A
A
1
2
3
...
27
28
29
...
33

— Почему ты так твердо намерен противостоять мне? — страстно спросила она.

— А что еще должен делать мужчина, если он встретил свой идеал женщины, но, как оказалось, она обманывала его за деньги?

— Идеал? — прошептала она, не уверенная, что все правильно расслышала.

— Смешно, не правда ли? Я считал себя таким умным, таким ловким, но как же я ошибался!

— Поэтому ты ненавидишь меня?

— Я не ненавижу тебя. Просто ты больше не выглядишь прежней, а я хотел бы, чтобы все было иначе. Видишь ли, рай для дураков, он такой прекрасный, особенно когда тебя оттуда вышвыривают. Ты хочешь найти путь обратно, убедить себя в том, что не знаешь того, что знаешь… Поверь мне, я несколько последних дней пытался вернуться обратно в этот рай, даже зная, что там живут одни дураки. Потому что самое прекрасное время в моей жизни прошло там.

— И для меня тоже, — тоскливо сказала она. Неужели нет никакого пути обратно?

— Если бы я мог, давно бы уже нашел его.

— Все было бы иначе, если бы мы не встретились так.

— Нет, все дело в том, — сказал он, — что у тебя душа истинного жителя Регонды. С того самого времени, как мы познакомились, ты носила маску.

— Нет, — отрицательно покачав головой, сказала она, — Я носила ее только в начале.

— Все время, — повторил он. — Когда казалось, что ты снимаешь маску, ты всего лишь меняла ее на другую. Ведь у тебя их так много. И кто может разобраться в этом лучше меня?

— Но я была не единственной, кто носил маску. Ты сразу должен был сказать мне, кто ты такой.

— Должен был, но я влюбился. Разве в это время имеют какое-то значение имена? Я думал, что ты самая потрясающая девушка, которую я когда-либо видел. Я устал от хлопот моего дяди, который постоянно представлял мне женщин, жаждущих стать графинями. Ты смотрела на меня, а не на титул, так мне тогда казалось, и я не мог сопротивляться желанию рассказать тебе все позже… — Он сухо рассмеялся. — Правда, нелепо, словно я был героем какой-то идиотской сказки.

Я был рад, что ты не охотишься за моими деньгами и титулом, а ты все это время думала, что это я охочусь за твоими деньгами.

— Ты сам заставил меня подозревать худшее.

Когда я сказала тебе, что я баронесса, ты стал таким странным, будто это имело для тебя какое-то значение.

— Имело. Я не мог поверить, что встретил женщину, которую могу любить и на которой могу жениться, и мой дядя не будет против. Я думал, что ты — единственная честная женщина в мире интриганов. — Он вздохнул. — Наверное, мне надо извиниться перед тобой. Было нечестно ставить тебя на пьедестал, потому что, если бы я не сделал этого, мне было бы не так тяжело, когда ты свалилась с него.

Ее гнев все усиливался.

— Тогда хорошо, что я свалилась сейчас, потому что рано или поздно с тебя упали бы розовые очки. Алехандро! Твои мечты не были реальностью. Я обычная женщина, которая пытается жить так, как может. Я вступаю в компромиссы, не всегда поступаю правильно, часто делаю то, что приходится делать, неважно, нравится мне это или нет. Я стиснута обстоятельствами так же, как и все. Впрочем, ты — исключение из правил.

У тебя больше свободы, чем у кого бы то ни было. У тебя есть две жизни, и ты прыгаешь из одной в другую, когда тебе вздумается!

— Ты же не думаешь, что я поверю, что дочь барона де Монтале занимается подобными вещами только для того, чтобы зарабатывать себе на хлеб?

— Да, черт побери, я ожидаю, что ты поверишь в это, — гневно воскликнула она. — Все деньги, которыми владел мой отец, пошли на «лошадок», так он их называет, или осели на столах в Монте Карло. Вся собственность заложена до последнего гвоздя, и банки жаждут возвращения кредитов. Жениться на мне? Для этого надо сойти с ума. Папа попросил бы у тебя денег взаймы в первые же пять минут после венчания, и если бы ты был глупым настолько, чтобы дать их, он бы от тебя не отстал. Так что будь счастлив, что все произошло именно так!

Она ускорила шаг, и ему пришлось бежать, чтобы нагнать ее. Какое-то время они шли молча.

Казалось, полная луна лукаво прячется между пальмами, скудно освещая землю. Луиза повернула на темную улицу.

