ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты все верно сделал, — сразу ответила она. — Я не жалуюсь, просто не знаю, как вернусь в таком виде в «Санта Лучию».

— Ничего страшного. Пойди-ка, посмотри на свертки, которые лежат на софе.

Заинтригованная, она так и сделала, и ее глаза расширились при виде содержимого свертков.

— Я знал, что тебе понадобится одежда, — сказал он, стоя в дверях кухни и глядя на нее. — Правда, это дешевые вещи, совсем не то, к чему ты привыкла.

Луиза покраснела, потому что одежда была куда лучше той, какую она всегда носила. Он купил ей льняные брюки и две блузки. Рассмотрев покупки внимательнее, она удивилась его глазомеру. Все вещи были как раз нужного размера.

— Тебе хватило смелости купить мне и…

— Тебе же нужно нижнее белье, — сказал он так, будто оправдывался. — Извини, кофе выкипает.

Он исчез в кухне и даже притворил за собой дверь, позволив Луизе в одиночестве рассматривать лифчик и трусики, которые он для нее купил. Они состояли из тонких кружев, словно были предназначены для того, чтобы их видели.

Женщина купила бы такие, если бы собиралась раздеваться в присутствии мужчины. А мужчина — если бы хотел видеть их на женщине, или даже хотел бы видеть, как женщина снимает их, или, может, мог хотя бы думать о том, как она носит или снимает их.

Луиза резко остановила поток своих мыслей, Когда она залезла в последний сверток, то обнаружила там ночную рубашку. Она была полной противоположностью нижнему белью, а именно: абсолютно лишенной сексуальной привлекательности и застегивающейся почти до самого горла. В растерянности она села на софе, держа прозаическую ночнушку в одной руке и сексуальное нижнее белье в другой. Ничего не понимаю, подумала Луиза. Это было странно, потому что она ожидала, что гондольера будет очень легко понять.

Подняв голову, она увидела, что кухонная дверь приоткрылась, и в проеме появился один глаз. Выглядел он довольно встревоженным.

— Эй, входи, — сказала она и невольно засмеялась.

Появился второй глаз.

— Кофе готов. Я прощен?

— Еще не знаю, — ответила она, присоединяясь к нему на кухне и беря протянутую чашку. Ты осмелился купить мне очень откровенное нижнее белье.

— Оно мне нравится, — ответил он с невинным видом.

— И меня просто поразила ночная рубашка, потому что ее впору носить только моей бабушке!

Он перестал улыбаться и сказал:

— Я считаю, что сделал все правильно. Пока ты болеешь, будет лучше, если… — Тут он заколебался, а потом продолжил:

— если ты будешь похожа на бабушку. Конечно, не совсем на бабушку, потому что ты на нее совсем не похожа, но так будет безопасней! — Он провел рукой по волосам. — Я не очень внятно все объясняю, но надеюсь, ты понимаешь…

— Да, — сказала она, тронутая до глубины души. — Я понимаю. Спасибо, что подумал о моей безопасности.

— Ну кто-то же должен о ней думать. Ты заперта здесь наедине с мужчиной, у которого очень плохой характер. Из-за болезни у тебя совсем нет сил, и некому тебя защитить, если что-то случится.

— Может быть, у этого мужчины вовсе не такой уж плохой характер?

— Определенно плохой, просто ужасный! Ты должна очень скромно одеваться, чтобы ему в голову случайно не закрались нескромные мысли о… — Тут он посмотрел в ее недоумевающие глаза. — О том, как ты замечательно выглядишь без этой скромной одежды… Пожалуй, пора начинать готовить суп, — быстро закончил он.

Луиза отвернулась, пряча улыбку. Ей было приятно, как ловко он смог сделать ей комплимент, не заставив при этом почувствовать себя смущенной.

— Но я ведь не останусь здесь надолго, — сказала она. — После завтрака я могу вернуться в отель.

— Не думаю. Ты еще не выздоровела, сегодня снова придет врач. Сейчас ты чувствуешь себя довольно сильной, но это ненадолго.

Она действительно начала чувствовать усталость и потому с удовольствием съела целую тарелку приготовленного им супа. За первым блюдом последовал восхитительно вкусный рис с овощами. А потом она снова легла в застеленную свежим бельем постель, надев «бабушкину» ночнушку и накрывшись одеялом.

