ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

День прошел на удивление спокойно, правда косые взгляды на Фею бросать не перестали, но за учебой с Ильей да Семеном, девушка не больно на это внимания обращала, чувствуя себя под защитой.

Другое Колмогорцеву не понравилось - вялость ее, сонливость, заторможенность. В двенадцать встала, а восьми не было, уже спать легла. И всю ночь металась как в горячке.

Под утро встала как сомнамбула, пошла.

- Ты куда? - встал Семен, проводить хотел, видя, что шатает девушку, вот-вот упадет.

- Нэт, - отрезала. И мужчина не полез, подумав, что стесняется его в известность ставить о естественных нуждах.

Вернулась она минут через двадцать вполне нормальной походкой и даже улыбнулась Семену. И тот облегченно вздохнул: ничего страшного, не захворала Фея.

Илья долго сапфир крутил в руке порошок, насыпав чуток на бумагу, разглядывал, нюхал. Аромат дивный, острый. Но ни на яд, ни на наркотик никак не похож порошок. Гранулы мелкие, с виду белые, а с другого боку глянь, цветные и переливаются.

Степной затылок почесал и рискнул, взял на пальце в рот положил, пососал - чудной вкус, а вроде и вовсе никакого нет. Еще взял. Нет, никакого вкуса, только привкус железистый и сладковатый.

Обратно все ссыпал, кулон завернул, и спать лег.

А не спится. Ворочался, ворочался, и не выдержал, вскочил, уборку в комнате начал.

Порог домывал, когда Фею увидел. Та шаткой походкой прошла в комнату Витька, чем озадачила Илью. Долго ее не было и мужчине даже обидно за Семена стало, мысли циничные в голову полезли, но тишина стояла и косвенно его пошлости опровергала. А вскоре и девушка появилась. Вышла, как ни в чем не бывало, обратно в комнату Семена нырнула.

Степной покривился, но решил пока с выводами не спешить, и пошел на кухню генералить, под недоуменный взгляд Прохорыча.

- Ты чего это Илюша? Бессонница мает, как меня старого?

- Да нет, что-то захотелось.

- А-а, - и смотрит. Сроду Степного на кухню не затянешь, дежурит и то через пень колоду, а тут гляди ты: полы помыл, посуду перемыл, печку вычистил, тесто поставил, крупу перебрал, картошки на утро начистил.

А потом еще пробежку вокруг заимки к удивлению старика устроил и на охоту рванул.

Илья сам недоумевал, что это с ним творится: скачет как молодой сайгаченок, и легкость в теле как в детстве и планов полна голова и мысли связные и сил, кажется, до Таймыра и обратно за сутки сбегать хватит.

Что же за добрый Дух его посетил?

Но к полудню, когда энергия стала иссякать, до него вдруг дошло: а не порошок ли Феи чудеса такие с ним сотворил? Не иначе это какая-то энергетическая добавка, что дает подъем сил и бодрость.

Степной развернулся домой, на заимку, с твердым намерением рассказать все Семену и объявить причины болезни Феи и развенчать тайну ее наркомании.

Глава 30

- Семен, подъем!! - бухнул в двери Петя.

Колмогорцев с трудом глаза открыл, чертыхнулся, взглянув на часы: опять на охоту проспал и на Фею глянул:

- С тобой, как в анекдоте "ну ее, эту рыбалку", - улыбнулся, погладив девушку. Та потянулась как кошечка, обвила его шею руками:

- Сэмэн.

- Семен!! - взревел голос за дверью. - Да поднимайся ты скорее!

Мужчина хмуро на двери глянул: чего это Петя с утра белугой орет?

Встал лениво, оделся, Фее подмигнул и вышел:

- Ну?

- Беда Сем, Витька представился.

В первую минуту Колмогорцев не поверил парню, а на второй в комнату Витька рванул.

Прохоров действительно умер. Лежал и смотрел в потолок стеклянными уже глазами. А собравшиеся мужчины отчего-то на Семена.

- Я его не трогал, - сказал на всякий случай.

- Ты - нет, - подтвердил Елыч.

- Тогда чего смотрите?

- Это она Семен, - разжал губы Иван.

Мужчина оглядел товарищей и понял, что стадное чувство уже объединило их, нашло виновного и вынесло приговор.

Колмогорцев усмехнулся и сделал шаг назад:

- Ранки на шее обнаружили?

- Нет. Но это все равно она.

- А ее бы не было, кто бы виноват был? - еще шаг назад.

- Сема, ты глянь на Виктора, сам поймешь. Он как заснул с открытыми глазами, - влез Петя. - И мы себя так же чувствовали - в койку бы и спать, спать, спать.

