ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Алехандро едва поверил собственным ушам.

Да, Фернанда высказала свое мнение без всяких экивоков.

— Да, — согласился он. — Он именно таков.

Этот случай сделал ее несчастливой и недоверчивой. — Вдруг в его мозгу мелькнула догадка, которая заставила его глубоко вздохнуть. — Ее ум был помрачен горем, когда она приехала сюда.

Луиза не хотела обманывать меня, она не понимала, что делает.

Наконец он нашел то, что искал все эти ужасные дни и бессонные ночи: объяснение, которое могло бы вернуть Луизу обратно на пьедестал.

— Должно быть, — сказала Фернанда. — Но, по-моему, ты слишком поздно догадался. Как я понимаю, ты был с ней очень резок. А для нее это было шоком, ведь она ошибочно полагала, что ты добрый и нежный.

— Я не был… Ну хорошо, хорошо, я все понял.

— Итак, ты думал, что она идеальна. А ты идеален? Ведь ты, как и все мужчины, говоришь одно, а делаешь другое.

— Когда это я так поступал?

— Однажды я слышала, как ты говоришь о женщинах. Ты сказал, что тебе не нужны телячьи нежности. Ты хочешь женщину, которая была бы для тебя вызовом, испытанием. Она должна быть такой, чтобы ты все время разгадывал ее тайны!

Наступила тишина.

— Значит, я не смог выдержать этого испытания, так? — спросил он с кривой усмешкой.

— Ты в первый раз встретил настоящую женщину и испугался ее, — сказала Фернанда.

Если бы Алехандро не был так ошеломлен, он бы заметил, что Фернанда разговаривает с ним без обычного уважения. Но сейчас его внимание было полностью занято тем, что она говорит.

— Она слишком хороша для тебя, — продолжала тем временем Фернанда. — Она была права, что оставила тебя. Такая жалость, что она вернется.

— Ты так думаешь? — с надеждой спросил Алехандро.

— Вы двое просто судьбой предназначены друг для друга. И она разберется с тобой по-своему.

— Что?!

— О, она закружит тебя так, что ты не будешь знать, какой сегодня день, — с предвкушением сказала Фернанда. — Ваша жизнь никогда не будет мирной.

— Она никогда не будет скучной, — пробормотал Алехандро.

— Что бы ты ни ожидал от нее, она сделает все наоборот.

— Она будет заставлять меня угадывать.

— И тогда ты получишь заслуженное.

— Да, — выдохнул он, — получу.

В следующую секунду он вскочил на ноги, поцеловал ее в щеку и побежал к выходу из сада.

— Сеньор, куда вы?

— Получать заслуженное, — выкрикнул он через плечо. — Спасибо, Фернанда.

Он побежал к пристани, зовя на бегу лодочника, который, видя такую поспешность, тоже сломя голову побежал к катеру. Диего и Эстебан в этот момент заходили в сад. Когда Алехандро промчался мимо них, они обменялись недоуменными взглядами, а потом побежали вслед за ним, нагнав его уже у самой воды.

— Где пожар? — требовательно спросил Диего.

— Нет времени объяснять. Эрнан, — обратился он к лодочнику. — Отель «Санта Лучия».

Он сел в катер, и двое братьев присоединились к нему.

— Мы не спустим с тебя глаз, — сказал Диего. — Ты уже втравил нас в свою аферу, и потому тебе не удастся исчезнуть, оставив нас «с младенцем на руках».

Когда лодочник завел мотор, они встали по бокам от Алехандро, словно парочка сторожевых псов.

Однако через несколько минут мотор зачихал, а затем и совсем затих. Алехандро в ужасе огляделся вокруг и вдруг увидел на улице, идущей вдоль канала, телефонную будку. Катер причалил к лестнице, Алехандро в несколько прыжков преодолел ее и заскочил в будку.

Трубку взяла Амели.

— Мне срочно нужно поговорить с Луизой, — сказал он.

— Но, Алехандро, она уехала.

— Как уехала? Куда?

— Она упаковала вещи и ушла. Правда, она взяла не все чемоданы, потому что посчитала, что эти вещи ей не принадлежат.

— Она не оставила мне весточки?

— Нет, она сказала, что ты и слушать ничего не пожелаешь.

— Пожелаю! — закричал он. — Как ты не понимаешь! Ведь я люблю ее!

— Не кричи. Я ни в чем не виновата. Это не я была такой глупой.

