ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ну, графиня, блин, - фыркнул Виктор.

- Ты как догадался, что она вегетарианка? - спросил Степной Комогорцева. Тот плечами пожал: какая разница?

- А чем потом кормить будем? - озаботился Иван, поглядывая на то, как бодро девушка горошек сметает. - Голодная, смотри. Горошка там банок десять. Елыча, между прочим.

- Да. Очень он его уважает, - поддакнул Прохорыч.

- Кукуруза есть, - сказал Петр. - Мне мать дала. Отвариваешь с солью - вкуснотища получается.

- А еще трава под снегом есть, шишки и кора, - не сдержал ядовитого выпада Виктор, но на него внимания не обратили.

- Крупа есть, - начал соображать Степной. - Без молока каши варить не проблема.

- Кто же ей отдельно готовить станет? Я лично кошеварам к графиням не нанимался, - влез опять Виктор.

- Я буду, - бросил Семен.

- И я.

- Кто дежурит, тот и сладит, а кому только языком чесать да гадости балакать, тот пусть собой занимается. Без него обойдемся, - постановил Иван, недобро глянув на Витька. Тот ответил тем же пламенным взглядом, прищурив подбитый глаз, но промолчал.

Фея горошек доела, с довольной улыбкой всем за столом чуть подбородком кивнула:

- Эллимор!

- Во, гляньте! Совсем другое дело, - заулыбался Петр. - Сыта и прямо светится.

- Чем сыта-то? Воздухом? - глянул на него старик. - Баловство то, а не пища. С гороха вашего баночного да кукурузы через месяц ноги протянешь.

- Завтра если пурга уляжется и охота удастся, пельменей сляпаем, а ей варенников с картошкой, - выдвинул предложение парень.

- Молодец, - похвалил его Илья. - Голова.

Буб-бу-бу, ду-ду-ду, - с блаженной улыбкой слушала землян Эйфия, разморенная от сытости и хоть минутного, но покоя.

- Ты глянь, Сем, сейчас шлепнется девка, - бросил Прохорыч, заметив состояние Феи. Семен дернулся к ней, девушка тут же встрепенулась, посмотрела чуть удивленно: что такое?

- Ну, блин, кино, - бросил Виктор. - `Семеро мужиков и одна вегетарианка'. Может, еще распределите обязанности кому каши на воде варить, кому нос ей утирать, кому памперсы менять?

- Зато от скуки дуреть некогда будет, - заметил Илья.

- Гляди от другого не одурей, - уставился на него мужчина.

- Среди нас один озабоченный, - парировал Иван.

- Скажешь, ты про это не думал? - скривился тот. - Может ты монах? Или этот, в гареме, которому на баб ровно?

- Евнух, - подсказал Петр.

- Вот. Он самый.

Семен встал, тарелки опустевшие за собой и Феей сгреб, и бросил между прочим, но так, что тему тут же закрыли, а Витек язык прикусил:

- Кто ее тронет "самым" и станет. Лично кастрирую.

И каждый знал: с него станется.

Глава 21

К ночи Семен постель себе готовил и увидел, что Илья с Феей жестами о чем-то беседуют. Он ей что-то доказывает, она ему. Мимо распахнутых дверей прошли, мужчину не заметив и не иначе к Степному в комнату.

Семен вышел, рыкнул разозлившись: не по-русски объяснял?!

- Куда?

Оба обернулись, уставились на него, будто впервые видят.

- Да мы ко мне, поговорить, Семен.

- Места поговорить мало? Обязательно в комнате уединятся?

До Степного дошло: ревнует Колмогорцев.

- Зря ты это, Семен. Заявляю во всеуслышание - никаких притязаний к этой очаровательной девушке кроме сугубо научного интереса не имею.

- Ты может и нет… Научный работник нашелся.

- Сем…

- Нет, я сказал. Здесь говорите.

- Ну и глупо. Все равно ведь не усмотришь. Завтра на охоту пойдешь, кому за ней присматривать доверишь? Тут Семен, либо доверяешь, либо нет, а стращать да пасти бесполезно.

- Не пойду.

- Что "не пойду"?

- Завтра на охоту не пойду.

- А-а… послезавтра пойдешь, какая разница?

- Большая, - огрызнулся из упрямства. - Здесь говорите, я сказал.

И обратно пошел постель стелить.

