ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но где же сейчас его ангел-хранитель? Хотя, я зря на него грешу, подумал Алехандро. Ведь если бы я пришел несколькими минутами раньше, то граф представил бы меня Луизе, назвав настоящим именем. И поздно было бы лепетать, что я хотел объяснить все позже. Нет, так не пойдет!

Сверху донеслись неразборчивые голоса Эстебана и Диего, а затем раздраженный тенор его дяди:

— Да что с ним случилось? Луиза, извините моего племянника за опоздание. Он будет здесь с минуты на минуту.

Ни за что на свете! — отчаянно подумал Алехандро.

— Надеюсь, — это сказала Луиза. — Потому что я действительно хотела бы познакомиться с вашим третьим племянником, граф…

Их голоса затихли в отдалении.

Когда Алехандро оказывался лицом к лицу с опасностью, скорость, с которой мысли мелькали в его голове, начинала приближаться к критической отметке. Можно выскользнуть через ту же калитку, через которую вошел, потом позвонить дяде и сказать, что на работе случился непредвиденный кризис, который помешал прийти на ужин.

Он уже собрался воплотить свой план в действие, как вдруг ему в голову пришла мысль, от которой его прошиб холодный пот. Алехандро знал, как граф развлекает гостей. Ужин, затем осмотр асьенды, который заканчивался в его кабинете. Там он будет показывать семейные фотографии, на которых, конечно, запечатлен и Алехандро.

На этом месте несчастный заложник Рока застонал, спрашивая у судьбы, чем он заслужил такое несчастье, и тут же замолк, потому что список причин был слишком длинным, чтобы вспоминать его весь. Любой ценой Луиза не должна увидеть эти фотографии!

Прижимаясь к стене, он дошел до маленькой дверцы, которой никто никогда не пользовался, Если ему удастся открыть ее, он попадет в коридор, который ведет мимо кухни в заднюю часть дома, а оттуда рукой подать до кабинета дяди.

Как он и предполагал, дверь была заперта, но дерево было таким старым, что хороший удар камнем разрешил все проблемы. Коридор не имел окон, поэтому ему пришлось пробираться на ощупь по неровному полу, один раз он даже споткнулся и упал. Поднявшись, Алехандро понял, что весь извозился в грязи, но это было совершенно не важно. Впереди показался свет. На кухне сейчас идет жаркая работа, поэтому ему точно удастся пройти незамеченным.

Пять минут он терпеливо ждал подходящего момента, а затем быстро прошмыгнул мимо открытой двери. Затем он прошел по узкому коридору, в конце которого была спрятана секретная дверь. Нажав нужный завиток, можно было попасть в ход между стенами, который вел прямиком в кабинет. Этот ход устроил в восемнадцатом веке граф, который был в то время губернатором Регонды и боялся покушения на свою жизнь. Алехандро просунулся через узкий ход. Ему по-прежнему везло. В кабинете царила темнота.

— Чем меньше света, тем лучше, — пробормотал он самому себе и зажег лишь одну маленькую лампу.

Алехандро полез в ящик стола, в котором дядя хранил ключ от стеклянного шкафа с фотоальбомами. Не производя лишнего шума, он встал на колени и вставил ключ в замок.

— Руки вверх! — внезапно послышался повелительный приказ сзади.

Алехандро медленно втянул в себя воздух, искренне надеясь, что холодный предмет, который сейчас упирался ему в затылок, был вовсе не тем, о чем он думал.

— Встань и медленно повернись ко мне лицом!

Он так и сделал, и в его лицо уткнулось дуло охотничьей двустволки.

Шла минута за минутой, но исчезнувший наследник все не появлялся. Улыбка графа становилась все более напряженной, пока наконец он не провозгласил, что они больше не могут ждать и идут ужинать. Поэтому все четверо отправились в большую, богато декорированную столовую, где Луизу усадили на почетное место.

Родриго предался воспоминаниям об Эжени, рассказав Луизе много занятных случаев, которые, как она подозревала, были на самом деле плодом богатого воображения графа. Время от времени он возвращался к холостяцкой теме.

— Я продолжаю надеяться, что мои племянники женятся и порадуют меня на старости, — с печальным видом сказал он. — Но все они эгоистичны и очень упрямы.

— Очень! — согласился Эстебан с усмешкой. — Понимаете ли, Луиза, мы все почему-то думаем, что надо жениться по любви, а не только для того, чтобы «продолжить род».

