A
A
1
2
3
...
19
20
21
...
33

— И это мой племянник! — воскликнул Родриго. — Заходи, — сказал он и указал на дверь своего кабинета.

Это был плохой знак.

На столе в кабинете стояли бокалы из-под вина, значит, кто-то провел здесь время…

— Она ведь настоящая донья, ты это понимаешь? — громыхал граф. — А ты вел себя так, будто она, ну, я не знаю даже, что сказать!..

А я бы хотел, что бы ты сказал больше, подумал Алехандро, потому что тогда я хоть что-нибудь пойму.

— Она очаровательна, просто очаровательна, — продолжал Родриго. — Воспитание дает о себе знать, хотя, наверное, ей хотелось повесить тебя на ближайшем столбе после того, что случилось сегодня ночью.

— А что случилось сегодня ночью? — осторожно спросил Алехандро.

— И ты меня еще спрашиваешь?

— Ну да. А вы двое, — угрожающим голосом сказал Алехандро, указав на Эстебана и Диего, — немедленно прекратите ухмыляться, или я за себя не отвечаю.

Видела она фотографии или нет? Если я вскоре об этом не узнаю, у меня съедет крыша.

— Извините, сеньоры.

Фернанда проскользнула в кабинет и начала собирать бокалы. Она незаметно показала Алехандро поднятый вверх большой палец, что его немного успокоило.

— Я приношу извинения, но на работе произошли непредвиденные осложнения, — сказал он. — И если, как ты сказал, она не очень расстроилась по этому поводу…

— Донья Луиза, — с ударением произнес Родриго, — была естественно очень разочарована, что не смогла встретиться с тобой. И она просила меня передать тебе это лично.

— Правда?

— Я убедил ее, что ты будешь на маскараде, и она сказала, что с нетерпением будет ждать с тобой встречи, и добавила, что для нее это очень важно.

Следуя своему желанию свести Алехандро и Луизу вместе, граф придал ее вежливым словам то значение, которого они не имели. А для Алехандро, чьи нервы были уже на пределе, эти слова показались ужасным знамением. Конечно, Луиза узнала правду, но вместо того, чтобы прилюдно стыдить его, она собиралась излить свой гнев на него лично.

— Э-э-э, дядя, извини, меня ждут срочные дела, — сказал Алехандро и со скоростью пули вылетел из асьенды.

8

От «Бел Ампаро» до отеля «Санта Лучия» идти меньше мили, если, конечно, знаешь задворки.

Поэтому Алехандро пролезал в узкие щели, нырял в проулки, чем значительно срезал путь.

Пройдя сквозь дом своего друга Бегиве, он ухитрился выпить на ходу бокал вина, изготовленного лично Бегиве, поцеловать его жену в благодарность и прокричать «спасибо» за секунду до того, как исчезнуть.

Он выскочил на улочку, идущую вдоль узкого канала, и полетел бы дальше, если бы не столкнулся с женщиной, идущей в противоположном направлении.

— Извините, ради Бога! Луиза! Я…

Он осекся, увидев выражение ее лица, и последующие слова лишь подтвердили его страхи.

— Ты просто подлец, — накинулась она на него.

— Если бы я только мог все объяснить…

— Объяснить что? Что ты продажная крыса?

Это я уже знаю.

— Боже мой! Так ты их видела.

— Что?

Он вцепился себе в волосы.

— Я так не хотел, чтобы это случилось.

— Тогда зачем ты сделал это? Надеялся, что я так никогда и не узнаю о тебе правду?

— Я собирался рассказать тебе все сам, честное слово!

— И тогда бы все встало на свои места?

— Конечно, нет, но… Если бы я мог объяснить тебе, почему все получилось именно так.

Это была случайность. Я знаю, что должен был тебе все рассказать с самого начала, но разве это имеет такое значение? Всего лишь один крошечный обман…

— Крошечный обман? Я ушам своим не верю! Я должна была понять, когда ты позвонил мне сегодня со своими оправданиями, что на самом деле нет никаких оправданий твоему поведению. Кое-что произошло! Странно, что тебе в голову не пришло что-нибудь гораздо более изобретательное.

— Я ничего не мог придумать, — признался он. — Но теперь, когда ты все знаешь, разве мы не можем начать все с начала?

