ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я смотрю, у меня сегодня был очень хороший день, — с уважением сказал Рафаэль, пересчитав деньги.

— Прекрасный. Тебя можно ставить всем нам в пример.

— Может быть, я заслужил выходной? — добавил Рафаэль с усмешкой.

— Несомненно, что ты, то есть я, это заслужил, — сказал Алехандро и потер ноющие мышцы рук.

— Вероятно, тебе пора вернуться к торговле сувенирами?

Алехандро основал собственный бизнес, получив таким образом независимость от дяди. Он владел двумя фабриками на соседних островах, на одной из которых делались прекрасные украшения из местного жемчуга, а другая производила сувениры для туристов.

— Думаю, да, — ответил он Рафаэлю без всякого энтузиазма. — Просто сейчас… Рафаэль, с тобой никогда не случалось такое, что в результате случайной встречи вдруг менялась вся твоя жизнь?

— Конечно. Именно так было, когда я встретил Амели.

— И что с этим делать?

— Друг мой, ты сам уже все сказал. Не знаю уж, что с тобой приключилось, но уже поздно поворачивать обратно, так ведь?

Важное решение требует серьезного подхода, поэтому Луиза открыла необъятных размеров гардероб, чтобы выбрать среди огромного количества платьев то, что подойдет для сегодняшнего вечера.

— Ну зачем я согласилась все это купить? пробормотала она.

После разговора с Эженом она послушно отправилась в «Галери Дюбуа». Персонал бутика уже был проинструктирован месье Дюпоном. Зная вкус последнего, она поняла, что купленные наряды сделают ее похожей на рождественскую елку, поэтому Луиза сопротивлялась изо всех сил.

Ее любимым стилем была спокойная и элегантная классика. Выбрав себе четыре наряда, она решила остановиться на этом, но менеджер бутика была просто шокирована подобной скромностью.

— Месье Дюпон сказал, что вы должны купить одежду не менее чем на двадцать тысяч, — прошептала она, — Двадцать ты… Ни за что!

— Он будет недоволен, если мы не оправдаем его ожиданий. Я могу потерять работу, — умоляюще сказала менеджер.

Луизе пришлось внять ее мольбам и подойти к покупке одежды со всей ответственностью. В результате она стала обладательницей пяти коктейльных платьев, двух изысканных вечерних платьев, трех пар джинсов от известных дизайнеров, кучи кофточек, целой груды шелкового нижнего белья и коллекции летних костюмов.

Дорогая косметика, духи и несколько чемоданов, чтобы вместить это великолепие, заканчивали список.

Теперь она критическим взглядом окидывала свое добро. Наверное, кому-то это задание показалось бы воплощением всех мечтаний. Золушка приезжает на бал! Вот только «прекрасный принц» покинул ее задолго до этого…

Ну зачем она приняла предложение приехать сюда, где все напоминало ей о разрушенных мечтах? Неужели у меня тогда помутилось в голове? — рассеянно подумала она.

Но тут же одернула себя. Стоп, хватит распускать нюни! Есть шанс заставить мужчину заплатить за его преступления против женщин, и она сделает это!

В назначенное время Луиза вышла из отеля, одетая в бледно-голубое платье из органзы. Ее туфли серебряного цвета имели трехсантиметровый каблук, и это было самое маленькое, что она нашла.

Бар «У Фелипе» был совсем небольшим заведением, со столиками внутри и под открытым небом, с нескольких сторон его ограждали шпалеры, увитые розами. В общем, место было очень уютным, но кое-чего там все же не хватало. Даже не кое-чего, а кое-кого: гондольера!

Этого она не ожидала.

Будь благоразумной, подумала она. Он просто опаздывает, так же, как и ты. В этом-то и дело, ответил внутренний голос. Он же вроде бы должен соблазнять меня, а какой это соблазнитель, если он даже не пытается прийти вовремя?!

Сжав кулаки и выпрямившись, она пошла к выходу, но столкнулась в дверях с каким-то мужчиной.

— Боже мой! — Возглас Алехандро был полон нескрываемого облегчения. — Когда ты не пришла, я решил, что ты передумала. Я тебя повсюду искал!

— Но я опоздала всего на десять минут, начала оправдываться она.