— Боюсь, что все мы по натуре холостяки, — вздохнул Родриго.

— А ваш племянник Алехандро? — спросила Луиза. — Он тоже холостяк?

— Да, и еще какой, — ответил ей вместо графа Диего.

За что получил от дяди такой взгляд, который мог бы убить на месте более впечатлительного человека.

— Я должен еще раз извиниться за то, что Алехандро задерживается, — сказал Родриго. Но я не сомневаюсь, что вскоре он появится.

На последних словах он поднял голос, словно надеялся, что это поможет его «посланию» достигнуть адресата. Но, к несчастью, племянник по-прежнему пребывал в каких-то таинственных сферах, и трое де Эспиноса обменялись недоумевающими взглядами, гадая, куда же он мог запропаститься.

— Фернанда, убери эту штуку, — нервно попросил Алехандро. — Вот так, позволь мне взять ее.

Он высвободил двустволку из рук экономки и усадил ее на стул.

— Она не заряжена, — дрожащим голосом ответила она. — Я думала, что ты грабитель. Дева Мария! Я же могла убить тебя!

— Только не из разряженного оружия, — заметил Алехандро. — Хотя у меня чуть было не случился сердечный приступ. А если бы вместо меня был настоящий вор, что бы ты стала делать с этим ружьем? По-моему, в последнее время ты смотрела слишком много гангстерских фильмов.

— Да, — вздохнула она. — Я просто подумала, что некоторая встряска мне не повредит.

— Некоторая что? Тебе нужно что-то подкрепляющее. Где дядя хранит свой бренди? Ага, вот он. — Он передал ей бокал и мягко сказал:

— Выпей, тебе станет лучше. А если тебе нужны приключения, помоги мне выбраться из переделки, в которую я попал. Мне надо избавиться вот от этого. — И он показал на альбомы. — Всего на несколько часов.

— Но он всегда показывает их гостям, — удивилась Фернанда.

— Знаю, поэтому-то они и должны исчезнуть.

Я не могу объяснить, почему, но от этого зависит очень многое. Фернанда, вся моя жизнь в твоих руках, мой брак, мои дети, дети моих детей, все будущие отпрыски семьи де Эспиноса. Если ты мне не поможешь, все рухнет. Ты ведь не будешь брать на свою душу такой грех, правда?

— Ты что-то задумал!

— Разве когда-нибудь было иначе?

— Не было. Но если ты попытаешься спрятать альбомы, он сочтет это кражей и вызовет полицию.

Алехандро в отчаянии вцепился себе в волосы.

— Что же мне делать?

— Предоставьте все мне, сеньор!

Граф Родриго был неотразим, когда рассказывал о славном прошлом Регонды, и, хотя Луиза прекрасно понимала, что этот спектакль был сыгран уже не раз, она от всей души наслаждалась им.

— Множество людей со всех Карибских островов приезжало сюда на карнавал, — объяснял граф, — Это было время веселья. Вы знаете, почему карнавал называется карнавалом?

— Боюсь, что не знаю, — сказала она, потому что именно этого от нее и ждали.

— Это слово происходит от итальянского слова «карне», плоть. Перед Великим постом, временем воздержания, люди веселились вовсю, следовали желаниям своей плоти, скрывая свои лица за масками. Оргии продолжались до последнего дня Масленицы и заканчивались, когда часы начинали бить полночь.

— Так вот почему карнавал проходит в феврале, — сказала Луиза.

— Да, сеньорита, и просто замечательно, что вы приехали именно сейчас. Я устраиваю карнавал в своем доме на следующей неделе.

— Я не уверена, что останусь до следующей недели, — пробормотала она в ответ.

— Нет, вы просто должны остаться, — искренне отозвался граф, — хотя бы для того, чтобы я мог исправить ваше мнение о роде де Эспиноса.

Я не знаю, как извиниться за ужасное поведение Алехандро, и обязательно выскажу ему свое недовольство.

— Вы уже сделали это, — сказала Луиза с улыбкой, — когда он позвонил с извинениями полчаса назад. Конечно, жаль, что мне не удалось познакомиться с ним, но, поскольку все было организовано в последнюю минуту, вероятно, ему не удалось изменить свои планы. Я не в обиде на него.

18
{"b":"947","o":1}