ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Надеюсь Алорна? - спросил глухо, с металлическим блеском в глазах.

- Монторрион раздавил эту монию.

- Зря, - бросил мужчина, жалея, что бывшую жрицу нельзя посадить на цепь рядом с ее отцом и заставить веками платить за содеянное.

- Возможно, - согласился Рэй, прекрасно понимая сына.

- Как думаешь поступить с Монторрионом?

- Посоветуешь? - решил испытать Рэнни. Тот думал пару секунд и выдал:

- Он доказал свою верность и заслужил прощение. Преданность нужно поощрять, отец, как необходимо пресекать и наказывать измену. Используй Монти. Пусть он послужит на благо империи.

- Правильно, - улыбнулся Рэй. - Теперь Монторрион будет осмотрительней в действиях получив серьезный урок за свой проступок, и более ревнивым флэтонцем, чем раньше, получив доказательство мудрости своего императора.

Лоан снял с шеи именной мэ-гоцо, знак избранности Модраш и символ императора и подал сыну - Рэнни заслужил.

- Отец? - растерялся мужчина.

- Бери, - вложил ему в руку. - Он твой по праву. Властвуй и помни: ты флэтонец, ты Лоан. Теперь твоя семья, на защите, которой ты будешь стоять - не только Флэт, но и Цигрун.

Рэйнгольф сжал отцовский клинок, и прикоснулся к нему губами, давая понять Рэйсли, что все понял.

Через час сегюр вылетел домой.

Моторрион переодевался в удобную привычную светскую одежду, чувствуя, как выпрыгивает от радости сердце, и внимательно слушал отца. Доверенная ему честь окрылила парня, а милость императора гнала на подвиги, и он готов был перерыть все галактики, но найти сегюр желаемое, отдать свою кровь по капле, но спасти сейти.

Дэйкс с пониманием поглядывал на сына и искренне гордился им. Прошлое было забыто: мальчик справился, мальчик доказал - он не метис, он истинный флэтонец: верный, свободолюбивый, мудрый и гордый.

Осталось найти зятя сегюр, мужа сейти, а Монти господина, женить мальчика на знатной, здоровой флэтонке и за будущее сына Дэйксклиф будет спокоен.

Монторрион застегнул гуэдо и тут же нажал сейсор связи.

- Рискуешь, - сообразив кого, решил потревожить парень, предупредил Дэйкс.

- Нет, отец, - замер тот в ожидании. И низко поклонившись, выпалил, как только увидел императора. - Мне нужны инструкции для более быстрого и оптимально правильно исполнения задания. И ваше разрешение на встречу с сейти.

Рэй прищурился: а мальчишка и вправду поумнел - даже на отца не полагается.

- Зачем тебе встречаться с Эйфией?

- Мне нужно узнать ее вкус, чтобы подобрать наиболее оптимально подходящего ей мужчину.

- Это слишком щепетильная тема.

- Я знаю, господин сегюр, и ни в коем случае не стану травмировать уважаемую сейти своей бестактность. Мне нужны сутки или двое на общение с ней, чтобы осторожно, исподволь выведать необходимое.

Рэй подумал и кивнул:

- Ты быстро учишься. Это радует. Но не разочаруй меня.

- Постараюсь, господин сегюр.

Не "нет, не разочарую", а "постараюсь" повторно порадовало и сегюр и троуви: малыш уже не малыш, но муж и отвечает за свои слова, думает на пару шагов вперед, а не стремится в неизвестность с щенячьим оптимизмом. Значит, толк будет.

- Насколько я понял мне нужно найти не только мужа сейти, но и источник вечной энергии в одном лице?

- Это было бы идеально.

- Особые указания?

- Отсутствие амбициозности, сильное Ка, уважение к Флэту и соответственно, к моей дочери. Эйфия - это главное. Он должен быть ей по нраву, заработать ее благорасположение, обаять.

- То есть главные условия: кандидат не должен представлять опасности для сегюрет, но при этом должен быть достаточно проворным и умным, чтобы привязать к себе сейти, а так же сильным, здоровым и плодовитым, желательно с огромным энергетическим потенциалом. Раса, сословие, должность имеют значение?

- А это ты узнаешь у моей дочери. Ты будешь у нее раньше, чем прилетим мы, поэтому, как только что узнаешь, доложишь мне.

