ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Мы можем оставить вместо себя служанок, - неуверенно протянула Марина.

- Абсурд! "Мы"! Нет, Марина, я не собираюсь участвовать в заведомо абстрактной затее, в которой шанс проигрыша и негативных последствий много превосходит шанса на успех.

- Но ты обещала помочь, ты с нами.

- Я сама с собой. И обещала лишь поговорить с Монти, не больше…

- Ты обещала обдумать другой вариант.

- Какой?

- Не знаю, не нравиться мой план, придумай свой. И поторопись, осталось двадцать семь дней.

- А если я не стану?

- Станешь, - кивнула Марина, ядовито ухмыльнувшись. - Ты же не хочешь попасть в лапы цигруна до срока?

- На что ты намекаешь? - насторожилась девушка.

- Если не поможешь мне, я расскажу отцу, что именно ты задумала побег. И сразу после помолвки грянет свадьба. Он не станет ждать, - широко улыбнулась сестра и встала.

- Ты не сделаешь этого!

- Отчего? - хохотнула та, и пошла к себе, кинув через плечо. - Думай.

Эйфия растерянно посмотрела в спину удаляющейся девушке, и прикрыла глаза ладонью - что за отвратительный характер у Марины! Живет по принципу: любые методы хороши для достижения собственной цели. Впрочем, по тем же принципам живет отец, братья, все кого знала и знает. Вот только она, отчего-то не может к ним приноровиться и мучается от чувства собственной неполноценности.

Глава 3

Эя?!

Тяжелая ладонь легла на плечо. Девушка вздрогнула и открыла глаза - отец.

Сегюр недовольно хмурился, вглядываясь в лицо дочери:

- Ты спала!

- Всего час или два, - попыталась оправдаться девушка.

- Восемь часов, - поправил Рэй. - Марина сказала, что ты заснула вечером, прямо в кресле.

Эя смутилась: в окнах действительно было темно, когда она задремала, значит, она, мало не заметила, как заснула, так еще и проспала всю ночь? Что же с ней происходит?

- Отец, я…

- Вставай, пойдем.

- Куда?

Рэйсли не стал тратить слова и зашагал из женских покоев на террасу, предупредив дочь взглядом: следуй за мной! И той ничего не оставалось делать, как покорно идти за отцом, на ходу пытаясь угадать, куда и зачем они двигаются? И поняла, как только вышла на террасу.

Внизу у лестницы собралась толпа новых тэн под присмотром агноликов. Стейпфил стоял у перил, и, заложив руки за спину, ждал господина, оглядывая местность сверху привычно цепким взглядом.

- Все в сборе, господин, - низко поклонился, завидев сегюр. Тот даже не кивнул, прошел мимо, поддерживая дочь за руку, и остановился у первой ступени вниз.

- Отец, я вчера брала раба, я не голодна…

Рэйсли покосился на дочь, и та смолкла, забыв все возражения.

- Мало, - заметил он. - Ты довела себя до измождения. Я желаю передать тебя в руки жениха, а не кафира. С сего дня ты будешь питаться каждое утро. Если будет мало, то и каждый вечер. А вздумаешь противиться, тебя станут кормить насильно. Я больше не желаю смотреть, как ты издеваешься над собой. Как не желаю больше ждать, что ты, наконец, научишься беречь себя, а не тэн.

Голос сегюр был суров и рубил тишину императорского парка, врезаясь каждым словом в мозг дочери и ждущих заклания тэн.

- Выбирай, - поторопил девушку Лоан.

Та исподлобья оглядела собравшихся и выставила ладонь в сторону лысого вальторца, смотрящего на нее с безмятежностью травоядного. Она возьмет у него чуть-чуть, лишь для того, чтобы успокоить отца и избежать его гнева и недовольства.

И замерла. Взгляд автоматически выхватил совсем другого тэн, стоящего в стороне, вместе с Сергеем, любимым канно Алены. Ноздри Эйфии раздулись раздраженные чарующим ароматом, совершенно отличным от скопища других. Землянин. Она могла поклясться припав к стопам Модраш - этот раб - землянин! Странно, отец не допускал их в туглос на половину дочери, запретил покупать для нее. Как же этот оказался здесь? Взят для братьев? Для Марины?

