ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мужчина ничего не понял, но насторожился сильнее и начал провожать девушку взглядом, стараясь не выпускать ее из вида, даже когда она заходила ему за спину:

- Почему отец считает вас опасными? Да вы примитивны и неорганизованны, но мне не верится, что вы способны лишь на агрессию. Хотя сколько вас знаю, у вас одно на уме: напасть. Почему?

- Бу-бу-бу, бу-бу-бу. Чего тебе надо, большеглазая? Что ты меня как жеребца оглядываешь? Трахнуться хочешь? Я б тебя трахнул… головой о стену! - процедил мужчина, с презрением скривив губы.

Эя покачнулась, учуяв аромат ненависти, и вздохнула: нет, на исследования загадок землян ее сегодня не хватит. Ослабла и видно приболела: тело начало ломить, во рту сохнуть и голова стала тяжелой. Прав отец, срочно нужен допинг.

Девушка взглядом позвала на помощь агнолика, и тот поспешил поддержать госпожу, нежно усадил на край постели:

- Вы совсем ослабли. Возьмите его, госпожа, пока жар не проник в ваше тело.

Больная какая-то, - пробурчал тэн. В голосе слышались странные нотки, какие появлялись у мамы, когда Эя ненароком расшибала колено, играя с братьями, или заболевала, вовремя не приняв и-цы. Как-то Алена называло это чувство, но как - не вспомнить. Мутно в голове, пелена перед глазами.

Агнолик нажав на пластину в своем браслете, вызвал второго и уже вдвоем они попытались поставить раба на колени перед девушкой. Тот дернулся и встал сам, исподлобья поглядывая на посеревшую Фею.

Делай, что хотела, - проворчал, скрывая сочувствие к маленькой больной девчонке, такой хрупкой с виду, что можно одним ударом переломить и настолько красивой, что Валерий был не против вновь почувствовать прикосновение ее губ к своим губам. Была бы на ее месте другая, он бы ее лучше загрыз зубами, чем позволил прикоснуться, но эта отчего-то вызывала в нем сострадание, хоть он и усиленно гнал от себя подобную мысль.

Эя с помощью агнолика склонилась над мужчиной и легко коснулась его губ. В голове мужчины помутилось и стало легко и приятно. Потом будет жутко болеть голова и навалится слабость, но это потом, а сейчас ему было хорошо.

- Дайте ему фэй, - приказала Эйфия слугам, когда те потащили мужчину прочь из спальни. Служанки помогли ей раздеться и уложили в постель, а агнолики заняли свои места за дверью. Теперь никто не потревожит сейти и она восстановится.

Утром ей стало не намного лучше и ей вновь привели тэн.

После заглянул Констант здоровый веселый, хоть и с повязкой на руке. Впрочем, Эйфия понимала, что именно повязка и радует брата. Он считает себя пострадавшим за святое и потому весел и раздут от гордости.

- А ты все лежишь! Твой татуированный кошмар вокруг женской половины тропу протоптал. Бродит и бродит.

- Пускай, - вяло отмахнулась девушка.

- Плохо? - озабоченно нахмурился Констант. - Выглядишь ты сносно, но пару чашек фэй и два-три раба не помешало бы.

Девушка с грустью посмотрела на него: как она сможет бежать ночью, если пока и встать не может? И долго ли протянет без допинга на гофите?

Но брат оказывается, уже все обдумал. Качнулся к ней и еле слышно зашептал в ухо:

- Через пару часов начнется отправка оборудования в порт. Я попросил Монти взять для меня рабов посильнее. Но ты же знаешь, у них только земляне. Ничего?

- Вполне.

- Мама со мной своего любимого слугу отправляет.

- Сергея?

- Ага. Нормальный канно, с ним договорится можно. Главное выздоравливай. И помни: старт нашего гофита следом за вашим. Ты должна успеть выбраться минут за десять до старта. Я буду ждать до последнего. Соберись, сестричка.

- Церемония помолвки назначена на вечер. Приглашенных, наверное, будет много.

- Уже подтягиваются. Кажется, твой цигрун переживает, что по состоянию твоего здоровья придется перенести помолвку. Очень ему этого не хочется.

- Я встану. Мне уже лучше.

- Надеюсь. Отец уже спрашивал, а мама уже успела покричать на него. В общем, родители в своем духе. Ладно, я пошел, - и, подмигнув сестре, вышел из спальни.

