ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Да, госпожа.

- Отчего ты принимаешь участие в этой истории?

- Мы вместе выросли, и я считаю вас своей второй семьей.

- Не думаешь, что прикрывая нас, ты сам подвергаешься опасности?

- Какой флэтонец спасует перед трудностями? - улыбнулся Монторрион. - И потом, вы же не побоялись предупредить меня о планах Марины, мне тем более не подобает страшиться.

Теперь Эйфии стало ясно, отчего Монти с ними, за них - долг платит. К тому же и выгода на лицо - сблизиться с сейти и в трудностях заработать право стать троуви. Он давно об этом мечтал. Это успокоило девушку и уверило в расположении парня.

- Что ты предложишь?

- Вас будут ждать на Фарагосте. Я точно знаю, что гоффит будут встречать.

- Я уже думала об этом и мы с Константом пришли к тому же мнению.

- Я предлагаю избежать неприятностей, отвести беду от Константа.

- Говори, - согласно кивнула Фея.

- Патрульный челнок выходит перед посадкой для сканирования местности. Я уже напросился в команду. Мне будет нетрудно провести вас на него и спрятать. При снижении можно смоделировать небольшую аварию и отстыковку сейфера. Это вполне безопасно. Вы совершите посадку на базе Вальтора. Я свяжусь со своими знакомыми, заплачу, и они вас встретят, устроят. Как только гоффит сядет и агнолики убедятся в непричастности Константа к вашему исчезновению, как только улетят, мы переправим вас в любое понравившееся вам место. Сейти вернется домой, а я останусь охранять вас.

Эя в раздумьях прошлась по комнате: план хорош, но что-то в нем настораживает.

- Я не Ван-Джук, госпожа Эйфия. Мы выросли вместе и вы знаете, что на меня можно опереться.

- Ты прекрасный воин, - признала девушка. - Но твои родители? Твоя мечта занять должность троуви? Как быть с этим?

- Всему свое время. Получится: так тому и быть. Нет, огорчаться и опускать руки не стану. Я должен вам и хочу оплатить долг.

- Скажи, у вас что-то было с Мариной? - не к месту и теме спросила девушка.

Монторрион не ожидал вопроса и удивленно посмотрел на Эю:

- Что у нас могло быть? Она дитя, хоть и с богатым воображением.

- Она сказала, что вы… целовались.

Парень удивился еще больше, а девушка смутилась: что за бестактное любопытство? Что ты себе позволяешь, Эйфия?

- Я бы не посмел прикоснуться к сейти-мэно. Это оскорбило бы и ее и меня, и дом, в котором ко мне относились как к сыну.

- Тогда отчего она это сказала?

- Было бы лучше не пытать меня, а узнать у нее.

- Разве у тебя нет предположений?

- Есть, но они вам не понравятся.

- Скажи? Обещаю не обижаться.

- Ваша сестра совсем не похожа на вас, госпожа Эйфия.

- Это правда и в том обиды нет.

- Но вы не можете представить, на что способна женщина, которую не воспринимают женщиной. Марина хотела безумства, риска на грани. Я же не готов был на подобный шаг, более того, шокирован ее пристрастием к приключениям и… Когда мне приказали не появляться в туглосе, я пытался понять в чем провинился, но лишь после разговора с отцом стало ясно, что Марина через служанок распространяет слухи о нашей связи. Вы понимаете, чем это грозило нашей семье? Мне кажется, господин сегюр понял, что стоит за всем этим, потому репрессий и не последовало.

Эйфия покачала головой, ужасаясь поведению сестры:

- Если бы она сказала отцу, что сказала мне, если бы он был менее мудр и разумен, ты бы лишился головы.

- И это было бы мягким наказанием. Марина видно не понимала, чем играет. Я тоже виноват, что потакал ее капризам, не смел отказывать во встречах. Все-таки она сейти.

- Она подвела и меня, - поведала ему Эйфия. - Хотела, чтобы я уговорила тебя бежать с ней и сбежала сама, а потом сказала отцу, что это я задумала. Почему так случается, Монторрион? Ведь мы с ней одной крови, дети одних родителей.

- Есть родство крови, а есть родство души. Последнее сильнее и кровь бессильна в зове души. Я удовлетворил ваш интерес?

- Да, благодарю, и извини за некорректность.

- Не за что извинять. Вы вольны спрашивать что угодно, я же обязуюсь отвечать искренне.

