ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Приехал твой шеф.

— Мой… Ты имеешь в виду месье Дюпона?

— Да. Папочка Амели. Ей удалось позвонить Рафаэлю, а он позвонил мне. Нам нужно сделать что-то, чтобы помешать Эжену забрать Амели во Францию.

— Итак, иногда Арлекину нужна помощь Коломбины?

— Иногда он не может обойтись без нее, даже если ему это не нравится. Сейчас тебе самое время решить, на чьей ты стороне.

— Я на стороне Амели. Ты, же слышал, что я обещала помочь им.

Тут Алехандро прокричал что-то водителю катера, и их скорость еще больше увеличилась, поэтому дальнейший разговор стал невозможным. Вскоре они достигли Главного Канала, и им пришлось снизить скорость.

— Мы не можем плыть быстрее? — спросила Луиза.

— Нет, это запрещено. Вот и отель. — Когда он подавал ей руку, помогая выйти из катера, то сказал:

— Нам придется разыграть спектакль перед сеньором Дюпоном.

— Но каков сценарий? — охваченная азартом, спросила она.

— Импровизируй. — Он почти тащил ее через фойе к лестнице.

— Но что, если мы не сыграемся?

— Ты же специализируешься в притворстве.

— Не переоценивай меня, я всего лишь любитель. Ты мог бы давать мне уроки мастерства.

— Однако ты знаешь этого человека, а я нет.

Поэтому ты веди, а я буду следовать за тобой.

Сделай это для Амели. Сделай это для Рафаэля, чью жизнь ты пыталась разрушить;

Времени отвечать уже не было. Впереди были двойные двери номера, из-за которых слышались громкие голоса.

Алехандро выжидающе посмотрел на Луизу.

— А вот и мы, — сказала она, раскрывая обе двери настежь.

Немая сцена. Все трое находившихся внутри в изумлении уставились на них. Затем Амели подбежала к Луизе за поддержкой, Рафаэль торопливо пожал Алехандро руку, быстро сказав что-то на карибском диалекте. Луиза в упор посмотрела на Эжена, который с покрасневшим лицом проорал:

— Я не знаю, кто этот человек! — И указал пальцем на Рафаэля.

— Это Рафаэль, — сказала Амели.

— Черта с два! — опять взревел Эжен.

— А вот и нет! — это сказал Алехандро.

— Ты… — Эжен обернулся к нему. — Из-за тебя все неприятности.

В первую минуту Луиза не знала, что делать, но сейчас ее осенило. Она собралась и заговорила с мнимой уверенностью:

— Месье Дюпон, позвольте представить вам сеньора Алехандро де Эспиноса, племянника графа де Эспиноса, с семьей которого, как я обнаружила, у меня есть близкие связи.

Упоминание об аристократическом происхождении Луизы заставило Эжен замолчать, как она и надеялась. Это дало ей время продолжить:

— Моя двоюродная бабушка, баронесса Эжени де Монтале, как оказалось, очень хорошо знала дядю Алехандро, если вы понимаете, о чем я говорю… — Она улыбнулась, якобы в смущении. — И граф с большой теплотой встретил меня вчера, когда я нанесла ему визит.

Она играла на самолюбии и снобизме Эжена, и с радостью увидела, что попала в яблочко.

Алехандро не нарушил обещания подыграть ей, и потому пожал руку Эжена и сказал все подобающие слова. Ошеломленный месье Дюпон некоторое время переваривал информацию, и даже смог довольно вежливо ответить Алехандро, но затем снова стал самим собой.

— Но это вы на фотографии пристаете к моей дочери.

— Я только пою ей по просьбе моего друга, — быстро сказал Алехандро, выталкивая Рафаэля вперед. — Как я понимаю, вы уже познакомились с ним. Рафаэль Вальдес, которому посчастливилось завоевать сердце Амели.

— Подождите, — упорствовал Эжен, — а что вы там делали в таком наряде? Из-за него я принял вас за Рафаэля…

— Это он Рафаэль, — сказал Алехандро. — А я Алехандро.

— Но вы… — совсем запутавшись, Эжен переводил взгляд с Алехандро на Рафаэля, и с Рафаэля на Луизу. — Вы, нет, подождите…

И тут к Луизе пришло вдохновение.

— Месье Дюпон, я думаю, нам надо обсудить это фиаско, — сказала она, добавив в голос напористости. — Как, скажите, я могла выполнить задание, если вы дали мне неверные сведения?

Он выпучил на нее глаза.

— Я?

