ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Она жива отец, я точно знаю.

- Не мямли. "Знаю". Где же тогда Эйфия? Напомни-ка мне, кто мне сказку рассказывал, что в глаза с церемонии помолвки сестры не видел? Впрочим, об этом разговор еще только предстоит.

- Я отвечу отец, - склонил голову юношу и упрямо добавил. - И все-таки я был прав - цигрун ей не муж. Он не достоин Эйфии.

- Ты сначала научись в себе разбираться и не только делать, что в левую пятку ударит, но и просчитывать варианты последствий! Ты подверг женщину опасности, а то, что она твоя сестра увеличивает твою вину. Твое легкомыслие непростительно. Рискуй собой, но не смей рисковать ни Родиной, ни женой, ни семьей! Ты мужчина, сейти, а не монторро с какого-нибудь Бельфлера! - Рэйсли опалил сына презрительным взглядом и отвернулся, чтобы тот не увидел усмешку: ничего урок мальчишке будет на будущее. Пусть учится не только творить, но и исправлять сотворенное. А бунты в молодости норма, и неважно против кого бунтуешь: родителей ли, общества, принципов или песка в пустыне, главное энергию свою неуемную но увы, пока неорганизованную применить. Еще один плюс: Констант теперь крепко думать станет прежде чем восстание устраивать и женщину в это впутывать. И третий плюс уже в сторону Рэя - теперь он как отец осведомлен о потенциале и способностях сына в полном объеме.

Но на этом плюсы заканчивались и начинали множиться минусы, за которые уже не мужчины, флэтонцы, воины и правители отвечали, а слабая, хрупкая девочка, нуждающаяся в крепкой опоре, постоянной защите и хорошем присмотре.

- Что не учел? - спросил сына, развернувшись к его галлопроекции посреди каюты.

- Думал уже, - бросил тот подавлено.

- Раньше думать надо было, и не эмоциями. Отомстил Люйстик сестрой?… Эя семь дней неизвестно где, а ты мямлишь как тэн.

- Отец…

- Сегюр!… Сектора падения по какой сетке смотрел? По общепринятой Советом Цивилизаций? А ты просмотри с астрогеографической.

- Что это даст? - нахмурился парень, не понимая, зачем это делать.

- Массу новых объектов для поиска! - рявкнул Лоан, не сдержав злости на щенка, что не с состоянии сложить элементарное.

Лицо Константа вытянулось: как же он сам не додумался? Ой, болван!

- Я понял…

Сегюр просто отключил связь:

- "Понял" он! Как сестру у жениха увести в две секунды сообразил, а как найти неделю соображает!

- Мой еще хуже устроил, - подал голос Дэйкс.

- О твоем я пока даже слышать не желаю, - отрезал Лоан и троуви благоразумно промолчал. То, что Монти еще жив уже чудо, не факт что он продлится. Как не факт что Монторрион пожалеет, что выжил и дожил до прибытия сегюр.

Рэй набрал код на гуэдо и в комнате появилась проекция Стейпфила. Кэн агноликов как всегда был спокоен как утес, и внимателен как ищейка.

- Слушаю господин, - поприветствовал Рэйсли.

- Сейфер Эйфии мог упасть на Землю, она в зоне галса гиперпространства, как раз на выходе из точки. Свяжись с Арвидейф, и пусть они прочешут планету, подняв наших с баз.

- Я взял на себя смелость господин, сделать это еще вчера. Арвидэйф уже ведет поиски.

Сегюр кивнул: хоть один расторопностью порадовал.

- Как поступит информация, тут же передавай ее мне и… как там Констант.

- Переживает. Работает. Неделю не спит, не кушает.

- Не умрет, - отмахнулся Лоан. - Ты понял по информации? Все что узнает Арвидэйф, даже самые незначительные мелочи, должны быть доложены мне.

Отключил связь и уставился в иллюминатор, присев на край стола.

- С чего такое пристальное внимание к Земле? Память прошлого? - спросил Дэйкс.

- Не верю в случайности. Падение сейфера не зарегистрирован ни на одной из цивилизованных планет сообщества. Не зафиксированы вспышки и на непригодных для жизни планетах. Куда его могло занести, так что мы об этом не узнали? Остаются три планеты - базы Флэта и Шион-кха. Но я отчего-то уверен, Эя на Земле. Моих детей странным образом тянет по стопам родителей.