- Естественно, господин сегюр, я буду держать вас в курсе, и прошу извинения, что потревожил вас.

- По делу - пожалуйста.

И отключил связь.

Монти посмотрел на отца: я готов. Идем.

Молодец сын! Как держится! - расплылся в улыбке Дэйкс и указал парню на выход.

Там же на Кургосских торгах Монти купил для сейти трех отличных тэн, и щенка айху и лауга: будет подарок девушке. И повод заглянуть к ней.

Глава 37

Эйфия замученная за пять дней кафирами до крика и хрипоты, начала сопротивляться их вниманию и тут же толпа ученых мужей на цыпочках покинула ее покои. Девушка осела в кресло и прикрыла глаза: хвала, Модраш, сегодняшний набег удалось избежать без последствий для себя.

И тут же увидела агноликов, что привели ей очередного тэн.

- Госпожа, приказ сегюр: вы должны получать и-цы ежедневно.

Лявры бы вас всех закусали! - раздражаясь, подумала девушка. Изо дня в день, из часа в час ее не выпускают из тисков отцовского приказа, обложили как лауга и гонят в нужном им направлении. Она уже буквально задыхалась от столь пристального внимания и готова была сорваться. Но только открыла рот, как подумала: с чего вдруг она настолько разозлилась? Эмоциональный сбой - первый признак истощения. Но она вчера вечером брала и-цы! Неужели ей не хватает допинга и на сутки?

К притихшей сейти подвели раба и поставили на колени.

Вольторец, - поморщилась она. От их приторно сладкого и-цы ее уже мутило, и Эя махнула рукой, еле сдерживая оскомину.

Не прошло и минуту привели трех тэн: юксиота, землянина и… цигруна. Надо же, какой дорогой подарок. Вот только траты отца были напрасны: жесткое, более похожее на тягучую плавкую массу чего-то абсолютно неудобоваримого и-цы цигруна вызвало содрогание организма. Эю передернуло и она жестом, приказала убрать цигруна.

Юксиот - и-цы мощное, но одномоментное, видно накопленное совсем недавно и бесцветное, безвкусное - не привлекающее, даже отталкивающее.

Землянин…

Сейти сама не ожидая от себя, вдруг всхлипнула и раскричалась, еле сдерживая слезы тоски и обиды: обманщики, презренные дикари! Агрессивные, тупые варвары!

Семен…

- Вон, все вон!! Вон!!

Агноликов смыло вместе с тэн, а Эю скрутило от тоски и отчаянья. Она заплакала, пытаясь, сдержать слезы ладонями, утихомирить расшалившиеся нервы глотком фэй, но зубы стучали о край чашки, а слезы лились сплошным потоком, капали в энергетический напиток.

Монти шел по переходам императорского туглоса в покои сейти. За ним шествовали слуги, неся щенка и ведя тэн.

У входа на половину сейти дорогу ему преградили агнолики.

- Нельзя. Сейти нехорошо.

- Что с ней?

- Стабильное ухудшение, нервный срыв.

Парень задумался: дело совсем худо. Полетят нервы - полетит и система жизнеобеспечения. Организм быстро рассыплется и уже не восстановится.

- Чем расстроили?

Ману, как и другие воины предупрежденный Стейпфилом о миссии Монторриона решил не уходить от ответа, а сказать честно:

- Привели рабов. Она в крик и в слезы.

- Кого привели?

- Юксиот, землянин. Цигруна приказала удалить сразу.

- Покажи того и другого.

- Хайф?! - окликнул Ману виднеющегося в глубине проходной залы агнолика. - Приведи недавних!

Тот исчез и через пару минут поставил перед сыном троуви трех мужчин.

Цигрун и Монти не понравился: серая кожа, серые глаза и волосы, серое и-цы, до отвращения железистое по аромату и жесткое как амортизирующая жидкость роботехов.

Юксиот. Полный идиот. Наивный взгляд бесцветных глаз, скудный волосяной покров на голове почти белого цвета. И-цы дрянь.

Землянин. Н-да-а…

Монторрион вздохнул, прекрасно понимая девушку: взгляд у мужчины был, как клинок мэ-гоцо и и-цы соответственно пропитано ядом злобы так что, даже глядя на него подавиться можно.

88
{"b":"94616","o":1}