ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Монторрион упал, как только шлюз закрылся за челноком и с ужасом уставился на повернувшийся клапан. Парень минут пять соображал, что же произошло, приходя в себя и тупо шаря взглядом по платформе, на которой пару секунд назад стоял челнок. И позеленел, когда понял, что тот разгерметезирован, и все же ушел, а значит Фарадей и Айлинс фактически уже мертвы, а с ними… Эйфия.

- Не-ет!! - закричал так, что его услышали в каждом уголке гоффита. Флэтонцы на миг перестали работать, а те, кто отдыхал, вскочили с постелей, вылетели из душевых в коридор, пронесли ложки мимо рта и подавились фэй.

Капитан замер недоуменно уставившись на дежурных. Те с таким же удивлением смотрели на него и, вдруг один сорвался и побежал на крик, второй снял наушник и выдохнул:

- Связи с челноком нет…

Констант сам не понял, отчего у него заныло в груди и стало холодно до озноба. Руки опустились сами, и кривые гравитационного поля поползли в хаос без присмотра кэн.

Монторрион больше не кричал. Он сидел и тупо смотрел перед собой, сжимая в руке мэ-гоцо. Осталось сделать одно движение и, совершив сэн-сэш хоть как-то загладить свою вину. Это движение не дал совершить влетевший в ангар мужчина. Вытряхнул кинжал из руки парня и хлопнув того по щеке, приказал:

- Говори!

Монти не мог. Смотрел на него и не видел. Перед глазами фрагментами вставали обрывки последних часов его жизни: сейти, Хакано, Айлинс, Фарадей у пульта, открывающийся шлюз и вихревой поток, что затягивал парня, желая унести вслед за стартовавшим челноком, с левого борта которого фейерверком разлетелись искры.

Мужчина понял, что Мичига не в себе и отстукав на панели доступа к видеозаписи, переслал ее капитану и просмотрел сам.

- Помилуй Анторис, - осел рядом с Монторрионом, на минуту уйдя в прострацию. Потом мысленно отправил погибшим товарищам сопроводительную молитву памяти и, поднялся: попрощались, долг уважения погибшим отдали - хватит.

- Смерть к смерти, - бросил парню. Тот не пошевелился. Пришлось подхватить его и вести силой в аппаратную.

Монти шел ничего не соображая, не чувствуя тела, а главное не зная, как сказать Константу, что Эйфия была в челноке. У него мелькнула мысль промолчать, но он понимал, что не сможет, да и бессмысленно, все равно все откроется. Сейти вернется в свою каюту, не обнаружит сестры и начнет поиск, потом поднимет экипаж, перевернет вверх дном весь гоффит и… сложит катастрофу с челноком и пропажу сестры.

Лучше бы Монти убил себя, и не отвечал за содеянное, не приносил дурную весть сейти.

- Что случилось? - Констант подошел к программисту и заглянул в дисплей. Эхолокация отсутствовала, зато были видны куски пластпорта летящие с краю. Получалось, что челнок за пару секунд ушел в другую систему. - Они что, со старта перешли на гиперпространственную скорость? Ненормальные.

Ритуф хлопнул в сердцах кулаком по панели:

- Неисправность. Обшивку сорвало… Мы с Айлинсом пятнадцатый год…

- А кто еще?

- Фарадей и молодой, первый рейс. Сын троуви. Ай, что теперь.

- Смерть к смерти, - бросил кто-то.

Констант похолодел:

- Монти?!

- Монторрион жив! - оповестил, влетевший кэн. Следом в зал ввели Мичигу, серо-зеленого, с безумным взглядом и абсолютно черными вертикальными зрачками.

Констант подбежал к нему, затряс, радуясь, что тот жив, но парень словно вышел из тела и ничего не чувствовал: не сопротивлялся и смотрел не на сейти а сквозь него. Флэтонцы улыбались, хлопали его по плечу, советовали поблагодарить Модраш за спасение, но тот не реагировал.

- Кафира зовите, - приказал капитан. И тут Монторрион очнулся. Зажмурился и, склонив голову тихо прошептал обнимающему его за плечи Константу:

- Фея… была там…

Парень замер, не веря, что не ослышался. Глаза стали огромными, пустыми:

- Повтори, - выдохнул одними губами, в миг побелевшими.

