ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Эя?

- Он твой брат или отец? - понял Колмогорцев. И лишь чуток удивился тому, что ничему уже не удивляется. - Пойдем Фея. По-моему нам с ним надо познакомится.

Девушка вздохнула с тоской, глянув на Семена, и помогла ему подойти к отцу.

Он мой муж папа, - сказала, робея под взглядом Рейсли.

Здравствуй дочь, - ответил тот, будто не услышал ее заявление. И вообще, он даже не посмотрел на нее. Фея поняла - Лоан в ярости.

Папа…

Сегюр просто кивнул агноликам и те, подхватив сейти, понесли прочь. Семен не успел отреагировать и лишь шагнул за ней, но наткнулся на жуткий удар в живот. У мужчины дух перехватило. Падая, он смотрел на спокойное даже равнодушное лицо отца Феи и слышал ее крик, но не мог ответить ни ей, ни ему.

Рухнул в снег, согнулся, уткнувшись лицом в холод, чтобы быстрее прийти в себя. Застонал и начал подниматься, с прищуром поглядывая в пустые голубые глаза: не по вкусу видно зять папаше.

Хотел в шутку все перевести - не драться же с родителем жены, и только приподнялся, как получил удар в висок. Лоан просто ткнул в точку пальцем, и легонько пихнул землянина. Семен упал, но сквозь туман и темноту накрывшую его пытался дотянутся до Феи, подняться назло всем.

Промысловики, было, на помощь рванули, но были остановлены взглядами агноликов:

- Даже не пытайтесь. Один шаг, один жест - от этого места останется воронка, - спокойно заметил Арвидейф. Лангрэйф вытащил мэ-гоцо и нажав на главенствующий рубин на рукояти, показал неоновый клинок в действии: провел им по сваленной ограде и та вспыхнула.

Промысловики замерли, по звериному добро глядя на гостей, но выступить против не решились.

Сегюр даже внимания на массовку не обратил - смотрел на землянина ворочающегося в пустой попытке подняться в снегу у его ног, и решал убить его медленно или быстро. Ярость, которую он испытывал от понимания, что подлый тэн дотрагивался до его дочери, требовала долгой и мучительной смерти, гордость флэтонца не разрешала тратить время на какого-то червя. Но тут Эйфия решила все за сегюр самым неприятным способом.

Он мой муж!! Я жду от него ребенка!! Не трогай его отец!!

Рэйсли сжал ладонью мэ-гоцо и лишь тем выдал свою злость в ответ на услышанное. С сожалением, что не может убить дикаря, посмотрел, как тот пытается и подняться и дотянуться до девушки, но лишь снег месит, и презрительно скривился. Постоял и двинулся за дочерью, кивнув агноликам: займитесь. Те душевно и по-простому попинали землянина, потом спокойно сели на снегоходы и покинули заимку, улетая вслед товарищам.

Глава 31

Эйфию усадили в сейфер, как она не вырывалась.

- Он мой муж, ты не можешь нас разлучать! - закричала она отцу. Рэйсли глянул на нее, давая понять: слышу. Сел напротив.

- Отец!…

Лоан жестом приказал: помолчи.

У него от ярости челюсть свело. Сегюр прекрасно понимал, что в таком состоянии легко может устроить маленький апокалипсис и для психики дочери и для планеты Земля. Заявление Эйфии о ребенке лишало его возможности отомстить землянину и дать выход гневу при дочери. Беременность не то состояние, в котором женщине стоит волноваться, но только он подумает об этом тут же готов рвать и метать.

Эя беременна от дикаря! Какой-то грязный ублюдок посмел прикоснуться к его дочери! И связал по рукам и ногам, наградив девочку ребенком! Ах, с какой бы радостью он живьем снял кожу с этого землянина! Да не получится.

А Арвидэйф доложил, что с сейти все нормально.

О, да!

- Стейпфил, - бросил в радиофон.

- Да, господин.

- Арвидэйф остается на Земле. До конца жизни!

- Понял, господин.

- Папа…- попыталась опять вставить слово Эйфия.

- Помолчи, - процедил угрожающе.

- Ты увозишь меня от мужа и я должна молчать?! - возмутилась девушка.

- Да!… И скажи спасибо, что он остался жить.

- Он отец моего ребенка…

- Поэтому и жив!… И больше не слова.