Фея недоуменно на Степного посмотрела, тот ей унылую рожицу скорчил и руками развел, в сторону комнаты Колмогорцева указал. Девушка нахмурилась не понимая, причем тут комната и Семен, если они с Ильей заниматься дальше решили? И разве младший брат старшему указ?

Сильно ей нужно во всем, что происходит разобраться, понимание обрести, чтобы до кого-нибудь достучаться и выход из положения найти пока пыльца в сейкапе еще есть. Конечно, Монти скажет, что она в сейфере была, и понятно просмотрев съемку аварии, Констант сообразит, что она жива и ее куда-то унесло, ясно, что отца поднимет, поиск организует. Только в зону вероятного падения сейфера Земля никак не вписывается, чуть дальше она. Значит, здесь ее искать не будут и нужно как-то самой на связь со своими выходить, стучать в эфир или искать базы здесь. А как, если ни речи землян не понимает, не обычаев не знает, ни местности, ни населенных пунктов. Флэтонцы местные ей понятно тоже сигнализировать не могут, потому что понятия о ее прибытии не имеют. Получается замкнутый круг, из которого два выхода, один не для нее - по кругу бегать, а другой как раз вариант: изучить землян, их язык и технические возможности, а потом по не заметным им указаниям, оставленным флэтонцами, своих найти или соорудить рацию, гуэдо починить, в конце концов. Там нужно-то всего чип поменять. Но где его взять и из чего спаять?

Илья бы смог наверняка, объясни ему, что нужно для этого, только пака она ему элементарного доступно донести не могла и его не понимала.

Мы Семена не тревожим. Причем тут он?

- Семен, - кивнул Илья, услышав имя Комогорцева. И рукой отрицательно замахал. - Не желает.

Не хочет, - поняла.

Чего? - вопросительно руками всплеснула.

- Чтобы мы с тобой, - жестом показал и на двери в свою комнату. - Уединялись.

- Аис?

- Вместе, - указал на нее, на себя. - Вместе.

Ты, я - мэстэ, - повторила жест.

- В! Ме-е. С! Те-е.

- В. Мэстэ.

Степной закивал довольный, продолжил.

- Ты, - указал на нее. - Я, - на себя.

- Йа, - на него показала, - Ии, - на себя.

- Нет - нэй. Я, - ткнул себя в грудь. - Ты, - в нее, - он, - указал в сторону комнаты Семена. Эя сообразила:

- Йя-а, - на себя указала, на него. - Ти-и, йёэн, - в сторону.

- Примерно, - кивнул Илья. - Смышленая ты. Так если, через месяц спокойно друг друга понимать начнем, разговаривать. Завтра продолжим, когда Семен уйдет…уйдет, - двумя пальцами по поверхности перил прошел, повторив для внушения и закрепления нового слова. - Уй-дет.

- Уйтот, - заверила девушка, что поняла, о чем речь, замаршировав на месте, чем рассмешила мужчину, представившего Колмагорцева двигающегося как солдат на плацу по снегу за пушниной.

Смех Степного был приятным, чуть глуховатым, добродушным и Эя засмеялась в ответ, радостная, что хоть один землянин разумный и милый человек, почти свой, почти брат модрашист.

Семен подушку выронил, услышав звонкий, хрустальный смех девушки и басовитый Ильи. По сердцу опять ревностью резануло. Вышел, уставился угрюмо на хохочущих.

- Хорош гоготать. Спать пора. Завтра вставать рано, - процедил.

- Ийэн, - ткнула в его сторону Эйфия, считая, что к месту вставила выученное слово из лексикона землян.

Какой еще Йен? - нахмурился Семен: оскорбила что ли? Или похвалила? И не стал вдаваться в подробности, качнул головой в сторону комнаты:

- Пошли. Тебе отдыхать надо.

- Тут ты прав, - согласился Илья. Пальцами о ладонь хлопнул перед Феей. - До свидания.

- Дойсьи.

- Пока. По-ка, - выдал прощальный жест, отходя в сторону комнату, чтобы наглядно показать - с девушкой расстаются. Но та о прощаниях и ритуальных в таких случаях словах ничего не знала, потому хоть и повторила за мужчиной и слово и жест, не поняла, к чему это относится и что означает. Илья в комнате скрылся, а она осталась. Стояла и ждала, когда он снова появится, и они продолжат занятия. Тяжело, конечно на примитивном уровне осваивать столь нелегкий и обширный материал, но она справится, ведь она дочь Лоан.

50
{"b":"94616","o":1}