ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 12

Кристофер Хаттон наблюдал за Николасом, который собирал вещи. Ему очень понравилась форма Королевской конной артиллерии, а отделанные серебром пистолеты с двенадцатидюймовыми стволами и рукоятями с витиеватым узором вызывали острое чувство зависти. На запорной планке красовалась королевская эмблема с инициалами GR – Georgius Rex.

– Ты берешь своего коня, Слейта?

– Да. Я знаю, на что он годится, сам его вырастил. Доеду на нем до Портсмута, а для багажа нанял вьючную лошадь.

– Тебе обязательно уезжать сегодня? – надул губы Кит.

– А какой смысл тянуть время?

Их взгляды встретились.

Кит первым отвел глаза. Поступок брата возмущал его до глубины души. Он не имел ничего против того, чтобы Николас ушел в армию, но ведь он мог выбрать Конную гвардию и остаться в Лондоне. Предстоящая разлука – вот что больше всего бесило Кита. Последние два дня он гнал от себя эти мысли, но пришел четверг, настала пора прощаться, и он не мог думать ни о чем другом.

Они близнецы, неразлучная парочка. Близнецы всегда поддерживают друг друга, полагаются друг на друга, соревнуются друг с другом. И вот теперь Ник бросает его на произвол судьбы, но при этом выглядит вполне счастливым. Киту потребовалось немало усилий, чтобы не поддаться охватившей его панике. Ну что он такого сделал, чем заслужил подобное обращение?

Николас же искренне полагал, что расставание пойдет Киту на пользу. Он слишком долго затмевал близнеца, и с его отъездом у Кита появится шанс встать на ноги и превратиться в настоящего мужчину.

Напоследок Ник решил показать брату, что нуждается в его помощи:

– Я на мели, Кит. Не подкинешь мне десяточку на дорогу?

– Чертов идиот! Почему ты раньше молчал? – Кит вывернул карманы, потом сбегал в свою комнату и принес еще двадцать фунтов – все имевшиеся в доме наличные.

– Спасибо, старина. За мной должок. – Ник обнял брата, посоветовал ему беречь себя и закинул чемодан на плечо. – Не провожай меня, не надо.

Кит еще долго стоял, уставившись на дверь. «Ну и ублюдок же ты, Ник! Всю жизнь все делал по-своему!»

К ночи Кристофер Хаттон нализался до бесчувствия. Когда Руперт заглянул на Керзон-стрит, дворецкий сообщил ему, что лорд Хаттон никого не принимает. Руперт нахмурился, но в следующее мгновение лицо его просветлело.

– Дело в муслиновой юбочке, не иначе! Ну и ладно. Увидимся завтра на приеме в Берлингтон-Хаусе.

На следующее утро Кристофер Хаттон первым делом отправился в «Барклиз бэнк» и запасся довольно крупной суммой денег, полагая, что мотовство поможет ему развеять тоску. Уже на выходе он столкнулся лицом к лицу с Джереми Итоном.

– Привет, Харм. Очень надеялся застать тебя здесь.

Подобное обращение покоробило Кита, но он сдержал раздражение, кожей почувствовав, что кузен не просто так возник на его пути.

– Откуда тебе знать, что я не Николас? – насторожился он.

Джереми зашелся от хохота.

– Какие дела могут быть у Николаса в «Барклиз», если все досталось тебе? Разве что ты заплатил ему за то, чтобы он взял вину на себя.

– Не понимаю, о чем это ты?

– Еще как понимаешь, Харм. Я, кстати, тоже охотился в день так называемого несчастного случая.

Кит побелел.

– Что за намеки?

– Какие уж тут намеки, Харм, впрочем, можно было бы намекнуть кому следует. Но я умею держать язык за зубами. Ни одной живой душе не скажу, что был поблизости от поля боя и слышал, как вы ругались с отцом.

Кита Хаттона охватило смятение, кровь бросилась в голову. Ник говорил ему о намеках Джереми, но Кит пропустил его слова мимо ушей. Смятение обернулось настоящей паникой, когда он вспомнил, что Ник уехал и не сможет вызволить его из жуткой передряги. Кит молча выругался.

– Кровь не водица, кузен, – расплылся в улыбке Джереми. – Можешь мне довериться. Кстати, не одолжишь мне деньжат? Я тут наткнулся на отличное вложение, но мне пятисот фунтов недостает.

Кит прекрасно понимал – это шантаж, но если пятьсот фунтов заткнут грязной свинье пасть, дело того стоит.