— И потом, ведь дело было не в деньгах, сказала она, и ее голос таинственно поплыл к Алехандро из темноты. — Я взялась за эту работу, потому что хотела наказать всех обманщиков за Жюля. Я говорила тебе о нем в наш первый вечер.

— Мужчина, которого ты любила, и которого, как тебе показалось, ты увидела в лодке? Так это была правда?

— Да, правда. Я не придумывала его. Как ты помнишь, мы должны были приехать на Регонду в свой медовый месяц, но я не сказала тебе, что был выбран отель «Санта Лучия», Королевский номер. Жюль ожидал, что я буду оплачивать счета. Он думал, что я наследница не только титула, но и денег. Когда он обнаружил правду, то сразу исчез.

Алехандро пробормотал что-то, что звучало как ругательство.

— И ты приехала сюда, в этот отель?

— Мне ничего не оставалось делать.

— И Жюль был здесь, вместе с тобой? — резко спросил Алехандро. — В твоем уме, в твоем сердце?..

— Да, всю дорогу от аэропорта до острова, согласилась она. — Всю дорогу до Главного Канала, и в номере он тоже был со мной. Его призрак шептал мне на ухо, что весь мир — это одна большая афера. Он превратил Регонду в горькую шутку, хотя она могла быть такой прекрасной… — Ее горло перехватило при мысли о том, чем стал для нее остров благодаря Алехандро.

Но она потеряла его и теперь выпускает из рук последний шанс вернуть его любовь. Потому что больше не может бороться. У нее вдруг кончились силы.

Алехандро должно быть почувствовал это и сделал шаг вперед, но Луиза отшатнулась от него.

Он беспомощно стоял и смотрел на ее силуэт, растворяющийся в сумраке…

— Жюль был свиньей, — наконец сказал он. — Хорошо, что ты избавилась от него.

Она рассмеялась истерическим смехом.

— Я тоже так думала, но в этом-то все и дело.

Я никогда не избавлюсь от него. Он изменил меня.

Мужчины теперь выглядят совсем иначе. Я все время пытаюсь понять, в чем же они лгут. Когда Эжен рассказал мне о задании, я была рада. Вот!

Ты хотел правду? Вот она! Она ужасна, не так ли? Такова я внутри.

— И ты была уверена, что я тоже лгу?

— Я видела тебя сквозь кривое зеркало, которое появилось в моих глазах из-за Жюля. Думаю, так будет всегда. Я не могу измениться обратно.

— И ты так думала все время, пока мы были вместе? — в ужасе прошептал он.

— Нет, — прошептала она в ответ. — Не все время. Когда ты стал заботиться обо мне, все очень запуталось.

— Почему ты мне этого не объяснила?

— Как я могла? Я думала, что ты Рафаэль. А потом я узнала правду, но было уже поздно. Я все разрушила. Ведь так?

Он ничего не смог ответить.

Луиза вся дрожала от боли, но все же продолжала говорить:

— Я превратилась в ту, кого ты не можешь любить. Наверное, не стоит винить тебя в этом.

Ты любил иллюзию. А я настоящая не очень-то привлекательна. Я жесткая и циничная…

Он рассердился.

— Не говори так о себе!

— Почему? Разве ты не говорил мне то же самое? Я только что поняла, что не могу сделать тебя счастливой. — Ее резкий смех болью отозвался в его ушах. — Мне надо было ненавидеть Жюля вовсе не за то, что он бросил меня. Он сделал меня своим подобием. Знаешь поговорку: не доверяй обманутой женщине. Я не могу никому верить, и потому нельзя доверять мне.

— Луиза! — Странно, но когда она начала нападать на себя, он почувствовал необходимость защищать ее.

Но она не стала его слушать и продолжала, следуя своему желанию облечь мысли в слова.

— Мы ничего не можем изменить, да и зачем пытаться? — пылко спросила она. — Ты никогда не почувствуешь, что знаешь меня, что можешь доверять мне, и как мы можем любить друг друга в таком случае?

— Скажи мне сама, — попросил он. — У Коломбины есть ответы на все вопросы.

— Она не знает ответа на эту загадку. Не думаю, что он вообще существует. Может быть, правильно, что мы расстаемся. Извини, если я ранила тебя, Алехандро, но я думаю, что ты страдаешь из-за раненой гордости.

28
{"b":"947","o":1}