ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Глава 7

Что-то изменилось в Эйфии под гнетом последних событий. Девушка выглядела замкнутой и через чур серьезной. Осунувшееся личико вызывало у Рейсли желание обнять ее и успокоить, как бывало когда-то исполнить пару ее капризов и увидеть вновь, как расцветает наивной восторженностью взгляд дочери. Но он запретил себе даже думать о том. Девочка давно уже женщина и если бы не его привязанность к старшей дочери, Эя давно бы заняла свое место во взрослой жизни, и не так болезненно проходила ее ломка.

Рей щипал мокколи и задумчиво оглядывал свое семейство, собравшееся за ужином в большой столовой.

Марина. Младшая и слишком своевольная, слишком сильно развращенная кровью Лоан. Стоит заменить ей всех рабов на земных тэн и может быть тогда хоть немного эта дикая кошка станет более похожа на женщину.

Ренни. С ним все ясно. Он гордость Рэйсли. Его путь предрешен. Ему править после отца, и Альцина, гордая и свободолюбивая цигрунка, не худшая партия для сына.

Вейлиф. Умен не по годам. Тих и спокоен, рассудителен. Но слишком вдумчив и оттого, словно не живет, а спит. Витает в облаках и пишет день и ночь научные труды по философии миров. Его влечет кьет, статус жреца, а жизнь мирская отталкивает. Жаль, но Модраш нужно заплатить тот долг, что Рэйсли должен за жизнь и крепкую большую семью. Алена вновь беременна и значит скоро, как только разлетятся сыновья и дочери уедут к мужьям, под сводами тугласа родятся наследники Лоан. Жизнь вновь пойдет вперед.

Констант. Хлопот доставляет немало, но парень хоть куда, и честь и мужество в крови, а верность долгу и семье хоть и прихрамывает от беззаботности, все же укоренилась и сплавилась с его нелегким взрывным как у Рэйсли характером. Пожалуй, его стоит отправить с Монторрионом в экспедицию. Пора сыну понять, что он мужчина и наследник. Легкомыслие пора оставить и дружеские вечеринки с махо тоже. Да, в этом он в Иллана. Тот до сих пор падок на веселые вечеринки и влюблен в Алену.

Эйфия. В ней, пожалуй, единственной, больше от матери, чем от отца. Слишком поздно Рэйсли понял это и прекратил контакты с земными тэн. Но патологическая привязанность на генном уровне все равно влечет ее к ним. Пусть. Хоть в этой малости она вольна. Тот новенький даст ей то, что она хочет, а цигрун не позволит размягчить ее характер, закалит и отточит данное от природы.

От Рэя не укрылись взгляды цигруна и слишком навязчивое внимание к невесте. Но он пенять не стал - вспомнил себя, как много лет назад мгновенно привязался к Алене.

- Отец, когда мы увидим маму? - спросил Вейлиф.

- На праздничном ужине в честь помолвки.

- Опять поссорились? - позволил себе полюбопытствовать Констант.

Рей одарил его тяжелым взглядом и парень сник.

- Зашел бы и узнал, - посоветовал Рэйнгольф. - А то время на развлечения находишь, а маму навестить нет.

- Я бы зашла, но меня не пускают, - с укором посмотрела на сегюр Фея.

Тот промолчал, сделав вид, что не видит и не слышит дочери. Девушка расстроено уткнулась в свою тарелку и почувствовала, как цигрун сжал ее ладонь, подбадривая. Это вывело ее из себя: мало этот наглец не выпускает ее и держит за руку, заставляет слушать свои бредни и мириться с взглядами, которые раз пять уже женились и подтвердили союз, так он еще смеет напоминать о себе даже за столом, лезть в семейные разговоры.

- Оставьте меня, в конце концов! - зашипела, выдергивая ладонь из его руки. Рей хмуро уставился на девушку, усмиряя бунт взглядом, и Эя вздохнув, вновь отдала свою ладонь Ван-Джук. Тот примеряющее улыбнулся ей:

- Обещаю подарить тебе поездку к родителям, как только родится наш первенец.

- Благодарю! - не сдержала сарказма сейти. Констант хмыкнул, недобро глянув на будущего родственника.

- Не слишком далеко заглядываете?

- Констант! - оборвал его Рэй. - Помолвка Ван-Джук и вашей сестры назначена на послезавтра. Вопрос решен и будь любезен проявлять уважение к новому родственнику.

