценность и соответственно иметь при себе и то, не каждый. Поверь, это очень, очень дорогая вещица. Ты не мог получить его от своих.

- А я и не говорю этого.

- Что же говоришь?

- Ничего. Выйди я приму душ.

Констант качнул головой, не столько возмущаясь наглостью мужчины, сколько удивляясь ему.

- Скрываешь ты что-то.

- Ты не поп, чтобы тебе исповедоваться, - хлопнул ладонью по кругу в стене и тут же ему на голову обрушился поток ледяной воды.

Парень усмехнувшись, отрегулировал подачу воды:

- Грубить ты умеешь, с остальным же худо.

- Как и с бритвенными принадлежностями, - стряхнув ладонями воду с лица, демонстративно потер заросшие колючей щетиной щеки Семен.

Констант молча нажал сенсор в стене напротив и перед мужчиной открылись недра шкафа со всякими баночками, замысловатыми тюбиками и стеклянными фигурками разного цвета. Бритвы среди нагромождения склянок не было, зато имелся тонкий маленький кинжальчик в инкрустированных ножнах.

- Сойдет.

Лоан вышел, оставив Семена общаться с импровизированной бритвой единолично.

Вот и цель. Всего лишь миг, один лишь шаг отделяли Семена от Феи, но как всегда, за пять минут до итога начинаются метания и образуются вопросы, на которые срочно нужно ответить. И шаг не делается, и миг превращается в вечность.

112
{"b":"94616","o":1}