ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 7

Александра сидела, погрузившись в роман, и не кого-нибудь, а Джорджианы, герцогини Девоншир, которым снабдила ее бабушка, когда Алекс начала приставать к ней с вопросами о пресловутой матери Харта Кавендиша.

– Прочитай это, если жаждешь удовлетворить любопытство о печально известной Джорджиане. «Сильф» – немного переделанная автобиография, дань обуявшему ее пустословию. Обычные сердечные излияния по поводу мужа, брака, друзей и самой себя. Написала она его в отместку супругу, когда узнала, что у того есть любовница, – проинформировала ее бабуля.

Роман был построен в виде писем юной героини Джулии, невинного деревенского создания, явившегося в Лондон, чтобы выйти замуж за богатого светского льва.

«Я от всей души надеюсь оправдать ожидания моего мужа. Мужа! Как звучит это слово в устах юной семнадцатилетней девы, знающей жизнь лишь понаслышке».

Джорджиана (Джулия) искала обожания и поклонения со стороны супруга, но не находила его.

«В его глазах не было любви, он пристально наблюдал за мной, точно боялся увидеть что-нибудь неприятное». Александра прекрасно понимала и разделяла чувства Джорджианы. Именно так смотрит на нее Николас Хаттон!

Джорджиана (Джулия) открыла для себя один из пороков мужа – азартные игры и вскоре сама заразилась тем же грехом, поскольку супруг абсолютно утратил к ней интерес. Отсутствие сентиментальной привязанности – вот что терзало Джорджиану, пришла к выводу Алекс. В поисках романтизма она обратила свой взор на принца Уэльского. Алекс была ошеломлена. Принц – настоящая пародия на мужчину, объект для насмешек. Нельзя же в самом деле быть такой глупой! Алекс захлопнула книгу и вернула ее Дотти.

– Вы правы, это пустая болтовня чистой воды. Еле дочитала.

– В романе Джорджиана решила проблемы героини, ее благоверный покончил с собой. К несчастью, в реальной жизни герцог Девоншир не оказал ей такой услуги.

– Признайтесь, вы дали мне этот роман, чтобы у меня пропала охота написать собственный, – улыбнулась Александра. – Ничего не выйдет, мой будет классом повыше.

– Да, милая, только никто не станет его публиковать. Посредственность – вот что прельщает массы. Учти это.

Пришел Руперт. Он только что вернулся с верховой прогулки со своим другом Китом Хаттоном. Сердце Александры пустилось вскачь, стоило ей увидеть красавчика Хаттона, но быстро успокоилось, когда она поняла, что это Кит приехал повидать Руперта.

Ее брат был человеком открытым – что на уме, то и на языке. Он бросил в холле бобровую шапку с кнутом и пошел прямиком в гостиную. Его прямо-таки распирало от новостей.

– Вчера поверенный Хаттона огласил завещание! – сообщил он. – Кристофер получил наследство!

– Наследники всегда получают наследство, – охладила его пыл Дотти.

– Нет-нет, вы не понимаете. Кристофер унаследовал абсолютно все! Титул, Хаттон-Холл, Хаттон-Парк, Хаттон-Грейндж, деньги, инвестиции и даже дом в Лондоне! Старик и словом о Николасе не обмолвился!

– Не может такого быть! – подозрительно прищурилась Алекс. – Ты выпил, что ли?

– Нет… ну да, мы с Китом перекусили в «Петухе и быке», выпили немного за его великое будущее. Но я сказал чистую правду. Кристофер получил абсолютно все!

Кровь отхлынула от лица Александры. Дотти поджала губы.

– Черного кобеля не отмоешь добела. Генри возненавидел второго сына еще до его рождения. Какая гнусная месть!

– Николас вообще ничего не получил? – пролепетала Александра.

– Ни сосиски! – заверил ее Руперт, сгорая от нетерпения выложить все как есть. – Кит пригласил меня в Лондон. У него срочные дела в «Барклиз бэнк», а потом он собирается поставить город на уши! Удача Кита – это недодача Ника. Уловили? Не-до-дача.

Попытка Руперта пошутить по этому поводу ужаснула Александру.

– Когда мужчина под мухой, ему все кажется смешным, милая.

– Не пытайтесь оправдать его, он омерзителен! – заявила Алекс.

– Увы, мужчины располагают целым арсеналом мерзостей, – вздохнула Дотти.

