ЛитМир - Электронная Библиотека

Ее острый ум попытался найти другие альтернативы. Одно было ясно: сегодня помолвка не состоится. Но леди Лонгфорд продолжала цепляться за свои идеи, не давая им угаснуть. Возможно, после недолгого траура они сыграют тихую свадьбу. Дотти раздраженно поправила парик и решила до отъезда обсудить этот вопрос с Кристофером. Складывая чемодан, она думала о вещах более приятных – возможно, картину Томаса Лоуренса уже продали.

Александра распахнула дверь спальни Дотти, не в силах отдышаться – она бегом одолела три лестничных пролета.

– Ты слышала о происшествии? – выпалила она и продолжила, не дожидаясь ответа бабушки: – Никак не могу найти Николаса. Я должна поддержать его! Ему надо кому-нибудь излить душу.

– Присядь на минуточку, Александра. Лорд Стейнс поехал в суд регистрировать свидетельство о смерти. Он удостоверил смерть от несчастного случая, так что никаких осложнений для Николаса не предвидится. Иди собирайся, дорогая. Руперт отвезет нас домой.

Александра решила не спорить с бабушкой, но еще больше укрепилась в своем желании. Она не покинет Хаттон-Холл, не поговорив с Николасом.

– Мистер Берк, я перед вами в неоплатном долгу за то, что вы помогли нам, когда случилась беда, и взяли на себя руководство слугами.

Николас также поблагодарил Мег Райли за то, что она позаботилась о теле отца. Прочистить рану и обмыть покойника – нелегкая задача для престарелой няни. Камердинер тоже исполнил свой долг, выбрав одежду, в которой сейчас лежал лорд Хаттон.

– Пусть побудет здесь, в своей спальне, пока не привезут гроб, – решил Николас. – Потом перенесем его в библиотеку для церемонии прощания. Я послал сообщение в церковь, дайте мне знать, когда придет преподобный Дойл. Нужно обсудить с ним похороны.

Мистер Берк кивнул и удалился вместе с камердинером. Мег Райли положила ладонь на рукав Николаса, желая утешить его, но не находила слов. Надо же, какое несчастье постигло ее любимого мальчика! Николас накрыл рукой ее морщинистые пальцы и крепко пожал их:

– Все будет хорошо, Мег. Пойди отдохни немного.

В просторном фойе столпились гости, ожидающие свои экипажи. Они отбывали все разом, и, по всей видимости, без заминок тут не обошлось. Спускаясь с лестницы, Николас услышал голос герцогини Ратленд:

– Чертов ублюдок! Вы только подумайте, он явился причиной смерти матери, а двадцать один год спустя, день в день, родного отца убил!

На губах Николаса заиграла циничная ухмылка. Да, сочувствия от этих людей не дождешься. Он расправил плечи и, спустившись в осиное гнездо, выслушивал лицемерные соболезнования. Но ненароком брошенная фраза разбередила старую рану – он до сих пор скорбел по матери, которой никогда не знал и которая умерла, подарив ему жизнь.

После отъезда гостей Николас побежал наверх проверить, как там брат. Открывшаяся ему картина нисколько не удивила его. Одежда разбросана, на ковре валяются два пустых графина из-под виски и бренди. Кит лежит поперек кровати в стельку пьяный. Лучше оставить его в покое, пусть проспится.

Николас тихонько прикрыл дверь и заметил в коридоре Дотти Лонгфорд.

– Кристофер, мальчик мой, знай, мое сердце с тобой в этот печальный день. Если мы можем чем-нибудь помочь вам с Николасом, скажите, не стесняйтесь.

Ник понял, что она приняла его за Кита, но виду не подал, взял Дотти под руку и повел прочь.

– Как это мило с вашей стороны, леди Лонгфорд. Мы с братом высоко ценим вашу дружбу. Обстоятельства вынуждают нас отложить помолвку, но все остается в силе. После полагающегося траура…

Николас решил дать Александре год свободы, которой она так жаждала.

– Сердце подсказывает мне, что траур должен продлиться год, и только после этого я смогу объявить о помолвке с Александрой.

Дотти сникла:

– Год – чертовски большой срок, Кристофер. Но сейчас не время для дискуссий. Отложим ее на другой день, мой мальчик.

