ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кровь деспота
Супермен по привычке. Как внедрять и закреплять полезные навыки
Неудержимая. Моя жизнь
Каникулы в Раваншире, или Свадьбы не будет!
В ожидании Божанглза
Волки у дверей
Радость малого. Как избавиться от хлама, привести себя в порядок и начать жить
Два дня в апреле
Продажная тварь
A
A

— Уже утро, — ответила Луиза. — На часах пять.

— Все равно, осталось еще немного времени, продолжала настаивать Амели. — Спокойно ночи, Луиза. Тебе надо отдохнуть.

Луизе не оставалось ничего, кроме как отправиться к себе в комнату, раздеться и лечь в постель. Ей не спалось. С одной стороны, она была ужасно зла на Алехандро. Это его вина, что он притворился Рафаэлем.

Но, с другой стороны, она была счастлива, ведь он не был бесчестным жуликом. Все лучшее в нем было настоящим, вся та нежность и забота, с которой он ухаживал за ней, то, как он, держался на расстоянии, в то же время давая понять, что на самом деле желает обратного…

Раньше Луиза пыталась не давать своим чувствам воли, но теперь ничто не мешало ей признать, что она любит его, и ее охватило счастье.

Наконец она заснула глубоким сном, который продлился до девяти часов утра. Проснувшись, она сонно потерла глаза, надеясь, что сегодняшний день принесет ей радость.

Луиза поспешно приняла душ и оделась. Выйдя из спальни, она увидела, что на террасе накрыт стол. Амели и Рафаэль уже позавтракали и теперь пили кофе. Они оба улыбнулись ей.

— Разве это утро не прекрасно? — мечтательно сказала Амели. — Я так счастлива, что могу умереть.

— Тогда я умру вместе с тобой, — ответил Рафаэль.

— Мы все умрем, если месье Дюпон проведает, что тут происходит, — сказала Луиза, но она тоже была счастлива.

Алехандро был свободен. Те тонкие нити, которые протянулись между ними за последние несколько дней, привязали их друг к другу прочнее канатов, а теперь Луиза тоже может дать своей любви свободу. Если только он вернется после того, что она наговорила ему вчера!

В дверь номера кто-то постучал.

— Я попросила принести еще кофе для тебя, — сказала Амели.

— Спасибо, тогда я заберу заказ сама, — сказала Луиза и поднялась на ноги.

В дверь снова постучали, на этот раз более нетерпеливо. Она раскрыла ее настежь и увидела Алехандро.

Она радостно улыбнулась ему, одновременно удивляясь выражению его лица. Алехандро вошел так осторожно, словно ожидал, что на него вот-вот свалится котел с кипящим маслом.

— Ты все еще сердишься на меня? — спросил он.

— А должна?

— Ну.., вчера вечером ты была очень рассержена. Я это очень хорошо помню, потому что ты пихнула меня в воду.

— Ты сам оступился!

— Но ты не помогла мне выбраться.

— Потому что ты умеешь плавать.

— И мне пришлось порядочно проплыть. В конце концов меня подобрала баржа, которая перевозит мусор, и я вернулся домой, источая такое амбре, что даже бродячие кошки от меня убегали. И это не смешно, — добавил он, видя, как она тщетно пытается скрыть усмешку.

— Нет, смешно.

— Ну, наверное, — признал он. — Когда я проснулся сегодня утром, то понял, что должен объяснить тебе, как все произошло. Но разве это имеет какое-нибудь значение теперь, когда… Он, не отрываясь, смотрел на нее. — Поцелуй меня, любимая, поцелуй меня!

Он привлек ее к себе, и Луиза поняла, как сильно Желала поцеловать его. Раньше она пыталась убедить себя, что это не правда, но теперь все было иначе.

— Я так часто хотел сделать это, — прошептал он между поцелуями. — Я с самого первого момента знал, что ты — та, что мне нужна, и ты ведь тоже это знала, дорогая?

— Я не знаю, знала ли я это… — прошептала она в ответ.

— Знала, должна была знать. — Он снова поцеловал ее. — Надо восполнить упущенные поцелуи. Впрочем, на это у нас есть вся жизнь.

— Вся жизнь? — Она едва верила своим ушам.

Все происходило слишком быстро.

— Конечно. Впереди годы и годы, чтобы целовать тебя и заботиться о тебе. Годы для того, чтобы растить детей вместе.

Он откинулся назад, нежно взял ее голову в свои ладони, и она на всю жизнь запомнила выражение его лица в этот момент: счастливое, светящееся, полное ликующей любви. Это воспоминание потом станет для нее особенно дорогим. Ведь вскоре последовала катастрофа…

— Скажи мне, дорогая, — сказал он, — ты веришь в Судьбу?