Руперт одарил бабушку задумчивым взглядом. Под действием спиртного он принял решение поднять вопрос о повышении своего содержания.

– Кстати, если виконт Лонгфорд намерен сопровождать лорда Хаттона в Лондон, ему неплохо бы набить карманы. – Руперт счел весьма забавным говорить о себе в третьем лице. – Виконту четыре месяца назад перевалило за двадцать, и он весьма удивлен, почему его содержание до сих пор не выросло.

– Передайте виконту, что я буду счастлива обсудить с ним этот вопрос, когда он протрезвеет, – съязвила Дотти.

– Хорошо, мадам. – Руперт отвесил бабушке поклон. – Я должен найти своего камердинера, пусть начинает паковать вещи к отъезду.

«Это точно отрезвит тебя, поскольку камердинера у тебя больше нет», – вздохнула Дотти. Настало время посвятить Руперта в финансовые дела семьи.

– Господи, как мог лорд Хаттон обойтись со своими сыновьями подобным образом? Они ведь глотку друг другу перегрызут! – Алекс принялась нервно расхаживать по комнате. – Да он просто свинья! Омерзительная, гадкая, ничего не стоящая!

– Еще как стоящая, милая. Он оставил своему наследнику целое состояние.

– Но это же несправедливо! Николас, должно быть, вне себя! Чем он провинился, чем заслужил столь жестокое обращение?

– Может, тем, что застрелил своего отца? – напомнила ей Дотти.

– Не говорите так! Это отвратительно!

– Мужчины омерзительны, женщины отвратительны, такова наша природа.

– Я еду в Хаттон-Холл, – заявила Александра.

– Мудрое решение, – согласилась с ней Дотти. – Надо очаровать будущего мужа сейчас, потому как стоит богатенькому лорду Хаттону явиться в Лондон, каждая великосветская дама с мало-мальски смазливой дочуркой попытается завлечь его в сети брака.

Алекс яростно сверкнула глазами. Бабушка нарочно испытывает ее терпение. Она прекрасно знает, что внучка собирается повидаться с Николасом. Девушка побежала наверх переодеться в костюм для верховой езды, безуспешно пытаясь найти слова утешения для друга. Девушка взяла Зефира и поскакала в Хаттон-Холл. И когда мистер Берк сказал, что Николас уехал по делам к Джону Итону, Алекс осенило. Она рассмеялась. Ведь это идеальное решение!

Николас Хаттон оседлал Разбойника и направился в Слоу. Поначалу он не принял всерьез предложение Кита съездить вместо него к Итону, но когда утром брат наотрез отказался заниматься финансами, Ник решил, что просто обязан навестить кузена отца.

Выдавать себя за Кристофера он не собирался, по крайней мере до тех пор, пока не столкнулся на конюшне со своим троюродным братом.

– Привет, Кит. – Джереми одарил его презрительным взглядом. – Быстро же ты взял след папашиных денежек.

Николас пришел в ярость. Этот наглец никогда ему не нравился. Видимо, его выводил из себя тот факт, что Кит стал титулованной особой. Ник решил подсыпать соли на рану.

– Предпочитаю, чтобы ко мне обращались «лорд Хаттон», – надменно произнес он. – Будь хорошим мальчиком, Джереми, скажи отцу, что я приехал к нему по делу.

Глаза Джереми превратились в узкие щелки.

– Имя Харм Хаттон подходит тебе куда больше, чем лорд Хаттон. Отличный жеребец. – Он окинул взглядом Разбойника. – Насколько я понимаю, тот самый, на котором ты выехал на роковую охоту?

Ник тут же уловил в его словах скрытую угрозу и решил пресечь это в корне:

– Ты меня в чем-то обвиняешь?

Не получив ответа, Ник повернулся к кузену спиной и передал Разбойника груму Итонов, а когда обернулся, Джереми и след простыл.

У парадного входа Ника встретил мажордом в настолько пышной ливрее, что гость едва сдержал смех. Он окинул взглядом холл, и веселье сменилось удивлением. Несмотря на то что Итон-плейс находится всего в нескольких милях к западу от их поместья, у Николаса много лет не было случая побывать здесь, и показная роскошь ошеломила его. Выходит, управление денежными средствами других людей – дело куда более прибыльное, чем ему представлялось.

16
{"b":"94774","o":1}