ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Не получишь ты ее. Моя девочка, моя. Других лялек наркотой трави, с другими играйся, а Фею не отдам", - думал и представлял что сейчас она в постели лежит, нагая, его ждет, податливая, горячая, неласканная. Его.

Конечно, он не туз, и волчара из него бутафорский. Глотки грызть за место под солнцем не умеет, и учиться не хочет. Скучно и противно. Но в шестерках сроду не ходил, и сусликом не обзывался, в стойку на задние лапки перед всяким зверьем не вставал и не встанет. А деньжат Фею обеспечить хватит, скопил неслабо за пять лет. И сил защитить ее хватит, и терпения от грязных привычек отучить, к себе приручить.

- Говорят, метеорит здесь упал.

- Кто говорит? Лиса на хвосте принесла? - криво усмехнулся Илья.

- По сводкам передали.

- Метеоцентра? - фыркнул Иван.

- Значит, не видели, не слышали? - прищурился Арчи.

- У нас даже радио не работает. Помехи сплошные.

- Тяжело, - головой качнул.

- Нормально. Мы привыкли.

- До весны здесь сидите?

- Угу.

- Хорошо хоть платят?

- Это смотря сколько и какого меха сдадим. Так как же вы дочку потеряли?

- Поссорились малость. Я был не прав, она взбрыкнула. Рядовая ситуация.

- Я б не сказал, - протянул Прохорыч. - Тайга кругом, мил человек, головой думать надо.

- Н-да, - потер лысину, поморщившись. - Значит, не видели дочь? На охоту когда ходили тоже ничего странного не приметили?

- Ты первая странность за два месяца, - заверил Илья.

Арчи усмехнулся.

- Смысл нам скрывать? Знали бы что, сказали. Дите по тайге одно бродит - не шутка, - проворчал старик. - У меня сын так сгинул. Ушел с друзьями на рыбалку и отстал. Все. До сих пор, где косточки его не знаю.

- Бывает, натыкаешься на трупы, - подтвердил Илья. - Обычно беглые с зон да те, кто золотишком промышляет для себя. Идут группами по два-три человека, а чаще и вовсе по одному прут. Здесь и остаются. В тайге одному не выжить.

Арчи головой покивал, изобразив горестные раздумья, и поднялся:

- Ну, пойдем. Спасибо за чай, отогрелись.

- Куда вы теперь? Дальше никого.

- Вернемся, пожалуй.

- Ну, дело ваше.

Гостей всем составом провожать высыпали во двор. Поулыбались друг другу да жесткими настороженными взглядами обменялись, на том и простились.

Снегоходы понеслись на запад. Промысловики во дворе остались.

- Не батя он ей, - протянул Иван, поглядывая на снежную пыль, что лишь и осталась после незваных гостей.

- Это и ежу понятно, - кивнул Илья. - Но влетели крупно. Ребятки-то жесткие. Таким шею свернуть, что высморкаться. Узнают, что мы им солгали - порешат.

- Жалеешь? - спросил Семен.

- Нет. Не друзья они ей и не родственники, даже в седьмом колени близко никто не пробегал. Раз так - нечего им здесь делать, и про Фею знать не зачем. С хорошим да за хорошим отморозки не ходят.

- Точно, - подтвердил Иван. - Только вопрос возникает: почему они тогда Фею ищут? Личный интерес?

- Более чем.

- В смысле?

- Татуировки видел? И черепа лысые. Прямо братья.

- Секта какая-нибудь? Я слышал в некоторых сектах очень жесткие порядки. Видно поэтому Фея от них и рванула. Хотели много, - прищурился недобро в сторону исчезнувших с горизонта "братьев".

- На наркоту они ее посадили, - тихо сказал Семен. - Так что версия о секте не так уж неправдаподобна.

- Что? - нахмурился Илья, развернулся к мужчине. Никак у него сойтись не могло: наркотики, чисто земной продукт и Фея - девушка-инопланетянка. Иван же головой покачал:

- Во, суки. Теперь ясно. Так взять не могли, решили этак. Слышал я о таких примочках, дружок у меня в ту степь уехал. Год на вытяжке из мухоморов сидел, по нижним мирам экскурсировал. Ур-роды!

- Угу, - кивнул Семен. - Я того же мнения.

- Погодь, Сема. С чего ты про наркотики решил? - спросил Илья.

