ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Нэй, - прошептала Фея, вздрагивая всем телом.

- Да. Потерпи.

Но сам не знал, что делать. Малышка явно не имела понятия о взаимоотношениях между мужчиной и женщиной и испытывала шок. Возьми он ее сейчас, последствия для столько ранимой психики Феи были бы непредсказуемы. К тому же взять без боли не получалось - его мизинец едва протиснулся внутрь.

Мужчина застонал, уткнувшись лбом в плечо девушки, понимая что еще пару дней ему придется жить в пылу как в бреду, испытывая желание, но не получая удовлетворения.

- Ерунда, - прошептал. - Переживу. Смогу.

Главное не вспугнуть ее, не травмировать милую, чистую, доверившуюся ему девочку.

- Успокойся, страшного нет. Я люблю тебя, Фея, люблю сокровище мое.

Осторожно вышел из нее, погладил, успокаивая, и девушка с благодарностью прижалась к нему, всхлипнула.

- Ну, что ты, нежная моя, - погладил по волосам, поцеловал в макушку. - Напугал тебя грубиян? Прости. Все хорошо? - заглянул ей в лицо.

Фея выдавила улыбку, хотела отодвинуться от жаркого тела мужчины, но Семен головой покачал:

- Нет. Спим вместе, хорошо? Тебе нужно привыкнуть ко мне. Расслабься малышка, успокойся.

И лег на спину, прижав к себе Фею, сжал руку за головой в кулак до боли, чтобы немного прийти в себя, унять бушующую кровь.

Девушка завозилась, пытаясь удобнее устроиться, но не смогла, зажатая между стеной и мужчиной, которого и стеснялась и немного боялась. Потрясение ее было велико, и будило желание избавиться от общества Семена, побыть одной. Однако он уходить, судя по всему, не собирался, а ей выйти не представлялось возможным.

Возня девушки распаляла мужчину, и он не выдержал, повернулся и вновь начал ее ласкать.

Ночь прошла как миг и век. И принесла лишь один, но большой результат - Фея перестала бояться ласк Семена.

Глава 27

Колмогорцева поднял дробный стук в дверь. Он выглянул, сонно хлопая ресницами, и увидел угрюмую физиономию Петра:

- Дежуришь, - буркнул парень и потопал вниз, на ходу застегивая полушубок.

Что там? - села Эйфия.

- И тебя Самара-городок поднял малышка? - улыбнулся ей Семен, вернувшись. Погладил по голове, провел по плечам ладонью, жалея, что ночь так коротка. - Мы дежурим.

- Тэсуи?

- Дежурим. Начальники по кухне. Ты ведь со мной?

Фея улыбнулась, пожав плечами:

- Мэстэ.

Это мужчине сильно понравилось, обнял девушку, зарылся лицом в ее волосах:

- Вместе. Точно. Ах, ты, девочка моя…

Мужчины на промысел ушли, а Семену опять без добычи быть, но в другой стороны, главная его добыча при нем, остальное пустое.

Фея по кухне бродила, оглядывалась, Колмогорцев на нее поглядывал и картошку чистил.

- Хауф, - похлопала девушка по столу.

- Хауф - стол, - улыбнулся ей Семен.

- Стоу

- Стол - Хауф.

- Стоуль, - заулыбалась, на нож в его руке указала, ближе подходя. - Гоуц.

- Готс - нож.

- Ноуш.

- Нож, точно. Картошка, - выставил плод.

- Тоуска.

- Картошка, - рассмеялся. Обнял со спины. - Сейчас мы ее почистим. Картошку в одну руку, - положил плод в ладонь Феи, своей зажал. - В другую готс - нож, - зажал в свей руке ее с ножом. - И чистим, - аккуратно снял полоску шкурки. - Чистить.

- Ститисть.

- Примерно, - улыбнулся забавляясь. Хорошо ему с девушкой, светло. Бросил все, обнял ее, спеленав руками. - Ты моя.

- Мойя?

- Скажи - твоя.

- Туойя, - согласилась и хоть вряд ли поняла о чем речь, Семену о том не думалось. Признала - что еще надо? Остальное частности. - Чем бы тебя развлечь да порадовать, нежная моя? Кажется, знаю. Ты музыку любишь?

- Сэ?

- Сэ - что? - полез в шкафчик в углу. - Музыка, магнитофон… где же ты, где? Ага! Радио не работает, но есть диски. Сейчас устроим. Еще три года назад не смог бы, а потом автономную электростанцию поставили, проблем не стало, - мужчина включил в сеть небольшой магнитофончик, нажал кнопку. - Музыка.