Эя смолкла, понимая, что иначе отец способен передумать и тогда Семена убьют.

Ничего. Главное сейчас обезопасить его, а позже, когда Эйфия смягчит отца, сможет вернуться к мужу.

- Я рада видеть тебя папа, - примирительно улыбнулась отцу. Рэй холодно посмотрел на нее: хитра, знала, чем обезопасить себя.

Лоан качнулся к дочери с мягкой улыбкой на устах:

- Объятья тэн приятнее и выгоднее объятий императора Цигруна?

Эйфия отпрянула, насупившись:

- Ты можешь упрекать сколько угодно, но я ничуть не жалею, то не стала женой Ван-Джук.

- Я это понял. И мейнц Люйстик жалкая хижина, по сравнению с той в которой ты жила. Кто надоумил тебя бежать?

- Никто отец. Я сама. У Константа не было выбора, кроме как помочь мне и скрыть от тебя.

- Не перекладывай его вину на свои плечи, тебе хватит своей. И не думай, что твое состояние освободит тебя от наказания.

- Я в воле мужа отец.

- Мужа… Как высоко ты вознесла дикаря, жалкого никчемного человечка. Только он не вспомнит о тебе, как и ты больше не вспомнишь о нем. Я не желаю ничего слышать о нем. Будем считать, что Модраш подарил тебе ребенка. Мы с твоей матерью воспитаем его, а ты выйдешь замуж.

- Нет…

- Это и будет твоя плата за проступок, а так же за жизнь приглянувшегося тебе тэн. Услышу о нем еще хоть раз - он лишится не памяти, а жизни. Никогда моя дочь не была и не будет женой раба, - с нажимом сказал Рэй, взглядом давая понять Эйфии что у нее нет выбора как только согласится с его решением. - Досадный эпизод в твоей жизни вычеркнут. После рождения дитя, Поттан проведет обряд очищения и я найду тебе достойного мужчину.

- Папа… мама тоже была тэн…

- Она женщина. Канно…

- Землянка.

- Канно!… - остановил взглядом дочь. - И потому не могла отстоять свою свободу. И все же получила ее благодаря мужеству и отваге, порой безумной, как у флэтонцев. Но нет чести тому мужчине, что не может отстоять свою свободу или доказать равенство свое с высшим сословием по тем или иным качествам. Место такого мужчины в сеприше! Потому что он раб, по сути! Пример - Сергей. Он смог доказать свою принадлежность к рангу человека, а не насекомого и потому получил свободу и должность, достойную качеств его личности. А твой тэн не смог даже подняться! Барахтался у моих ног как жук в песке! Пусть и остается там, где рожден и для чего рожден. Он не смог удержать свою жену! Тогда зачем она ему? Господину нужна госпожа, а твоему рабу нужна рабыня. Ты тэн?

- Нет.

- В таком случае, разговор окончен.

Эйфия огорченная и расстроенная долго смотрела в окно и вдруг сказала:

- Ты прав папа, но и не прав. Семен сильный, умный и смелый человек. Он выступил против своих защищая меня, он единственный не посчитал меня низшим существом, недочеловеком…

- Вот она, психология раба, - усмехнулся Рэй. - Убедилась насколько низок в мышлении подобный тип двуногих? Все кто не так устроен, не так мыслит или ходит, смотрит или говорит, автоматически причисляется к носителю угрозы всей системы низшей плоскости, которую они занимают. И его нужно обязательно уничтожить. Агрессивность первый признак несовершенства личности. Стадное чувство и амбиции жука мечтающего стать птицей - вот их суть, и невдомек что птица рождена птицей, и чтобы подняться с ней в небо не надо убивать ее и ненавидеть, нужно реально взглянуть на нее и на себя, на те плоскости которые занимает каждый типаж. Понять и принять птицу, как понять и принять себя каков ты есть, и стать равным своей мечте и подняться с ней в небо. Но жук зол, что он жук, он хочет такие же крылья, такие же глаза и перья, как у птицы. Не небо, а чужое место манит его. У него хватит сил напасть, искусать, но не схватит сил смириться с тем, что он жук, не хватит ума понять, что же ему нужно на самом деле - оперенье, острый взгляд сверху, с высоты полета, небо или чувство парения? Или ничего из всего этого, потому что это не его мечта? Такие даже став господами, все равно останутся рабами.

77
{"b":"94616","o":1}