Синие глаза прищурились, взглянув на Сергея. Тот явно насторожился и еле заметно качнулся в сторону новичка, желая прикрыть того спиной. Вот в чем дело! - поняла девушка. Кэн настоял на покупке соотечественника, пойдя на поводу присущих данной расе эмоциям и чувствам - жалости и сострадании. Много раз Эя пыталась понять, что означают эти слова и к чему их применяет, произнося, мама, ее кэн. Но так и не поняла. А сейчас и не пыталась.

Аромат незащищенного и обильного и-цы землянина манил и очаровывал до головокружения, до спазмов в горле. Но настороженный, затравленный и в тоже время, предостерегающий взгляд парня смущал. Она бы без раздумийи выбрала его, будь тэн чуть спокойнее, чуть благожелательнее.

Почему, почему, все земляне с коими ей доводилось сталкиваться, настолько агрессивны?! Взять вальторцев - только улыбнись, и они доверчиво потянуться к тебе, считая чуть ли не Богом. А юксиоты? Вполне сговорчивы и вменяемы. А эти, дикие до возмущения, словно звери, и смотрят на своих господ, как на насекомых.

И почему природа наделила настолько притягательным и полноценным и-цы, представителей столь неграмотной расы? Зачем им энергия если они знать о ней не знают, а если и подозревают, то абсолютно не в курсе, что с ней делать, к чему применить. И пропадает бесценный дар богов, уходит впустую.

Рэй внимательно посмотрел на дочь, проследил взглядом за тем, что ее настолько заинтересовало, и прикрыл ресницами понимание в глазах. Землянин весьма заманчив. Да вкус у сейти недурен.

Это и радовало сегюр и настораживало. Дочь явно шла в своих пристрастиях по тропе отца, но в отличие от него, не представляла о подстерегающей ее опасности. Придется пояснить.

- Не землянин, - предупредил тихо, качнувшись к девушке. Та вздрогнула, очнувшись от шелеста отцовского голоса, и махнула дрогнувшей рукой в сторону вальторца.

- Хорошо, - кивнул сегюр агноликам.

Через пять минут все было кончено. Раб рухнул на плиты террасы, остальных убрали с глаз сегюр. Последним ушел Сергей вместе с тем тэн, что привлек внимание сейти. Она и сейчас проводила его пристальным взглядом.

Рэйсли подхватил дочь за талию и повел в глушь парковых зарослей:

- Понравился?

- Да, - не скрыла девушка. - Ты недоволен?

- Отчего ж? - и натянуто улыбнулся. - Меня в свое время эта раса притягивала сильней остальных народностей галактики. Так что, удивляться не чему. Но хочу заметить, что увлекаться ими не стоит.

- Почему?

- Потому что, я их знаю, а ты нет, - качнулся к любопытной дочери сегюр и спрятал за улыбку настороженность. Тема, что он должен был обсудить с Эйфией, ни коим образом не касалась земных тэн, но напрямую касалась их господ.

- Это не ответ, это уклонение от ответа, - чуть улыбнулась в ответ Эя.

- Хорошо, - кивнул сегюр. - Что именно тебя интересует?

- Почему ты сторонишься землян? Почему их фактически не берут для нас на торгах? Из-за мамы? Прости, отец, но порой мне не понятна логика твоих поступков.

- Тебе не нужно ее понимать. Твое дело следовать моим указаниям и выполнять просьбы. Пока они остаются просьбами, - со значением заметил сегюр. - Ты умная девочка и знаешь, что на первом месте у любого флэтонца стоит семья. Моя семья - вы и все жители Флэта. Поэтому я думаю не только о сегодняшнем дне, но и о далеком пока "завтра". Клаоны достаточно сильны, но потребуется не одно поколение, прежде чем они станут самодостаточными и перестанут нуждаться в допинге. Они будущее Флэта, и какими мы их создадим и воспитаем, таким и будет будущее планеты.

- Ты уходишь в сторону, отец.

- Нет. Я подхожу к главному. Всем давно известно, что энергия донора в той или иной мере влияет на нашу энергоструктуру и, проникает в глубь структуры личности, порой меняя ее диаметрально. Путем экспериментов сленгиры выявили чреватость влияние чужой и-цы на неокрепший организм флэтонца, ее патологическое влияние на аспекты органической и психической анатомии. К сожалению, слишком поздно. Около двух тысяч клаонов оказались не жизнеспособными, приобретя после окончания эксперимента отклонения в мировоззрениях и чертах характера, к сожалению, уже не поддающиеся изменению. Конечно, меня это огорчило, ведь две тысячи моих подданных теперь способны разве что…плакать при ритуальных жертвоприношениях.

5
{"b":"94616","o":1}