— Посмотрите на эту фотографию. — Она ткнула в снимок пальцем. — Вы убедили меня в том, что мужчина с мандолиной — это Рафаэль Вальдес. На основании этих сведений я уделила поиску этого человека довольно большое время, которое, надо сказать, недешево стоит. И через неделю я узнаю, что «Рафаэль» — это совсем другой человек, и что я попусту теряла время.

— Но вы сказали, что знаете его, — воскликнул Эжен.

— Я не говорила ничего подобного. Я сказала, что наши семьи какое-то время назад были связаны. Конечно, я была рада повидаться с графом, который был знаком с Эжени, но все остальное время я потратила на пшик, и во всем этом вините себя.

— Хорошо, хорошо, может быть я немного ошибся, — сказал Эжен успокаивающим голосом, — но все же вы кое-что выяснили. Теперь мы точно знаем, что он… — Тут он показал на Рафаэля. — Он вовсе никакой не аристократ!

— Поскольку он никогда и не выдавал себя за аристократа, это мало чего стоит, — поспешила заметить Луиза. — Мы можем перестать обсуждать подобные глупости? Все, что я узнала, это то, что человек, которого любит ваша дочь, не пытался никого обмануть. Вот это действительно важно.

На какое-то время Эжен впал в нехарактерное для него нерешительное молчание. Его медленно работающие мозги наконец уразумели, что Алехандро — настоящий аристократ, и, значит, с ним надо считаться, а Рафаэль — его друг. Алехандро догадался, о чем тот думает, и выступил вперед, излучая очарование.

— Я думаю, мой дядя будет рад познакомиться с вами, мсье Дюпон, — вкрадчиво начал он. На следующей неделе он устраивает бал-маскарад, и присутствие вас и вашей дочери очень бы его порадовало.

По лицу Эжена было видно, как его снобизм борется с желанием отправить Амели во Францию. Снобизм победил.

— Это очень мило с вашей стороны, — воскликнул он. — Мы с удовольствием придем, правда, котенок? Это очень, да… Должен сказать…

Под прикрытием этого шумного излияния благодарности Алехандро прошептал Луизе:

— Браво! Коломбине снова удалось обхитрить простака. Ты знала, как обращаться с ним.

— Его снобизм просто неисчерпаем, — насмешливо ответила Луиза.

К тому времени Эжен уже пришел в себя и с энтузиазмом потряс руку Алехандро.

— Скажите своему дяде, что я скоро нанесу ему визит. Состоятельные люди должны держаться друг друга…

— К сожалению, мой дядя сейчас в отъезде, — поспешно сымпровизировал Алехандро, — но он будет рад видеть вас на балу. — Он быстро повернулся к Луизе. — Как я понимаю, вы тоже там будете, сеньорита. Буду рад с вами встретиться.

Рафаэль, нам пора идти.

— Но… — начал было протестовать Рафаэль.

— Не сейчас, — прошипел Алехандро сквозь сжатые зубы и буквально вытолкал несчастного влюбленного из комнаты. — Ради Бога, друг мой, надо уходить, пока мы еще на коне.

11

Алехандро удалось устроить так, что Эжен не мог увезти Амели домой, и это выиграло какое-то время для влюбленных.

Эжен переехал в Королевский номер, заняв вторую спальню, поэтому Амели и Луизе пришлось делить первую. Он проводил дни, исследуя город, и был рад до поросячьего визга, что баронесса Луиза служит его гидом. Дочь он повсюду таскал с собой.

Он потребовал полного и детального рассказа о том, как Луиза провела вечер в асьенде, уделяя особенное внимание аристократическим привычкам графа.

— То, что я заработал себе богатство, вовсе не говорит о том, что я невежда, — воинственно провозглашал он. — И я не хочу, чтобы кто-нибудь подумал иное.

Луиза успокаивала его, что никто и не будет думать ничего такого.

Алехандро связался с ней только один раз по телефону и спокойным голосом объяснил, что лучшие маскарадные костюмы продаются в магазине возле моста Любви. Ей нужно будет пойти туда вместе с Амели и купить ей костюм Коломбины.

— Разве этот наряд не для меня? — спросила она.

— Ни в коем случае. У них есть много разных костюмов, и, я уверен, ты выберешь себе что-нибудь подходящее. Пожалуйста, скажи Амели, что если все пойдет хорошо, после карнавала она больше не разлучиться с Рафаэлем.

25
{"b":"947","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Экспедиция в рай
Танки
Большое собрание произведений. XXI век
Навигаторы Дюны
Четыре года спустя
Ты меня полюбишь? История моей приемной дочери Люси
Кости зверя
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе
Бизнес: Restart: 25 способов выйти на новый уровень