- Ты не горячись, Семен, ты послушай. Эта тварь лишь прикидывается человеком, жалобит детской ранимостью и наивностью, а на деле чудовище. Она и тебя сил лишит, головы вон у тебя уже нет, ее разумом живешь, - сказал Иван.

- Ее надо уничтожить, - спокойно заявил Елыч. - Знаю я таких: проникают из нижних миров, в доверие втираются, и начинают по одному людей убивать.

- Версия не нова, ее Спилберг давным-давно обкатал, - скривился в насмешке Семен, отступая к двери.

Напарники его не удивили. Как только вошел - понял: Фею во всем винить станут и попытаются как можно быстрее расправиться. И неважно виновата она в смерти Прохорова или в землетрясении в Африке, вину-то любую придумать можно, поверить и других уверить - был бы повод. А повод есть: баба среди мужиков, необычная девушка, которую взять бы, а не можешь, так пусть никому она не достанется и все будут довольны.

Не выйдет, - Колмогорцев выскользнул за дверь.

- Семен! - обрадовался поднимающийся наверх Илья. - Я как раз поговорить с тобой хотел…

- Позже Илья. Задержи пока умников, - кивнул на двери в комнату Виктора и рванул к себе. Глянул, что Фея уже рубашку одела, открыл шкаф, комбинезон ей ее кинул:

- Одевайся быстро, - и в схрон под полкой полез, пистолет достал, запасную обойму, за пояс брюк сунул.

Фея удивленно на него смотрела, на комбинезон, и замешкалась одеться.

- Бегом! - рыкнул на нее Колмогорцев. Эя вздрогнула, но и только. - Ладно, малыш, тихо.

Схватил рюкзак с полки, сунул в него, что попало под руку теплого, патроны к охотничьему ружью сгреб, комбинезон из рук Феи вырвал, туда же сунул. Поклажу на плечо, девушку за руку и из комнаты рванул.

- Сема стой! - выставил ладони Илья. Мужики у лестницы столпились, на них смотрят хмуро, а Фею вовсе ненавидящими взглядами охаживают.

- Илья, - покачал головой Колмогорцев сообразив, что тот заодно с промысловиками. - Быстро же ты переметнулся. Может, первым Фею вздернешь?

- Ты не понимаешь Семен! Это действительно она! Я лично видел как она ночью в комнату к Виктору заходила!

Горец прищурился: было, испарялась девушка ненадолго. К ней повернулся:

- Витек?…

Эйфия во все глаза на мужчин смотрела, чуя запах агрессии, острый и въедливый аромат ненависти. И понимала - вся семья столпилась по ее душу. На Семена посмотрела и кивнула: тебе лгать не стану.

- Йия Вэтёк. И-цы.

Мужчина хмыкнул, понимая за что Прохорову "пофартило":

- Хакано?

Эя кивнула.

- Понятно. Добрая ты девочка, - и хоть смеяться повода не было, губы в улыбке искривились.

- Тии нэт, - на себя указала.

- Осуждать? Нет. Завалила и завалила. Потом разберемся.

- Ты че городишь? - изумился Иван.

- Семен! Ты не понял: она не остановится! Она действительно… - начал внушать Илья.

Колмогорцев вытащил пистолет из-за пояса за спиной и взвел курок:

- Отойди. И вы. Быстро. Рыпнитесь, завалю на хрен, - заявил.

Мужчины качнулись в сторону, начали отступать, с осуждением глядя на товарища, который уже вроде и не товарищ им.

- Зря ты Сема, - предупредил его Илья.

Но тому не до разговоров. Фею себе за спину и прикрываясь пистолетом, вниз ее увлек. Только отошел, мужики бегом за ружьями.

Семен в ручку двери черенок лопаты сунул. Девушке на куртки кивнул, а сам ружье со стены сорвал, зарядил и во двор - мужики- то уже в дверь ломятся, того и гляди, черенок сломают. Жахнуло - кто-то по дверям пальнул.

- Лыжи! - девушке крикнул, кивнув на стоящие у завалинки предметы. Эя к ним, а Семен к выходу из дома развернулся, ружье наставил. Глупо конечно бегать: по зиме, с хрупкой хворой девочкой, по тайге. Хотя выбор небогат - промысловики народ горячий и упрямый, если решили Фею уничтожить, не остановятся. Своих валить Семен не хотел, но и девушку им отдавать не собирался. Витька убила? Ну, зря, ну, глупо и тупо. Да, не ожидал, да даже не подумал, что Фея на такое способна. Но осуждать и пенять он подождет. Выберутся, тогда разум на место ей поставит.

75
{"b":"94616","o":1}