ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы очень добры, но, все же, на следующей неделе он лично принесет вам свои извинения.

Поняв, что отговорить графа от этой идеи не удастся, Луиза пробормотала что-то, что можно было принять за вежливое согласие, и деликатно сменила тему разговора. Она с удовольствием последовала за графом, когда он стал показывать ей асьенду и рассказывать о тех, кто посещал ее в прежние времена. Когда экскурсия была закончена, они выпили по чашечке кофе, и затем трое мужчин проводили Луизу на пристань, где ее уже ждала лодка. Эстебан и Диего с удовольствием помогли бы Луизе, но граф царственным жестом отодвинул их обоих.

— Помогать прекрасной сеньорите — это моя привилегия, — сказал он со старомодной галантностью. — Доброй ночи, приношу извинения за этот не столь приятный вечер. Я надеялся показать вам альбомы с фотографиями, не понимаю, как экономка могла потерять ключ, на нее это не похоже.

— Я с удовольствием посмотрю их в следующий раз, — сказала Луиза.

— Да, когда придете на бал-маскарад. Он состоится в следующую среду, не забудьте. И Алехандро там тоже будет.

— Я буду рада встретиться с ним.

Лодочник с комфортом разместил ее на борту лодки, и спустя мгновение они плыли по Главному Каналу.

Все трое де Эспиноса махали ей на прощание, пока лодка не исчезла из виду.

— Она великолепна, — сказал граф.

— Дядя, ты так и не понял, откуда дует ветер, — заметил Эстебан.

— Что ты имеешь в виду?

— Алехандро встречается с женщиной, — сказал Диего. — По всей Регонде говорят, что он провел вместе с ней всю прошлую неделю, даже на работу не ходил. А когда это Алехандро пренебрегал своим бизнесом? На этот раз все очень серьезно, дядя.

— Почему, черт побери, вы не сказали мне об этом раньше?

— Мы подумали, что будет безопасней сказать тебе об этом после ужина, — ответил Эстебан, — Что-нибудь известно об этой женщине? — поинтересовался встревоженный Родриго.

— Только то, что он встретил ее, когда плыл на гондоле.

Родриго фыркнул.

— Значит, это туристка, готовая закрутить курортный роман с первым встречным гондольером. Сеньорита Луиза — это женщина, великолепная во всех отношениях, а он не хочет с ней встречаться из-за какой-то вертихвостки! Он сумасшедший?

— Нет, он — де Эспиноса, — ответил ему Эстебан.

Луна стояла высоко в небе, когда Луиза, облокотившись о высокий парапет, смотрела на воды Главного Канала. Регонда медленно погружалась в объятия ночи. Постепенно, один за другим, выключались фонари вдоль канала. Она смотрела на пары, которые прогуливались вдоль воды, взявшись за руки, а затем сворачивали в близлежащие улочки, где их деликатно скрывала темнота.

Несколько гондол все еще беззвучно скользили меж теней по воде. В каждой из них сидело по парочке влюбленных, которые целовались, забыв о гондольере, который, усмехаясь, смотрел поверх их голов. Он видел так много влюбленных…

Но ни один из гондольеров не был похож на мужчину, которого искала Луиза, и она вздохнула, гадая, где он, что делает, какая причина заставила его пропустить свидание, и как скоро им придется расстаться? Может быть, Рафаэль звонил, чтобы сказать, как он соскучился? Может, он оставил ей сообщение в отеле?

Охваченная нетерпением, она поспешила вернуться. Но никто не оставлял для нее никаких сообщений. Разочарованная, она села на стул и невидящим взглядом уставилась на телефон.

Внезапно Луиза поняла, что она в номере не одна. Из второй спальни донеслись какие-то звуки, и через секунду дверь распахнулась.

— Амели! — воскликнула Луиза.

— Привет! — Девушка бросилась к ней и обняла в порыве искренней радости. — Так здорово увидеть тебя снова!

— Но что ты здесь… То есть, я не знала, что ты должна приехать.

— Папа сказал, что нам будет интересно провести отпуск вместе. Вот поэтому он и снял номер с двумя спальнями.

— Он сказал, почему я здесь?

— Ты проводишь для него какие-то исследования рынка. Я знаю, что он всегда стремится расширить свой бизнес.