- Благодарю, - все больше располагаясь к Монторриону, сказала девушка. - Нужно поставить Константа в известность, что ты знаешь обо мне. Я сделаю это сама. Он горяч и может не правильно понять твое вмешательство.

- Как скажите, госпожа сейти.

- Иди, - разрешила удалиться.

Монти чинно поклонился, приложив ладонь к грудине, и вышел.

Глава 13

- Зачем ты это сделала, зачем?! - не понимал Констант. Обрушил кулак на стену и начал бродить по комнате, попинывая встречную мебель с расстройства. - Я же просил тебя - не верь ему!

- Почему?

- Глупая! Подумай сама, зачем ему помогать по сути опальным? Зачем подвергать опасности себя и поставлять свою семью? Ты знаешь закон? Нарушение долга гражданина, укрывательство преступников и преступления карается смертной казнью, а все что относится к нарушением связанным с правящей династией карается казнью всей семьи!

- С чего папа будет устраивать экзекуции?

- О, Модраш! - взвопил Констант, вперив глаза в потолок. - Сын троуви попустительствует беглым сейти! Покрывает нарушителей приказа сегюр! Этого не достаточно?! Ты думаешь, своим побегом ты опозорила только Люйстик? Как же! Ты, прежде всего, опозорила отца! Ты кинула ему вызов и я вместе с тобой! Мы вне закона, сестренка! Официальный бред вещания ничего никому не доказывает, кроме обывателей. Отец не тот человек, чтобы простить нас просто потому что мы его дети. Нам придется заслужить его милость. И чем больше посвященных в наши дела, тем меньше шансов решить все тихо и спокойно. Я бы устроил тебя и слетал домой, разведал обстановку, настроение отца, поговорил с ним по-мужски и урегулировал этот вопрос. Но ты вмешала постороннего, и кого, Монти Мигчигу!

- Чем он тебе не по нраву? Вы всегда прекрасно ладили…

- А что нам не ладить? - пожал плечами Констант. - Кто он такой? Или из-за того, что мы играли в детстве одним мячом и кушали в одной столовой, он стал мне родственником?

- Он твой друг.

- И Ренни, и Вейлифа. По гонкам на сейферах, попойкам и игре в пикет!

- Нет, братик, что-то здесь не так. Говори прямо, что тебе в нем не нравится.

- Хорошо, - Констант остановился напротив сестры, уперев руки в пояс комбинезона, и хмуро бросил. - Мне не нравится, что он имеет на тебя виды.

- Вздор, - отмахнулась девушка.

- Ты видно слепа, если не учуяла его интерес к тебе как мужчины. Ты что, действительно решила, что отец отказал ему в нашем обществе из-за Марины? Из-за тебя! Я лично видел, как отец следил за ним, когда вы догонялки устроили в парке. Папа как раз вызвал меня, чтобы отчитать за погром в заведении Майни. А тут вы! Ты бы видела прищур отца, сама бы все поняла.

- Нет, все все знают, а я узнаю в последнюю очередь!

- Зачем было ставить тебя в известность? - пожал плечами. - Это сейчас приходится.

- Он нам нужен. Он прав на счет гуэдо. У тебя почти ничего нет, мое трогать нельзя. И какое имеет значение, что Монти желает. Он не перейдет границ, он хорошо воспитан, он сын троуви, а диди Дэйкс не спустит ему фамильярности.

- Ему - да, он - да. А ты? Тебе? Ты же женщина, Эя. Стоит чуть подыграть тебе, выполнить твои желания, очаровать и все. Нет, какой наглец! План он придумал! Так я его и оставлю с тобой! Ван-Джук тебе не пара, но Монторрион Мичига тем более!

- Я не собираюсь за него замуж.

- Сейчас! А что будет завтра? Ты расположена к нему как товарищу по детским забавам, и не понимаешь - их время кончилось. Ты уже не дитя, и Монти давно Монторрион. Он мужчина! Между мужчиной и женщиной не может быть дружеских отношений! Не мо-жет! Все что он делает и говорит тебе, имеет одну цель - привязать и очаровать! Добиться тебя любой ценой! Молодец, он все рассчитал… Да Модраш вразуми тебя! Даже Марина поняла его замыслы! Она мстила ему, как зрелая отвергнутая женщина, а ты не увидела даже этого! О чем говорить? Он знает тебя, понимает как себя лучше с тобой вести, чтобы усыпить внимание, выказать себя с положительной стороны и привязать. "Романтика, любовь" - в этом вся ты. Как только он поймет, что означают для тебя эти слова он тут же на них и сыграет.

31
{"b":"94616","o":1}