— Ну, я…

— Потому что Судьба свела нас вместе, Судьба заставила твою туфельку свалиться прямо в мою лодку, ведь так?

— Не совсем, — сказала Луиза, почувствовав, что ступила на тонкий лед.

— Как, это была не случайность? — спросил он и внезапно рассмеялся радостным смехом. — То есть, ты увидела меня с моста: и сказала самой себе, что тебе надо познакомиться с этим симпатичным парнем, поэтому ты кинула туфельку, чтобы привлечь мое внимание. Скажи, что это правда, дорогая, это очень польстит моему самолюбию.

— Твое самолюбие и так непомерно большое, не стоит ему помогать, — насмешливо сказала она, пытаясь выиграть время. — «Симпатичный парень», надо же!

— Вчера вечером, когда ты рассердилась на меня, я подумал, что моя жизнь кончена. — Его тон внезапно стал очень серьезным, и ее сердце забилось сильнее. — Потому что ты и есть моя жизнь.

— Но ты меня не знаешь!

— Я узнал тебя с самой первой минуты нашей встречи. Я знаю, у тебя доброе сердце, и ты простишь мой невинный обман, потому что я лгал не со зла. Но скажи мне, как ты все разузнала? Я хотел спросить тебя прошлой ночью, но ты поторопилась сбросить меня в канал. — Благодаря своей жизнерадостной натуре Алехандро мог в мгновение ока перейти с серьезного тона на шутливый и обратно, поэтому Луиза едва поспевала за ним. — Я не в обиде на тебя за купание, — быстро добавил он. — Когда ты узнала о том, что я не тот, за кого себя выдаю… Как, кстати, у тебя это получилось?

— А я не знала этого тогда.

— Но почему тогда ты так сердилась на меня?

Когда меня кидают в канал, мне почему-то хочется узнать причину.

— Какое это имеет значение? — спросила она, невольно улыбаясь его шутке, хоть внутри у нее царил хаос. — Думаю, Регонда полна людей, которые просто жаждут окунуть тебя в воду.

— Несомненно. Но они обычно справляются с подобным желанием.

— Послушай, — внезапно решилась Луиза. — Мне нужно тебе кое-что сказать…

— Скажи мне, что ты любишь меня, — прервал ее Алехандро. — Скажи мне это, и тогда разве что-нибудь другое будет иметь для меня значение? Ты ведь любишь меня?

— Конечно, люблю. Но послушай, это важно…

— Ничто не важно, кроме того, что мы нашли друг друга. Поцелуй меня…

И она снова очутилась в его объятиях, и слова затихли на ее губах. До этого его прикосновение было осторожным, ждущим ее ответа. Теперь же он знал, что его любят, и потому в поцелуе и объятиях была уверенность, желание обладать. Я все скажу ему через секунду, пообещала она себе, а пока… Только еще один поцелуй, и я скажу ему…

— Как там кофе? — послышался вопрос из соседней комнаты.

— Проклятье тому, кто прервал нас, — вздохнул Алехандро. — Нам нужно идти, дорогая, и быть вежливыми, но вскоре мы останемся одни и тогда…

Алехандро неохотно выпустил Луизу из своих объятий.

— Позже, — прошептал он, а потом возвысил голос:

— Рафаэль! — И пошел в соседнюю комнату. — Что ты здесь делаешь? И Амели?! Я рад тебя видеть!

Луиза последовала за ним в гостиную и увидела, как он обнимает улыбающуюся Амели.

— Так вы знакомы? — спросил он, переводя взгляд с Амели на Луизу.

— Совсем немного, — быстро ответила Луиза.

— Алехандро, друг мой, я собирался позвонить тебе и просить о помощи, — сказал Рафаэль.

— Вы оба не кажетесь попавшими в беду. Я никогда еще не видел таких счастливых влюбленных.

— Но отец Амели не хочет, чтобы мы были вместе. Он даже нанял частного детектива, чтобы он «вывел меня на чистую воду».

Алехандро с отвращением фыркнул.

— Частный детектив? Шпион! Какой человек может выбрать такую бесчестную работу? Но я уверен, что он не сможет причинить тебе никакого вреда.

Наступила неловкая тишина. Луиза глубоко вздохнула и сказала тихим голосом:

— Этот частный детектив — не мужчина, а женщина. Это я.

Алехандро медленно обернулся к ней.

9

— Что ты сказала? — так же тихо спросил он.

22
{"b":"947","o":1}