Амели и в голову не приходило в чем-то подозревать Луизу. Девушка ничего не знала о ее работе детектива, но почему-то у Луизы появилось нехорошее предчувствие.

— Ты прекрасно выглядишь, — сказала Амели, рассматривая ее вечернее платье. — Ой, Луиза, неужели это мужчина?

— Даже три, и никто из них не был тем, кого бы я хотела увидеть в качестве своего возлюбленного, — рассеянно ответила она.

— Да, трое — это слишком много, — мудро сказала Амели. — Лучше иметь одного, если он — тот, кто тебе нужен. Ох, Луиза, я так невероятно счастлива. Было так здорово снова увидеть его.

Луиза напряглась.

— О чем ты?

— Когда я приехала, то позвонила Рафаэлю прямо из аэропорта. Он приехал забрать меня, и мы целовались, целовались. Он сказал, что так скучал по мне и…

— Подожди минутку, — сказала Луиза, пытаясь не обращать внимания на холод, сжимающий сердце. — Сегодня вечером ты встречалась с Рафаэлем?

— Конечно! Он думал, что ему не удастся выбраться…

— Но, без сомнения, ему удалось отменить предыдущие планы, — сказала Луиза и сжала руки в кулаки.

— Наверное. Я не спрашивала. Разве это имеет значение, когда мы вместе?

Так вот где он был сегодня вечером, подумала Луиза. Он неплохо играет нами двоими. А я-то старалась увидеть его лучшие стороны!

— Ты куда? — спросила Амели, когда Луиза направилась к двери.

— Куда глаза глядят! — кинула та через плечо.

Луиза не смотрела, куда идет. Ей было все равно. Невинные признания Амели сняли с глаз повязку, которая делала ее слепой все предыдущие дни. Она была так уверена в себе, в своем профессионализме, в том, что постоянно настороже! А на самом деле прямиком шла в ловушку, которая стара, как мир.

Как здесь темно! Горит лишь один фонарь, поэтому Луизе пришлось прижаться к стене, пропуская влюбленные парочки. Их было почти не видно, слышны были лишь их тихие, полные радостных эмоций голоса.

Остров влюбленных…

Она попала в его силки, как глупая девчонка, которая ничегошеньки не знает. Она была предупреждена, вооружена, и все же так глупо влюбилась, убеждая себя в том, что находится в полной безопасности. Дура!

Поделом мне, подумала она. В следующий раз я буду умнее.

Но следующего раза не будет, потому что такое не может повториться. Будут другие отношения, но никогда больше она не сможет почувствовать такого счастья и покоя, которые давала его забота. И все это было обманом! Это ранило Луизу больше всего. Она все шла меж теней, пытаясь понять, сможет ли когда-нибудь выбраться из них.

Со своего наблюдательного пункта за столиком маленького бара рядом с Главным Каналом Алехандро было хорошо видно, как уезжает Луиза. Опершись локтями на парапет, он смотрел, как она проплывает мимо на лодке, и думал о том, как грустно быть рядом и одновременно так далеко.

На всякий случай он посидел в баре еще полчаса, а затем вернулся домой, насвистывая на ходу какую-то веселую мелодию. Как сильно он нервничал, показывало лишь то, что несколько раз послышались явно фальшивые ноты. — Сработала ли идея Фернанды? Она собиралась «потерять» ключ от кабинета, но вдруг у дяди был запасной, и ему все-таки удалось показать Луизе семейные снимки? Тогда она узнала его лицо, и потом она сказала, а дядя ответил… Была ужасная сцена. Эстебан и Диего чуть животики не надорвали от смеха… И вот теперь он собственными ногами идет в пасть тигра…

Может быть, эмигрировать? Какое-нибудь болото, кишащее змеями, было бы в самый раз.

Или любое другое столь же приятное место.

— Вот ты где, негодяй!

— Дяй, дяй…, — прокатилось эхо по огромному холлу.

К Алехандро приближался дядя Родриго, готовый метать громы и молнии, за ним поспешали Эстебан и Диего, которые не хотели пропустить подобное развлечение.

— Дядя, я могу объяснить…

— Конечно, ты можешь все объяснить, но только не мне, а очаровательной сеньорите. Ты непростительно с ней обошелся.

— Все зависит от того, как на это посмотреть, — сказал Алехандро, стараясь нащупать твердую почву под ногами.

19
{"b":"947","o":1}