Она проснулась от звука открывающейся двери. В комнату вошла доктор Эррера.

Осмотрев Луизу, она осталась довольна темпами ее выздоровления.

— Но не торопитесь, — предупредила она. — Если будете завтра выходить на улицу, то только на короткое время, и не забывайте закрывать кожу от солнца.

— Я уже могу вернуться в отель, — виновато сказала Луиза, как только доктор Эррера ушла.

— Нет, — сразу же ответил он. — Ты должна остаться здесь, чтобы я мог за тобой присматривать. Конечно, в отеле есть горничные, но разве они смогут толком позаботиться о тебе?

— Смогут, если я буду давать им хорошие чаевые!

— Да неужели? И ты думаешь, что такой заботы тебе хватит?

Подумав, Луиза отрицательно покачала головой.

— Кроме того, — добавил он, — я тебе не доверяю!

— Что-что?

— С тобой опять что-нибудь приключится, если меня не будет поблизости. Поэтому тебе лучше остаться там, где я смогу за тобой присмотреть, и можно не платить никаких чаевых.

— Хорошо, на сегодня я останусь, но завтра вернусь в отель.

— Ты вернешься, когда я это скажу!

— Да, сэр! Разрешите принять душ, сэр? — дурачась, ответила она.

Пока он готовил ужин, она не спеша приводила себя в порядок. Жаль, что я, такая худая, подумала она, надев кружевное белье и разглядывая себя в зеркало. Нежно-желтая блузка очень хорошо подходила к светлым брюкам, и теперь Луиза выглядела очень элегантно. Эта одежда нравилась ей куда больше, чем наряды, которые висели сейчас в шкафу ее номера.

— Что ты готовишь? — спросила она, заходя в кухню и вставая так, чтобы он мог разглядеть ее.

— Говяжью вырезку в винно-лимонном соусе. — Он перестал нарезать чеснок и посмотрел на нее. — Прекрасно! — одобрительно сказал он.

— Правда?

— Да, прекрасно, что я правильно угадал твой размер. Передай мне, пожалуйста, лук.

От подобной наглости она чуть не запулила луком прямо в его глупую голову.

Луиза накрыла маленький столик, который стоял у раскрытого окна гостиной.

Вечер разливал повсюду мягкий розовый свет.

Зажигался свет в домах, отбрасывая на воду сверкающие дрожащие отражения, и откуда-то издалека слышалось тихое пение.

Открыв бутылку «Барона де Онья», сухого красного вина, он сказал ей:

— Вино очень легкое, от него тебе не будет никакого вреда.

Они чокнулись бокалами.

— В общем-то, я приготовил все самое легкое', — объяснил он. — Сначала мы съедим рис с говяжьей вырезкой, потом будет омлет с креветками, и манго с мороженым на сладкое.

После ужина он мыл посуду, а она вытирала ее полотенцем, гадая, почему в его поведении появилась некоторая натянутость.

— Что-то не так? — спросила она.

— Ну… Луиза, ты не против, если после того, как мы закончим с посудой, мы… Только если ты не будешь против…

— Так в чем дело? — спросила она, чувствуя, как сердце охватывает мгновенная боль разочарования.

Ну вот… Начинается! — подумала она. Непристойные предложения, которые сразу же сделают его непривлекательным в моих глазах. Но ведь за этим я сюда и приехала!

Луизе захотелось быть в любом другом месте, только не здесь. Но работа есть работа, поэтому она просто посмотрела на него, ожидая продолжения.

Он глубоко вздохнул, будто собирался взяться за какое-то непосильное дело.

— Сегодня вечером по телевизору будет футбольный матч…

— футбольный матч?!

— Да, «Фламенго» против «Барселоны», это очень важно, иначе я даже не стал бы просить, — умоляюще сказал он. — Ты не против?

— Нет, — ответила она, сбитая с толку, — совсем не против.

Весь оставшийся вечер они просидели на софе, держась за руки, и смотрели футбольный матч, пока он не объявил, что пора спать. Но ему пришлось повторить это дважды, потому что Луиза давно уже сладко спала на его плече.

На следующее утро он не стал будить ее, поэтому она проснулась поздно и сразу почувствовала, что окончательно выздоровела. Одеваясь, Луиза с радостью заметила, что краснота ушла.

13
{"b":"947","o":1}