Глава 8

Сегюр пришел в покои дочери, чтобы пообедать с ней, а потом лично проследить за подготовкой к церемонии:

- А мама? - спросила Эя. Ей хотелось поговорить с родительницей, узнать то, что никак не удавалось за все время - о земле, и попрощаться. Грустно покидать родной дом и подумать только - страшно. Куда она решила бежать, как согласилась?

- Алэна подойдет после.

- После чего?

- После обеда. Поможет тебе одеться. Как твое самочувствие?

- Прекрасно.

- Рана?

- Не болит, почти прошла.

- Не хочешь обновить впечатление?

- Нет, - замотала головой девушка. - Не знала, что какой-то маленький ожог может вызвать настолько сильные и неприятные ощущения.

- Бич флэтонцев гипертермия. Мы можем справиться с холодом, но не можем с огнем. Помни это и береги себя на Цигруне, - сказал, задумчиво поглядывая на дочь. Девушка кивнула: слышу, отец, поняла. Лоан поощрил взглядом: молодец, и принялся за десерт. - В Пононции приятный климат, но на остальных континентах Цигруна жарко. Старайся там не появляться.

- Хорошо.

- Слушайся Ван-Джук.

"Это вряд ли".

- Хорошо, папа.

- Он сумеет тебя сберечь. Ренни поможет на первых порах, а к свадьбе мы с мамой прилетим.

- Если мне не понравится в Пононции?

- Эйфия, Ван-Джук твой муж. Привыкни к этой мысли.

- Пока даже не жених.

- Сегодня станет. Постарайся увидеть в нем не только недостатки, но и достоинства. Оцени его объективно.

- Пыталась.

- Не упрямься, дочь. Люйстик очень выгодная партия. Поверь мне, ты будешь довольна мужем. Я так же ничего не имею против, если свадьба состоится раньше.

Эя уставилась на отца: что это значит?

- Ты сказал ему об этом?

- Да.

У девушки руки опустились. И стало ясно, что колебаний быть не может. Бежать, только бежать.

- Отношения между супругами прекрасны…

Конечно. Именно эти отношения Ван-Джук и начнет, стоит Эйфии оказаться с ним один на один без защиты агноликов и сегюр. Который уже благословил зятя.

- … Алорна объяснила тебе их суть?

- А? Да-а, - нахмурилась девушка, отодвигая тарелку: кушать расхотелось.

- Она летит с тобой. Тэн уже грузят на гофит. Ты не будешь ни в чем нуждаться. Если что, Ренни решит любые вопросы. Обратись к нему.

Угу. Что отец, что Рейнгольф - один в один. Уверены, что Ван-Джук подарок для Эйфии.

Кому бы его передарить?

- Не перечь мужу и постарайся влиять на него аккуратно. Он должен стать ручным, Эя. У тебя это легко получится. Он согласился на все условия, что я ему выдвинул. Ты вскружила ему голову дочь, - улыбнулся Рэй. - Вынеси из этого урок: не привязывайся сама, сохрани автономность. Ван-Джук очень твердый и бескомпромиссный правитель, но в твоих руках стал мягким и управляемым. Запомни, в союзе не бывает двух императоров, власть достается лишь одному. Стань его императрицей и станешь сегюр Цигруна.

- Я поняла, - заверила, мечтая избежать разговора. Впрочем, она бы и церемонии с удовольствием избежала. Но еще одну встречу с цигруном уж как-нибудь переживет.

- Плохо покушала. Волнуешься?

- Немного.

- Это естественно. Главное, не давай волю эмоциям и доверься Ван-Джук. Он мужчина и знает, что делает.

- Папа, я все поняла, - это невыносимо!

- Ты умница, - улыбнулся ей Рэй. - Марина уже примеряет наряды. Беги и ты. Наверняка не терпится посмотреть подарки жениха и примерить наряд, приготовленный к церемонии?

- Да.

Вымучила ответную улыбку девушка и поспешила выйти из-за стола.

- Я присоединюсь, как только подойдет Ван-Джук.

- Я буду одеваться при нем? - похолодела Эя.

- Естественно. Он должен быть уверен, что у тебя нет изъянов, чтобы потом не пенял на придуманное нам. Это древняя традиции и твои вопросы на этот счет неуместны.

18
{"b":"94616","o":1}