Дэйкс улыбнулся:

- В таком случае остается надеется, что твоя дочь не найдет себе мужа на Земле.

Рэй недобро глянул на него: еще одна такая фантазия и проблемы не только у твоего сына будут, господин троуви.

Глава 22

Арвидэйф выслушал предварительные отчеты с баз флэтонцев, и отдал распоряжение:

- Разделились. Вы прочесываете одно полушарие, мы другое. Доклад каждые двенадцать часов, - и развернулся к агноликам своей группы. - Тайклиф - берешь на себя Европу. Юхинс ждет тебя в Хельсинки. Мэнгриф - Африка твоя. В Каире встретят. Вэйнгрин - Азия от и до. Начинаешь с Тель-Авива. Я беру на себя все остальное. Лично проверять каждый метеоритный осколок! Вперед!

- Замерзла, маленькая? Пойдем в дом? - потянул ее Семен.

Эйфия пошла, а ведь обещала больше ногой не ступать.

У нее было странное ощущение, двоякое. Ей казалось, что это сам перст провидения свел ее с землянами, соединил с Семеном, и угадывала в том наказание за свои проступки, нарушение клятвы, данной цигруну, непослушание отцовской воле, а с другой - помощь - возможность выжить на этой планете. Девушка видела в том вмешательство самого Модраш, что наказывая за измену клятве, за сопротивление воле отцу и Люйстик, грозный Бог преподает ей урок: Ослушалась отца, Великого Лоан: мудрого сегюр и родителя? Теперь будешь слушаться мужа, недалекого землянина, одного из сыновей, а значит человека низшего сословия без перспектив. Не захотела стать женой императора Цигруна, варвара с варварской, с твоей точки зрения, планеты? Станешь женой дикаря и будешь жить на дикой планете, по сравнению с которой Цигрун просто колыбель цивилизаций, центр прогрессивного развития галактики. Не хотела сидеть в хрустальном мейнце? Будешь сидеть в деревянном убогом доме, одном на всю огромную семью. Не нравилось и-цы цигруна, что могла бы брать без ущерба для мужа и поправить свое здоровье? Получи и-цы по вкусу и мучайся, не имея возможности взять его, не рискнув подвергнуть опасности мужа, умирай от голода и страдай от желания. Устроила своей семье печать и проблему? Испробуй тоже самое на себе.

Чему удивляться? Она молила Модраш о помощи, и он помог, по-своему, с наукой для молившей. И хоть сопротивляйся, хоть возмущайся - ничего не изменишь, она просила - она получила. Некого винить.

Семен привел девушку на кухню, усадил за стол, где уже ничего не напоминало о недавнем акте вандализма и издевательства над младшими братьями человека. Остальные члены семьи уже поглощали пищу и лишь покосились на присоединившихся к трапезе.

- Я уж думал вы начисто провалились, - буркнул только Прохорыч, а Витек подозрительно на притихшую, как прибитую, девушку посмотрел потом на Семена, усмехнулся нехорошо и вновь к пище вернулся.

Колмогорцев поставил перед Эей тарелку с кашей, а себе как всем, положил еще и мяса, есть начал.

Девушка смотрела на неприглядную массу и думала: есть или не есть? Покосилась на Семена, вздохнула: рацион землян ей теперь до конца жизни наблюдать и мириться с ним. Ужасно. А что еще ее ждет, какие неприятные сюрпризы? Знать бы, чтобы успеть свыкнутся и впадать в шок, когда произойдет, как случилось при вспышке ярости Семена, неожиданной, немотивированной, страшной в своей агрессивности. Папа бывает, приходит в ярость, и Констант, вообще мужчинам свойственно проявлять эту эмоциональную крайность, но так же норма и контролировать ее, не давая выход вредоносным для окружающих волновых излучений. И уж тем более ни один флэтонец не причинит вреда женщине, а вот на счет землян у Эйфии большие сомнения образовались. Уж если они зверька беззащитного убивают ради мяса и шкурки, то, что им стоит женщину убить или покалечить, тем более чужачку?

И как ей Семену сказать кто она? А ведь она должна его теперь в известность поставить к какому роду относится, какого сословия и с какой планеты. Как он прореагирует?

54
{"b":"94616","o":1}