- Мусика, - прошептала Эя, вслушиваясь в красивую мелодию. - Мусика - фараган, - начала пританцовывать, кружить.

- Фараган - танцевать, - автоматически повторил Семен, любуясь плавными движениями Феи, грацией. Девушка словно плыла не в комнате, по полу, а в мелодии по нотам. Чудесней картины Колмогорцев не видел.

Эйфия подошла к мужчине, попыталась вместе с ним станцевать, но тот лишь головой покачал, улыбнувшись:

- Неуклюж я люба моя. Нэй фараган. Да и завтрак приготовить нужно. Тебе питаться хорошо надо, а то худенькая, слабенькая ты у меня. Ты танцуй девочка, я готовить буду, - погладил ее по волосам.

Без тебя не стану, - покачала головой. - Мэстэ.

Семен обнял ее, счастливый от ее простого заявления, пожалуй, большего, чем признания в любви: чтобы не делали, куда бы не шли - вместе. Когда он такое слышал?

- Радость ты моя.

- Тоуйя, - подтвердила.

Семен вернулся к картошке, Фея напротив на стол села и, покачивая мокасином в такт мелодии, принялась опять пополнять свой словарный запас и мужчины. К тому времени, когда был готов завтрак, они значительно расширили свой лексикон и могли неплохо объяснять друг другу элементарное.

- Йиа сейти. Тии моуи… мужчина, - указала на Семена.

- Твой мужчина. Экхон.

- Та, - признала легко, как будто так и надо и иначе быть не может.

Колмогорцев не сдержал довольной улыбки, расцвел как пацан, и если бы не пища в тарелке, что Феи положил, схватил бы девушку, зацеловал. Тарелку поставил, подхватил девушку со стола на руки, засмеялся:

- Кушать подано моя женщина. Эйко сейти.

Фея несмело по его щеке провела:

- Ханма.

- Колется? - смутился. - Извини. Ты кушай, а я пойду побреюсь.

Усадил ее за стол, щеку потер: сам бы догадаться мог, сначала побриться, потом с обниманиями лезть. Фея девушка утонченная, кожа у нее нежная - не к чему ее о колючки его ранить.

Откуда у тебя иголки появились? Вчера не было. Ты не заболел? - озаботилась.

- Откуда щетина? Борода. Растет, - улыбнулся смущенно и поспешил наверх в порядок себя приводить.

Первым в дом ввалился Петр. Увидел Фею и заулыбался:

- Привет, - помахал ладонью. - Завтракаешь уже?

- Кусат, - показала ложку.

- Ну, и я про то.

Шапку кинул на диван в гостиную, на кухню прошел. Заглянул в кастрюлю:

- Что у нас? Ага. Картошечка с маслом! Уважаю.

Эйфия внимательно посмотрела ему в спину: донор неплохой, но слабый. А у нее есть выбор? Она теперь жена и должна быть сильной, здоровой, чтобы родить Семену крепкого ребенка. Того, что она вчера взяла у Ивана, слишком мало - организм уже требовал допинга, вызывая болезненные ощущения внутри.

Девушка решилась, подошла к парню, взяла за плечо.

- Ты чего? - вздрогнув от неожиданного прикосновения, развернулся к ней Самарин. И замер, видя, как она тянется к его губам.

- Ну, ты даешь…- изумился ее смелости. Зыркнул в сторону выхода: нет ли Семена? И решился. Хотел обнять ее, но Фея придержала его руки, не давая притронуться к себе, и коснулась его губ. Парень дрогнул, мгновенно почувствовав головокружение, и чуть не закричал, увидев, что зрачки у девушки стали вертикальными. Оттолкнуть ее хотел, да с криком бежать куда угодно, но поцелуй Феи что омут - нырнул, не выбраться.

Вампирша! - мелькнуло в голове парня, и в грудь холод от ужаса пробрался. Петя замычал, слабо дернулся и почувствовал, как скользит вниз, в духоту, пустоту, не иначе - преисподню.

К его счастью и несчастью Феи в кухню вернулся Семен. Увидел, что девушка опять целуется, рывком оторвал ее от Петра и толкнул на табурет.

- Опять?!! - рыкнул ей в лицо вне себя от ревности и не понимания. - Почему?! Что тебе еще надо?! - треснул кулаком о стол, с трудом сдержавшись, чтобы не ударить ее.

70
{"b":"94616","o":1}