- Сам видел, как она порошок принимала. Ломки у нее были. Приняла - прошли. Порошок я отобрал. Травиться не дам. Месяц - другой, вылечится.

Степной волосами тряхнул одно с другим складывая, затылок в раздумьях почесал.

- Можешь мне дать?

Колмогорцев нахмурился: тебе-то зачем?

- Не верится мне что-то.

- Покажу при случае. Пока спрятал, чтобы она не нашла. Идти далеко.

- Только не забудь Сема.

- Не забуду. Вы не болтайте только.

- За кого держишь? - скривился Иван, и в дом пошел.

- Сем, а если это не наркотик?

- А что, по-твоему? Сахарная пудра? Похож этот зайчик на снегоходе на Дедушку Мороза?

- Нет. Но мы много не знаем. Языковой барьер, и сдается, разные традиции, как следствие, мышление. Нам злом кажется, для нее, может, добро, и наоборот.

- Уже жалеешь, что умникам не стукнул?

- Пока нет, но сомнения есть.

- А ты не сомневайся, Илья. Фею они только через мой труп получат.

Степной внимательно посмотрел на Колмогорцева:

- Я спрашивал у нее про тебя, и показалось мне, ей Виктор больше нравится.

- А жить со мной станет, - безапелляционно заявил Семен.

- Ты бы у нее для начала спросил, - с нотой укора посоветовал мужчина.

- Спрошу.

Развернулся и в дом пошел.

Илья вздохнул: ясно как спросит - стеной вырастит и шагу сделать без себя не даст. Прикипел Семен к девушке, сразу видно, до самой души спекся.

А вот знал бы кто она - как отреагировал?

Или знает уже?

Отъехав на пару километров, Арвидейф остановил снегоходы, и снял очки. Оглядел товарищей и спросил:

- Что скажите?

- Я им не верю, - бросил Лангрейф.

- Не знаю. Вполне может быть, они говорят правду. Признаков присутствия сейти я не заметил, ауры лжи тоже. Не договоры есть. Но они вполне объяснимы: среди зимы сюда не добраться ни на вертолете, ни на снегоходе. И вдруг появляются три типа.

- Н-да, - согласился агнолик. - И все же стоит присмотреть за этой заимкой.

Мужчины дружно кивнули.

Глава 26

Фея уже надела рубашку и пританцовывая, кружила по комнате, прикидывая как ее лучше обустроить. Теперь это ее забота уют мужу создать. И приятно так сознавать, что она теперь на что-то сгодится, собственное, а не отцом подаренное создаст. И пусть она теперь тоже монторро, зато у нее есть Семен, а скоро еще и сын будет. Или дочь. Какая разница?

Семен застал Эйфию за осмотром содержимого тумбочки.

- Сейкап ищешь?

- Сейкап, - закивала, уверенная раз сам заговорил - отдаст, и удивилась, увидев как он отрицательно головой покачал:

- Нет. Не нужен он тебе.

Семен, он моя возможность выжить. Ты сам не хочешь, чтобы я брала жизненную энергию у твоих братьев, - подошла к нему. - У тебя я взять не могу. Мне не хочется потерять тебя. Это ужасное преступление до смерти обессилить собственного мужа, отца ребенка.

Мужчина внимательно смотрел на нее, и не выдержал, обнял, подтянув к себе, накрыл ладонью волосы:

- У тебя голос как… не знаю. Слушаешь и душа замирает, - прошептал, млея от ее близости, доверчивого наивного взгляда. - Удержу ли я тебя?

Тебя что-то беспокоит? - заволновалась Эя, уловив в голосе мужа нотки печали.

- Надо бы нам с тобой как-то научиться друг друга понимать, - погладил ее по щеке, и девушка робко улыбнулась, вызвав ответную улыбку. - Фея. Ты и, правда, фея.

В дверь протиснулся Петя с кружкой на перевес. Семен вздохнул: проходной двор.

- Я Фее тут орехов-то наколол, - заявил парень, протягивая посудину Эйфии.

- Спасибо, - мужчина передал девушке кружку и вытолкал парня в коридор. - Если нетрудно, как ужин будет готов, стукни. Умеешь? Потренируйся. Иди Петя, - и хлопнул дверью. Подумал и подпер ее табуретом.

Фея тем временем с любопытством рассматривала и обнюхивала маленькие зернышки с изумительным запахом, трогая их пальчиком, потряхивая в кружке.

66
{"b":"94616","o":1}