Александра поднялась в свою комнату, сняла костюм для верховой езды и надела платье. Она еще раз отогнула коврик и осмотрела нижние покои. Тишина, никаких признаков Ника. Алекс подошла к окну. Приподняв кружевную занавеску, девушка увидела Николаса. Он шел со священником в сторону церкви Хаттонов. На нем все еще был зеленый костюм.

Раздался резкий стук в дверь.

– Алекс, мы уезжаем! – крикнул Руперт.

Девушка опустила занавеску и затаила дыхание.

– Алекс, ты здесь?

Через минуту она услышала удаляющиеся шаги. Из груди вырвался вздох облегчения. Никто и ничто не заставит ее покинуть Хаттон-Холл, пока она не переговорит с Николасом.

Николас провел все приготовления к похоронам и определил вместе с преподобным Дойлом место для могилы на церковном дворе. Как обычно, он опустился на колени у кельтского креста матери и молча поговорил с ней. Пальцы с почтением пробежали по буквам: Кэтлин Флинн Хаттон. Николас встал, кивнул могильщику, который терпеливо ожидал распоряжений с лопатой в руках, и удалился.

Сунув руки в карманы, Ник прогулялся по горячо любимому поместью Хаттонов. С наступлением сумерек он решил навестить Хаттон-Грейндж. Вид кобылок с жеребятами наполнил сердце радостью. Большую часть этих животных он вырастил сам и очень гордился тем, что благодаря его усилиям Хаттон-Грейндж превратился в процветающую ферму. Недавно он подписал контракт на поставку лошадей для Королевской гвардии, и прибыли не заставили себя ждать.

После Грейнджа он пошел в Хаттон-Парк и постоял немного у озера. В чистом зеркале воды отражалась луна. От этой красоты у Николаса перехватило дыхание, он запрокинул голову и посмотрел в небо.

Отыскать созвездие Льва проще простого, его звезда Регулус – одна из самых ярких на небосклоне. В такую же ночь двадцать один год назад он появился на свет. Необъятность вселенной помогла ему иначе взглянуть на тревоги этого дня, душу наполнил покой. Он давно научился не оглядываться на прошлое, смотреть только вперед, в будущее.

Теплое, нежное безмолвие дома окутало Николаса, стоило ему переступить порог. Ощущение крепкой деревянной балюстрады под рукой придало сил, привычное прикосновение овчарки, теревшейся в темноте о его ногу, заставило улыбнуться. Он зажег свечу, разделся, распахнул настежь окна, вдохнул полной грудью свежего воздуха и еще раз взглянул на звезды. Николас сел на кровать, Лео прыгнул к нему, и в этот момент раздался женский крик.

Глава 6

Александра распахнула глаза и завизжала от неожиданности. Рядом сидел абсолютно голый мужчина, над ней нависло громадное черное создание.

– Какого черта ты делаешь в моей постели, Алекс? – Пропитанные гневом и яростью слова впивались в нее, словно стрелы.

Девушка пришла в замешательство, в груди шевельнулся страх. При свете дня она не видела ничего страшного в том, чтобы подождать его в спальне, но проснуться в его кровати вечером – совсем другое дело.

– Я… я, должно быть, задремала, пока ждала тебя.

– Ждала меня? Для чего? Это все дамские штучки! У тебя соображения меньше, чем у пятилетнего ребенка! – В его мозгу вспыхнула яркая картинка их вчерашней встречи на конюшне. Как трудно было устоять перед ней на сене, а в кровати просто невозможно. Гнев – его единственный помощник, единственная защита перед чарами Александры.

Дамские штучки! Алекс точно молния ударила. Неужели он собирается преподать ей еще один урок? Нет… Намерения ее были чисты, ей просто хотелось утешить Николаса, разделить с ним его горе.

– Конечно, ты у нас эксперт по части баб! – накинулась она на него, стараясь скрыть свой страх. – Я-то по глупости считала себя твоим другом.

– Леди не приходит в спальню к мужчине и не ждет его в постели, Алекс. Она заботится о своей репутации.

Александра поняла, что на этот раз он намерен заменить урок лекцией, и испытала легкое разочарование.

– Если ты так печешься о моей репутации, тогда почему стоишь передо мной в чем мать родила? – огрызнулась она.

13
{"b":"94774","o":1}