A
A
1
2
3
...
20
21
22
...
33

В душе Луизы гнев смешивался с болью и разочарованием. Как быстро он выбрался!

— Сейчас действительно не время для разговоров, — попыталась протестовать Амели.

— А я думаю, самое время выставить обманщика в истинном свете, — твердо ответила Луиза, быстро подойдя к дальнему концу кровати и схватив простыню.

Появились руки, которые потянули ее обратно. Луиза продолжала упорствовать. Он не уступал. Наконец она резко дернула, и простыня выскользнула из рук обнаженного мужчины.

Она никогда не видела его прежде!

— Это Рафаэль, — фальцетом сказала Амели.

— Это? — ошеломленно спросила Луиза. — Нет, это не Рафаэль.

— Это я, — ответил молодой человек, пытаясь потихоньку вытянуть из ее рук простыню, чтобы прикрыться. Когда ему наконец удалось это сделать, он вежливо протянул ей руку. Здравствуйте, меня зовут Рафаэль Вальдес. Как поживаете?

— Просто ужасно, — ответила Луиза странным голосом. — На самом деле, мне кажется, что я схожу с ума. Если вы — Рафаэль, то кого я только что столкнула в канал?

И Рафаэль, и Амели уставились на нее в изумлении.

Луиза отвернулась от них и подошла к окну. У нее не было никаких мыслей, никаких чувств.

Лишь где-то внутри, среди хаоса, рождалось что-то, что могло оказаться счастьем. Но было еще слишком рано говорить об этом определенно.

Любовники тем временем воспользовались возможностью выбраться из кровати и одеться.

Когда Луиза обернулась, Рафаэль уже включил свет, и потому его лицо стало хорошо видно. Она поняла, что все становится еще более запутанным, чем раньше.

На фотографии, которую ей отдал Эжен, были сняты два мужчины, один из которых играл на мандолине и пел. И Луиза решила, что это и есть Рафаэль, ведь так ей сказал Эжен.

Другой мужчина, который сидел сзади, был не так эффектен, всего лишь молодой человек с детским лицом. Луизе и в голову не приходило, что это и есть настоящий Рафаэль.

Первой, обретшей дар речи, была Амели.

— Я ничего не понимаю, — сказала она. — Зачем ты столкнула кого-то в канал?

— Потому что он это заслужил, — растерянно ответила Луиза. — То есть, нет. Не знаю…

— Может быть, вы перегрелись на солнце, — участливо спросил ее Рафаэль.

— Да, перегрелась, — призналась Луиза. — Мне было очень плохо, и он ухаживал за мной. Но я думала, что он — это вы, на нем была ваша рубашка, то есть, на рубашке было вышито ваше имя, и он плыл на гондоле…

— Похоже, это был Алехандро, — сказал он.

Луиза слишком часто слышала это имя за прошедший вечер.

— Какой Алехандро? — севшим голосом спросила она.

— Алехандро де Эспиноса. Мы с ним дружим со школы. Когда-нибудь он станет графом, а пока ему больше нравится плавать на моей гондоле. Я даю ему рубашку со своим именем, чтобы он притворялся мной, ведь у него нет разрешения на работу гондольера.

Луиза заставила свои негнущиеся ноги двигаться, чтобы подойти к своей сумочке и достать оттуда фотографию.

— Это он играет на мандолине?

— Да, это Алехандро, — сказала Амели. — Он наш хороший друг. Когда я приехала на Регонду в первый раз, он вместо Рафаэля плавал гондольером, чтобы мы могли побыть вдвоем.

— Мы знали, что за нами следят, — продолжил Рафаэль, — поэтому иногда мы появлялись все вместе, чтобы обмануть шпионов папочки Амели.

— Вы действительно обманули их, — сказала Луиза.

У нее подогнулись ноги, и ей пришлось сесть на стул.

Амели недоуменно посмотрела на Луизу.

— Откуда у тебя эта фотография?

— Твой отец дал ее мне, — неохотно ответила Луиза. — Как вы и подозревали, за вами следили.

Эжен подумал, что Рафаэль, ну…

— Охотник за богатством, — сухо закончил за нее Рафаэль.

— Именно так, но, боюсь, дела обстоят еще хуже. Он перепутал вас с Алехандро и думает, что ты выдаешь себя за наследника титула.

— Алехандро рассказывал об этом как раз перед тем, как была снята эта фотография, — вспомнила Амели.