— Да, это я. Но, Амели, помоги мне. Каким рейсом она летит?

— Она собиралась доехать до Венесуэлы на пароме, а там попытаться купить билет на самолет.

— Откуда отправляется паром?

— С пристани Косты, в четыре часа.

— Через десять минут!

Алехандро повесил трубку и помчался обратно к катеру. К счастью поломка уже была исправлена.

— К морскому вокзалу на Косте, быстро!

Лодка еще не причалила, а Алехандро уже выпрыгнул из нее. Он побежал так, будто вся его жизнь зависела от этого. Паром еще не отчалил. Еще несколько метров…

Расстояние между пристанью и паромом начало увеличиваться.

В отчаянии Алехандро побежал еще быстрее и был уже совсем близко. Но поздно, слишком поздно…

— Луиза! — закричал он.

Он увидел, как на палубе парома кто-то резко повернул голову в его сторону.

— Я люблю тебя! — выкрикнул он. — Не покидай меня.

Но тут девушку заслонили другие пассажиры.

Паром удалялся. Луиза уезжает, и он даже не знает, услышала ли она его…

— Пусть она уедет, — посоветовал Диего, подходя к нему и кладя руку на его плечо.

— Ни за что, — сразу же ответил Алехандро. — Я должен вернуть ее обратно. Наверняка есть хоть один рейс, если не отсюда, так с Барбадоса…

— Нет! — в один голос сказали Эстебан и Диего.

— Подумай о Рафаэле и Амели, которые полагаются на тебя, — укорил его Эстебан.

— Кроме того, — заметил практичный Диего, — паром до Венесуэлы идет восемь часов. В полночь самолеты уже не летают. Ей придется переночевать в гостинице и сесть завтра на рейс в десять утра. Ты успеешь сделать все необходимое на балу сегодня вечером, а завтра сесть на первый же рейс и прилететь в Париж даже раньше Луизы.

— Правильно, — сказал Алехандро, успокаиваясь. Затем он сжал руками голову. — Но как же я переживу следующие несколько часов?

— Мы об этом позаботимся, — твердо сказал Эстебан.

12

Граф де Эспиноса был уверен в том, что на балу никто не сможет превзойти его. Его черный сюртук, шитый роскошным серебряным шитьем, напоминал о былом могуществе Испании в этих водах, шляпа с пурпурным пером сидела на нем как влитая. Парик и маска были также верхом совершенства. Граф был могущественным испанским грандом с головы до ног.

Он величественно вошел в комнату Алехандро, где уже собрались все три его племянника, и встал перед ними, чтобы они могли в должной мере восхититься его нарядом. Когда они, к его великому удовольствию, так и сделали, он уделил внимание их костюмам.

— Почему вы все одеты как Арлекино? — спросил он. — Это место будет просто кишеть ими через несколько часов. Хотите, чтобы вас перепутали с кем-то еще?

Все трое были одеты в облегающие трико из ромбовидных кусочков разноцветного шелка, чередующихся с белым. Только молодые люди с подтянутой фигурой могли рискнуть надеть подобный наряд. На шее каждого из них был маленький накрахмаленный воротник, а на голове черная треуголка. За масками весело блестели глаза, и брови были подняты в мнимом удивлении. Родриго фыркнул.

— Я предполагаю, что вы задумали что-то очень неблаговидное. Может быть, будете совершать набеги на прекрасных дам, а потом они, бедняжки, будут гадать, кто же из вас это был, сказал он и тут же испортил впечатление от взрыва праведного негодования, добавив:

— Мы так делали в свое время.

— Дядя, пожалей наши уши, не думаю, что они готовы услышать правду о твоей юности, сказал с усмешкой Эстебан.

— Да, вы бы удивились, сколько всего я натворил в свое время, — согласился Родриго. Но теперь я совсем другой человек. Алехандро, ты будешь рад услышать, что я наконец сделаю то, о чем ты всегда мечтал.

— Женишься? — задохнулся от удивления Алехандро.

Диего закашлялся.

— Но, дядя, разве уже не слишком поздно для тебя думать…

— Я мужчина в полном расцвете сил, — сказал граф, гордо подбоченясь.

— Именно так, — сказал Алехандро. — Не успеете моргнуть глазом, а детская уже будет полным полна. — Перед его взором открывалась прекрасная перспектива свободы. — Мы увидим ее сегодня, дядя?

30
{"b":"947","o":1}