— Что? Ты не можешь быть таким бессовестным…

— Дорогая, пожалуйста. Разве то, что я сделал, действительно так ужасно?

— Если ты спрашиваешь это, значит, точно не сможешь понять ответа. Нет смысла больше разговаривать. Спокойной ночи и прощай.

— Ты не должна уходить. Останься и выслушай меня!

Охваченный отчаянием, он схватил ее за плечи.

— Я не хочу оставаться, и, пожалуйста, отпусти меня.

— Не отпущу.

— Тебе не остается ничего другого. Убери свои руки.

— Всего несколько минут, — умолял он.

— Ты меня за дурочку принимаешь? Отпусти меня.

Она попыталась отпихнуть его, но это привело лишь к тому, что он опустил свои руки на ее талию и притянул ближе.

— Я отпущу тебя, — твердо сказал он, — после того, как объясню тебе все.

Она попыталась выскользнуть из его объятий.

Такое «объяснение» было слишком опасным. Но его губы неожиданно сильно прижались к ее губам.

Он целовал ее, как человек, вся жизнь которого зависела от этого поцелуя. Он словно боялся, что у него больше никогда не будет возможности сделать это снова. В его губах и руках была сила, которая проникала до самых сокровенных ее глубин, хотя Луиза изо всех сил пыталась остаться спокойной. Она чувствовала, как в ней поднимается волна предательской радости. Ее сердцу и чувствам было наплевать на то, что говорил ее разум. Они желали его, желали этого поцелуя, хотели, чтобы это продолжалось и продолжалось…

— Отпусти меня, — задыхаясь, сказала она, когда ей удалось оторваться от него.

— Не могу, — ответил он, тоже задыхаясь. Потому что боюсь, что никогда больше не встречусь с тобой. Я не могу этого допустить.

— Ты уже потерял меня…

Он заставил ее замолчать единственным доступным ему способом. Это нечестно, металась мысль в ее мозгу. Ведь я сражалась с желанием поцеловать его с того самого момента, как повстречала, и вот теперь он заставляет меня почувствовать это как раз тогда, когда только что расстался с Амели.

Воспоминание об Амели придало Луизе сил.

Она оттолкнула Алехандро и смогла освободиться.

Пытаясь сохранить равновесие, он сделал шаг назад. Ни он, ни она не помнили о том, как близко они стоят к воде. Алехандро оступился и с криком упал в канал.

Островитяне хорошо умеют плавать, и упасть в канал — не такая уж большая беда. Алехандро быстро вынырнул на поверхность, протер глаза и стал искать лестницу. Но поблизости не было видно никаких ступенек, и из-за отлива каменный парапет был так высоко, что без посторонней помощи на него было невозможно взобраться.

— Помоги мне вылезти, дорогая.

Луиза встревоженно посмотрела на него:

— Ты поранился?

— Нет, но я промок. Помоги мне вылезти.

— Зачем? Ты же умеешь плавать!

— Конечно, я хороший пловец…

— Вот и прекрасно, тогда плыви до дома.

Она встала на ноги и отвернулась.

— Луиза!

Алехандро с горечью смотрел, как она исчезает в темноте, оставив его одного бултыхаться в воде…

Прошел еще целый час, прежде чем мысли Луизы прекратили свое беспорядочное метание.

Итак, он бесчестный лгун. Я всегда это знала. Моя работа выполнена, и я очень счастлива.

Но на ее губах сохранилось ощущение его поцелуя, которое говорило о том, что она лжет самой себе. Мне придется справиться и с этим тоже, подумала она.

В таком настроении Луиза вернулась в отель, решив обо всем рассказать Амели и предупредить ее о том, в какого мерзавца она влюблена.

Луиза слишком долго откладывала этот разговор.

Она постучала в дверь спальни Амели.

— Мне надо поговорить с тобой, — сказала она.

Изнутри послышался голос Амели:

— А до утра это не может подождать?

— Нет, это очень важно.

До ушей Луизы донеслось восклицание, которое было произнесено явно мужским голосом.

В ее душу закралось дурное предчувствие, и она .решительно открыла дверь.

В комнате было темно, но в серебряном свете, льющемся из окна, она смогла разглядеть кровать и Амели, которая судорожно натягивала на себя простыню. Рядом с ней лежал кто-то, укрывшись с головой.

20
{"b":"947","o":1}