— Должно быть, шпион твоего отца был достаточно близко, чтобы расслышать часть истории, — сказала Луиза, — но недостаточно близко, чтобы правильно понять ее. Это он сделал фотографию?

— Нет, один из уличных фотографов, — сказал Рафаэль. — Я купил у него одну, другая копия попала к графу, дяде Алехандро, и тому порядочно досталось из-за нее. Шпион сеньора Дюпона, должно быть, купил еще одну копию и присовокупил к ней не правильно понятые сведения.

Амели с интересом посмотрела на Луизу.

— Но почему папа дал эту фотографию тебе?

— А ты до сих пор не поняла? — с горечью спросила Луиза. — Он послал меня сюда, чтобы я нашла Рафаэля и проверила его.

— Как?

— Притворилась бы богатой, отвлекла его внимание от тебя. Узнала бы, действительно он аристократ или нет.

— Но я не аристократ, — сказал Рафаэль, — И никогда не притворялся им.

— Теперь я это знаю. Мне нужно было разыграть сцену перед Рафаэлем, соблазнить его своими деньгами, которые на самом деле совсем не мои, и тем самым доказать тебе, что он охотится за деньгами. Я частный детектив, Амели.

— Кто?

— Твой отец нанял меня, чтобы я «открыла твои глаза». Кажется, это он слеп, а вовсе не ты.

Ох, Амели, мне так жаль. Я думала, что спасаю тебя из лап обманщика…

Луиза собралась с силами и взглянула в глаза Амели, опасаясь увидеть там отвращение. Но Амели была напряжена лишь секунду, а затем она расслабилась и пожала плечами. Когда она взглянула на Рафаэля, на ее лице появилась улыбка, а затем они обнялись.

Луиза все поняла. Амели любила человека, который любил ее, а все остальное было неважно.

— То есть, ты все это время потратила не на того мужчину? — спросила Амели, по-прежнему находясь в объятиях Рафаэля.

— Что-то вроде этого, — напряженно ответила Луиза.

Амели захихикала, и через секунду к ней присоединился Рафаэль. Даже Луизе удалось выдавить из себя слабую улыбку.

— Это не смешно, — сказала она. — Он меня обманывал.

— Ты тоже его обманывала!

— Исходя из благих побуждений, — твердо ответила Луиза. — Но я ничего не понимаю. Я ведь была у него дома. Он совсем не такой…

— Совсем не такой, как у будущего графа, закончил за нее Рафаэль. — Именно поэтому он и нравится Алехандро. На самом деле, он довольно богат. У него есть сувенирный бизнес, он владеет двумя фабриками. Одна из них производит украшения из жемчуга, а другая — всякие безделушки для туристов, туземные костюмы, картины…

— И маски? — странным голосом спросила Луиза.

— И, конечно, маски. Он на них специализируется. Алехандро даже сам придумывает некоторые из них, но к тому же он очень талантливый бизнесмен. Его официальный дом — это «Бел Ампаро», но его настоящее прибежище — эта маленькая квартирка. Это очень хорошее место, куда можно приводить сеньорит, о которых не должен знать его дя… — тут он остановился, потому что Амели хорошенько толкнула его локтем в бок.

— Спасибо, — ровным голосом сказала Луиза. — Я все поняла.

— Жаль, что ты напала не на того мужчину, — протянула Амели.

— Что? — изумился Рафаэль. — Ты хочешь, чтобы за мной бегали другие женщины?

— Только для того, чтобы убедиться, что ты мне верен, мой дорогой, — влюбленно сказала та. — Тогда Луиза могла бы сказать папе, что ты очень честный человек.

— Не думаю, что из этого что-нибудь вышло бы, — сказала Луиза. — Он хочет, чтобы ты вышла замуж за богатого человека или за человека с титулом, а лучше и то, и другое.

— А мне нужен Рафаэль, — ответила Амели. — Неважно, достанутся мне папины деньги или нет.

Я уже совершеннолетняя. Мне не обязательно делать то, что он прикажет. Я просто не хотела с ним ссориться. Видишь ли, он ужасно упрямый.

Если он откажется от меня, то будет придерживаться своего решения до самой смерти, а у него нет никого, кроме меня. Если мы поссоримся, он никогда не увидит своих внуков, и будет очень одинок в старости.

— Тем не менее, он намерен добиться своего, — сказала Луиза.

— И я тоже. — В этот момент Амели была поразительно похожа на своего отца. — Нам нужно что-то придумать, — сказала она и зевнула. — Но давайте сделаем это утром.

21
{"b":"947","o":1}