– Уладим как-нибудь, – процедил он сквозь зубы.

– Благодарю вас, лорд Хаттон. Я знал, что могу на вас рассчитывать.

– Забудь об этом, – проявил вежливость Кит.

– Непременно, – пообещал Джереми.

На следующее утро Дотти Лонгфорд отвела Александру к мадам Мартен, в самый шикарный парижский салон женского платья на Бонд-стрит.

Францию мадам Мартен видела только со скал Дувра в ясный день, но одежда у нее соответствовала последней моде.

Они выбрали лавандовое платье, к которому Дотти ухитрилась за ту же цену выторговать фиолетовую накидку с витрины и длинные перчатки.

Когда дамы вернулись на Беркли-сквер, Руперт как раз собирался на верховую прогулку в Гайд-парк. От Кита уже пару дней не было ни слуху ни духу, и он надеялся застать там друга. У Руперта глаза на лоб полезли, стоило ему увидеть коробку с обновкой.

– Мадам Мартен, черт побери! – Пораженный Руперт застыл на месте. – Ведь это самый дорогой магазин на Бонд-стрит!

– Я попросила бы тебя выбирать выражения в обществе дам. – Дотти осмотрела его с ног до головы, намеренно задержав взгляд на дорогих бриджах для верховой езды, жилете и жакете. – Между прочим, Бонд-стрит не дороже Сейвил-роу. – Она махнула тростью в сторону комнаты для завтраков. – На пару слов, Руперт.

Внук безропотно подчинился. С бабулей не поспоришь!

Дотти прикрыла дверь и без обиняков спросила:

– Как у тебя дела на рынке наследниц? Положил на кого-нибудь глаз?

– Ну, нет пока… я же меньше недели провел в столице!

– Если верить Библии, Бог создал мир меньше чем за неделю, – сухо отреагировала та. – Мне удалось взять заем в банке, и я намерена выделить тебе тысячу на деловое предприятие.

– На деловое предприятие? – не понял он.

– Предприятие по поиску богатой жены, юный дуралей! Пятьсот даю сразу на расходы, кольцо и подобную чепуху, еще пятьсот после помолвки.

– Тысяча фунтов на поиск богатой жены маловато.

– Прими это как вызов, Руперт. Ты молод, у тебя есть титул, смазливая мордашка и репутация. Что еще нужно девушке?

Руперт подумал о своих пустых карманах.

– А можно получить деньги сегодня?

– Я дам тебе пятьсот фунтов, если пообещаешь не влезать в долги, поскольку у меня нет ни средств, ни желания платить за тебя по счетам. И ни слова Александре. Я отложу ей тысячу на приданое, но леди Хаттон ей не стать еще минимум год, пока у Кристофера не закончится траур. Ступай. – Она указала ему на дверь. – Полови птичек в парке, да и в Берлингтон-Хаусе неплохие охотничьи угодья. Хватай удачу за хвост.

* * *

По мере приближения наемного экипажа к Берлингтон-Хаусу в груди Александры нарастало возбуждение. Она не разговаривала с Николасом с того самого дня, когда он пригрезился ей в военной форме, и она понеслась к нему на Керзон-стрит. Тогда Ник намекнул ей на сегодняшний вечер, и ни о чем другом она не могла думать.

Руперт повел их вверх по мраморной лестнице особняка – бабушка по одну руку, сестра по другую. Рыжий парик и черное, расшитое бисером платье Дотти резко контрастировали с лавандовым нарядом Александры.

Их приветствовала бабушка Харта, леди Спенсер. В последний раз подруги виделись на похоронах Генри Хаттона.

– Сегодня куда более приятный повод для встречи, Дотти. Я не нашла вас в Девоншир-Хаусе на прошлой неделе.

Руперт улучил момент и сбежал, но Алекс смирно стояла рядом с бабулей, хотя внутри у нее все бурлило. Когда хозяин с хозяйкой вышли им навстречу, девушка от всей души надеялась, что Дороти, сестра Харта, не скажет о том, что их не было в театре, и вздохнула с облегчением, когда та сосредоточила все внимание на кашемировой накидке гостьи.

Харт присоединился к честной компании и вскоре увел Алекс под предлогом того, что жаждет показать ей Берлингтон-Хаус. Она жадно искала в толпе Николаса и с удивлением заметила в бальном зале Аннабель Хардинг с дочкой Оливией.

26
{"b":"94774","o":1}