Видал я этого родственника! - скривился парень, окинув цигруна презрительным взглядом. Люйстик закаменев лицом, в упор уставился на мальчишку и процедил:

- Если бы не уважение к дому, что тепло принял меня и одарил Божественным Цветком, я бы пригласил вас на встречу.

- В полночь, - кивнул парень. - В кьете Модраш. Держу пари, вы сбежите раньше, чем начнутся празднования в честь вашей помолвки.

- Мой Бог не строит себе кьетов и не просит жертв.

- Он берет их сам. Вашим интеллектом. Поэтому вы с ужасом взираете даже на сейфера. Отсталые приматы, - скривился парень. Это было слишком, и Ван-Джук встал, вытянувшись во весь немалый рост. - Сегодня в полночь я жду вас на террасе.

- Оружие? - как ни в чем не бывало, спросил Констант. Для него дуэль была всего лишь развлечением.

- Не пристало мужчине марать руки о глупого мальчишку. Мы решим спор иначе - каленым железом, - и, слегка кивнув Лоан, покинул столовую.

- Варвары, - качнул головой Вейлиф.

- Это как - железом? - озадачился Констант.

- Перед полночью узнаешь, - бросил Рэйсли и качнул головой. - Вон.

Парень нехотя вылез из-за стола, понимая, что разозлил отца и благодаря Модраш, что обошлось лишением ужина. Эйфия с укором посмотрела на забияку - к чему задираться? Какой смысл если ничего это не изменит?

После ужина Эйфия зашла в покои брата:

- Зачем ты это сделал Констант?

- Не поверишь, но мне до смерти надоел этот напыщенный истукан, расписанный, словно купол исторического музея! Как ты находишь с ним общий язык?

- Не нахожу, - качнула головой девушка и присела на край подоконника. - Если бы ты знал, как он надоел мне. Я бы устроила себе сен-сеш лишь бы не выходить за него замуж…

- Не выдумывай, - испугался Констант, подошел к сестре и заглянул в глаза, приподняв девушке подбородок. - Совсем-совсем все плохо?

- Хуже времен я не знала. Я даже пыталась уйти в кьет и стать жрицей Модраш, но Поттан погнал меня, да еще и опозорил. Отец меня не хочет слышать: Марина сказала ему, что я готова сбежать только, чтобы не заключать союз, хотя сама мне это предложила в надежде соединиться с Монторрионом. К маме не пускают. Привели земного раба, а тот зол как лауг, того и смотри, кинется. Ренни считает, что я привяжусь к Люйстик как только мы скрепим наш союз. А я видеть его не могу! Нудный, уродливый, липкий! Я бы убила его!

- Этим лучше заняться мужчине. Убийство целое искусство Фея. Позволь я решу все за тебя.

- Ты один понимаешь меня Констант.

- Положись на меня, сестренка, я что-нибудь придумаю. Не такой уж я ветреник, каким меня считает Рэйнгольф, - утешая, обнял сестру.

- Не делай ничего Констант. Бесполезно и опасно. Убрать цигруна нельзя - он нужен отцу, вернее его трон и влияние. Он не простит нас, если мы нарушим его планы.

Парень отошел, закружил в раздумьях по зале:

- Необязательно подставлять себя, можно подставить другого. Например Алорну. Я видел эту жуткую образину сегодня. Кажется, ее приставили к тебе? Вот уж действительно кошмар. Я знаешь даже рад, что лечу с Монти, чем с тобой, иначе я бы убил и ее и твоего жениха. Вот уж была бы пара! Почему отцу не соединить их, и не оставить тебя в покое?

- Посоветуй, - невесело улыбнулась девушка.

- А он послушает, - скривился парень. Качнулся к панели, меняя интерьер залы, и включил освещение. Плюхнулся на софу, вытянув ноги. - А может тебе с нами, а? - подмигнул.

Эя с непониманием уставилась на него: шутишь? Да отец убьет обоих!

- А кто узнает? - тихо спросил Констант, серьезно поглядывая на сестру. - Из порта уйдет сразу три гофита. Один наш, один цигруна и корабль сопровождения. Можно сказаться утомленной, чин-чином сесть в гоффит и… вылезти через сброс отсек. Сесть к нам и лететь.

- Не уверена, что это умная мысль.

16
{"b":"94616","o":1}