— Какая разница, они показались мне вечностью. Я вдруг понял, что не знаю твоего имени.

Ты исчезла, и я не знал, как найти тебя. Но вот, нашел. — Он взял ее за руку. — Пойдем.

Он вывел ее из ресторана прежде, чем она осознала, что он принимает решения за них двоих.

Но она просто последовала за ним, желая увидеть Регонду его глазами.

Он переоделся в джинсы и рубашку, сияющая белизна которой придавала ему элегантный вид.

— Ты мог бы меня очень легко найти, — заметила она, пока они шли, держась за руки. — Ты ведь знаешь мой отель.

— Ты можешь себе представить, что произойдет, если я зайду в «Санта Лучию» и скажу, что со мной познакомилась сеньорита из Королевского номера, и не будут ли они так добры сказать мне ее имя? Думаю, мне пришлось бы уносить ноги прежде, чем меня выкинут из отеля.

Там хорошо знают, как обращаться с сомнительными типами.

— А ты сомнительный тип? — с интересом спросила она.

— Если бы я рассказал в отеле эту сказочку, то служащие, несомненно, сочли бы меня самым подозрительным субъектом из всех, кого они видели. Так куда мы отправимся?

— Ты знаток Регонды, а не я. Тебе и решать.

— Ну что же. Тогда я советую начать с мороженого.

— Здорово, — сразу сказала она.

Одна мысль о мороженом почему-то заставила ее почувствовать себя ребенком. Он сразу заметил это и улыбнулся ей широкой мальчишеской улыбкой.

— Пошли.

Он завел ее в лабиринт, в котором улочки и тропинки между белоснежными домами переплетались с каналами в одно целое. Мощеные мостовые, аллеи, где сладко пахло ванилью и сандалом, крошечные мостики, перегнувшись через перила которых они наблюдали за проплывающими суденышками…

— Здесь так мирно и тихо, — удивленно сказала она.

— Потому что нет машин.

— Конечно. — Она оглянулась вокруг. — Я даже сразу не поняла, но это действительно так. — Она снова посмотрела вокруг. — Машины бы здесь не проехали.

— Правильно, — с удовольствием сказал он. Им здесь нет места. Конечно, остров большой, и если кто-то не хочет тратить несколько часов на пешую прогулку, садится в лодку. Но никто не может притащить эти вонючие, шумные колымаги на мой остров!

— На твой остров? Почему ты называешь его своим?

— Каждый островитянин говорит о Регонде, как об острове, который принадлежит ему, хотя на самом деле все наоборот. Регонда очень собственнически относится к своим детям. Куда бы ни отправился житель этого благословенного места, оно зовет его обратно, притягивает его, подобно магниту. — Он прервал свою речь смущенным смешком. — И вот теперь Регонда думает, что нам стоит поесть мороженого.

Он отвел ее в кафе у маленького канала, где царила такая тишина, будто весь мир забыл об этом месте. Алехандро подозвал официанта и стал разговаривать с ним на языке, которого Луиза не знала, время от времени хитро поглядывая на нее.

— Ты говорил на испанском? — спросила она, когда официант ушел.

— На карибском диалекте.

— Он мало похож на испанский язык.

— Испанцы давно поселились здесь, и потому язык, конечно, претерпел довольно большие изменения.

— Наверное, туристам обидно, что они так старались, учили испанский, а потом оказывается, что ничего не могут понять.

— С туристами мы разговариваем по-английски и по-испански, но среди своих говорим на своем диалекте.

Тут появился официант с заказом, и гондольер замолчал.

Взглянув на тарелки, она поняла его хитрые взгляды. Там возвышались целые бастионы ванильного и шоколадного мороженого, не считая двух мисок с шоколадным соусом и со взбитыми сливками.

— Я заказал шоколадный соус, потому что он мой любимый, — объяснил он.

— Надеюсь, есть его будешь только ты, — Не беспокойся, если ты его не осилишь, я тебе помогу.

Она невольно засмеялась, но, встретившись с его глазами, которые молили ее не смеяться, сразу же замолчала.

— Скажи мне свое имя, — сказал он.

— Луиза.

— Просто Луиза?

— Луиза де Монтале, — неохотно добавила она.

6
{"b":"947","o":1}