- Она… там. Я посадил ее в сейфер… как договорились, как планировали.

Вокруг стало тихо. Флэтонцы медленно стали отступать от сейти и Монторриона. Капитан сжал рукой ножны кинжала, желая убить ублюдка, если это не сделает Лоан.

Констант резко оттолкнул от себя парня и впечатал колено ему в живот:

- Повтори.

- Она была там.

Сейти озверел и начал избивать Монторриона, который и не сопротивлялся.

- Повтори!

- Она там.

Только и слышалось.

Никто не заступился. Все с презрением смотрели на сына троуви и добавляли от себя, когда того откидывало ударом Лоан к ногам флэтонцев.

- Как ты смел?! - вне себя от горя и ненависти к этому выскочке, рычал Констант. - Кто дал тебе право?! Что ты возомнил о себе тупой раб?! Грязный канно!

Когда Монторрион не смог ни отвечать, ни хрипеть и превратился в груду окровавленного мяса, Констант без сил опустился на пол и накрыл голову руками, не желая никого видеть, слышать, знать. Его крутило от боли, о которой он не имел понятия, прожив счастливую и беззаботную жизнь, и думал, так будет всегда, и думал, иначе не бывает.

- Нужно сообщить сегюр, - услышал тихое от капитана.

Парень кивнул и тяжело поднялся. Схватил Мичигу за волосы и подтащил к дисплею связи. Флэтонцы застыли, поглядывая на сейти.

Через пару минут экран вспыхнул и появился Рэй.

- Что хотел? - спросил лениво.

Констант, не глядя на отца, впечатал в дисплей распухшую, окровавленную физиономию Монторриона, а потом резко откинул его назад и тяжело уставился на отца. Лоан понял, что случилось что-то плохое, и хоть догадывался, что, скорее всего с Эйфией, не хотел думать о том.

- Я… виновен, - с трудом выдавил Констант. - Я буду ждать тебя на базе Фарагоста.

- Эя?…

- У тебя больше нет дочери.

Рэй молчал. Минуты текли, Лоан смотрели друг на друга и пытались примирится с потерей, осознать ее.

- Позови Нейтсфила, - наконец приказал сегюр.

Констант уступил место мужчине и поплелся прочь из рубки. Его провожали унылыми взглядами, но молчали.

- Смотри за сейти. Отвечаешь за него головой, - приказал капитану Рэй. Тот тут же кивнул кэнам и, те рванули за наследником. - Монторрион мне нужен живым. Сними мозговые показания и переправь мне вместе с записями гоффита. Даю двадцать минут.

И отключив связь, смел со стола все носители и доклады, разбил дисплей.

Только повторно просматривая запись перед отправкой сегюр, Нейтсфил обнаружил пятно, отделившееся от обломка, и, сложив показания мозга Монторриона, поспешил доложить: Эйфия жива! Она спаслась на сейфере… наверное.

Услышав новость по внутренней связи и из личного сообщения ворвавшегося кэн, Констант ожил и рванул обратно в аппаратную, лично просмотрел записи и кивнул капитаны: ты прав, Модраш спас ее. Осталось найти место приземления сейфера.

Глава 14

Фея очнулась, ударившись о кресло. Болтанка внутри и громыхание сразу насторожили ее. Девушка вскочив, с трудом села в кресло и попыталась определить, где находится, взять управление на себя, но программа перевела его на автоматическое и заклинила. Приборы диссонировали друг с другом в показаниях, а за стеклом было видно лишь темноту, дым и искры. Сейфер летел в неизвестность.

Попытка стабилизировать движение ни к чему не привела, как Эйфия не пыталась, связь не работала, датчики начали выдавать предупреждение о возможной разгерметизации. Когда на шкале определителя расстояния до поверхности начали отщелкивать цифры, Эйфия поняла, что падает. Биологический контроллер тут же выдал совет, нудно повторяя его на трех языках:

- "Состояние аппарата угрожает вашей системе жизнеобеспечения. Предлагаю воспользоваться катапультой. Кресло пси. Состояние аппарата угрожает вашей системе жизнеобеспечения. Предлагаю воспользоваться катапультой. Кресло пси".

33
{"b":"94616","o":1}