ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне коктейль с ромом.

Она никогда не пробовала этот популярный напиток из рома, лимона и сахара с миндалем.

Вскоре Харт понял, что никто не обращает на Александру внимания, немного расслабился, даже повеселел, но вести Алекс в игральную комнату не решился. От десерта они отказались. Харт потянулся было за сигарой и хотел заказать бренди, но передумал. Эта девушка вполне может решить – что положено цезарю, то и быку подавай.

– Хочу полистать прославленную книгу пари, – обратилась к нему Алекс.

Харт выпучил глаза и притворно застонал:

– Есть ли предел вашему любопытству? Или вы вознамерились познать всю глубину мужских пороков?

– Пока мне известны лишь некоторые мужские пороки.

Харт повел ее к эркеру, где на высоком столике лежала книга пари. Алекс пробежала пальцем по кожаному томику, задаваясь вопросом, будет ли она первой женщиной, получившей возможность ознакомиться с этой книгой. Большинство пари представляли собой банальные ставки на бега в Эпсоме и Ньюмаркете, игры в крикет и боксерские матчи, но некоторые буквально поражали своей нелепостью. К примеру, в один из дождливых дней апреля лорд Алингтон поспорил со своим другом на тысячу фунтов, какая из капель первой сползет по стеклу эркера!

Здесь имелись ставки на исход сражений на Пиренеях, и Алекс зажмурилась, вознеся молитву за спасение Ника Хаттона. Когда же она снова открыла глаза, ее взгляд упал на имя его королевского высочества, принца Уэльского.

– Боже правый! Даже Принни, и тот здесь!

Харт рассмеялся.

– Самое невероятное пари он заключил с покойным Чарлзом Джеймсом Фоксом. Они поспорили, на какой стороне Бонд-стрит будет больше кошек. Зная о том, как любят кошки тепло, хитрый Фокс выбрал солнечную сторону и выиграл тринадцать – ноль!

Алекс представила себе, как странная парочка рыскает по Бонд-стрит в поисках кошек.

– Поблагодарите Создателя, что я не собираюсь сделать запись в этой книге. Моим проказам есть предел. Но в игральную комнату я все же схожу.

Она не стала сопротивляться, когда Харт купил ей за свой счет фишек, поскольку у нее было при себе всего десять фунтов, выделенных бабушкой на карманные расходы. Поняв, что и здесь никто не обращает на Алекс внимания, Харт со спокойной душой уселся за баккара. Алекс постояла немного рядом, затем пошла бродить среди посетителей.

Она уже собралась испытать судьбу, когда кто-то ущипнул ее за ягодицу! Алекс обернулась. Позади нее с каменными лицами застыли два джентльмена. Она так и не поняла, кто из них позволил себе подобную вольность. Одним из мужчин оказался лорд Броум. Алекс вспыхнула, сердце ее учащенно забилось. Неужели он узнал ее?! Девушка снова уставилась на игровой стол. Броум что-то сказал, но она не расслышала, что именно, зато почувствовала, что он снова погладил ее по ягодице! Алекс едва сдержалась, чтобы не залепить ему пощечину, и ускользнула под крылышко герцога.

Когда Харт сгреб выигрыш и покинул столик, она горячо зашептала ему на ухо:

– Похоже, меня разоблачили. Лорд Броум ущипнул меня за ягодицу!

– Не думаю, что он узнал вас, Алекс, – разозлился Харт. – Но ради Бога, держитесь подальше от старого распутника.

– Но как же так, Харт? Он должен был признать во мне женщину, иначе зачем ему было меня щипать?

Харт пришел в замешательство:

– Ну как мне вам объяснить? Видите ли, некоторых мужчин привлекают мальчики, Алекс.

Она подумала и решила уточнить:

– Но не в сексуальном же плане?

– Именно в сексуальном, как бы шокирующе это ни звучало.

– У лорда Броума есть жена, – проговорила она. – Как по-вашему, она в курсе?

– Боже правый, нет, конечно! Такие пороки скрывают, Алекс. Это может вызвать настоящий скандал.

Алекс взяла информацию на заметку, радуясь тому, что получила возможность узнать о тайных пороках высшего общества. На обратном пути она от всей души поблагодарила Харта Кавендиша за то, что он был таким душкой, закуталась в накидку и спрятала парик.

– Вдруг бабуля еще не спит, – пояснила она, поправляя прическу.

– Позвольте мне. – Голос Харта сел.

Не успела она и глазом моргнуть, как он уже сидел рядом, пропуская меж пальцев ее огненные кудряшки.

– Ваша дерзость восхищает меня. – Он привлек ее к себе и хотел поцеловать.

Надо сказать ему, что она питает к нему только дружескую симпатию и ничего больше. Пусть не льстит себя надеждой.

– Вы слишком торопитесь, Харт. Давайте останемся просто друзьями, брак меня не интересует.

Он заглянул ей в глаза и улыбнулся.

– Меня тоже, сладкая моя.

Харт подарил ей долгий поцелуй. Сердце у нее не остановилось, как от поцелуев Ника Хаттона, но ей было приятно.

– Спокойной ночи, Харт. – Она выскользнула из кареты и побежала к дому.

В «Олмаксе» Руперт станцевал три танца с Оливией. Ничего особенного, конечно, но ее мать Аннабель тут же навострила ушки – у них появился шанс разрешить семейную проблему. Она пошла в игровую комнату за мужем и сыном.

– Внук леди Лонгфорд проявляет интерес к Оливии, – сообщила она мужчинам.

– Это я намекнул Руперту, что Оливия подыскивает мужа, и сообщил ему по секрету, что мы будем здесь сегодня, – сказал Гарри Хардинг.

Мать одобрительно кивнула.

– Руперт уже много лет назад унаследовал титул своего деда, а недавно ему исполнился двадцать один. Как полагаете, можем мы устроить брак виконта с Оливией?

– Надо поторопиться, иначе придется выдавать маленькую шлюшку за безродного нищего!

– Успокойтесь ради Бога, милорд! Только невинную девушку можно соблазнить и довести до подобного состояния. – В ее голосе послышались обличительные нотки.

– Хм, да-мм, – кашлянул Хардинг, припомнив прелести дебютантки Аннабель. – Давайте вернемся в бальный зал, дабы не упустить шанс. Виконта Лонгфорда послало само небо.

Глава 14

В испанском городке Памплоне лето плавно перетекло в такой же жаркий, сухой и пыльный сентябрь. Продовольствия не хватало, и Веллингтон неоднозначно намекнул, что солдатам следует самим о себе позаботиться. Лейтенант Николас научил всех своих подопечных охотиться и закрывал глаза на то, как сержант О’Нил подстрекает их воровать у населения птицу, яйца, овощи и фураж для животных. Но в то же самое время Хаттон и О’Нил велели бойцам ни на секунду не терять бдительности, рыская по близлежащим фермам и обходя патрулем стены осажденного города.

Хаттон установил свои собственные правила. Пьянство было под запретом, люди поделены на пары и четверки, с тем чтобы никогда не отправляться на охоту и не выходить в дозор по одному. После того как кто-то из его солдат получил пулю в плечо со стен крепости, Ник велел подчиненным быть глазами и ушами друг друга.

– Прикрывайте друг другу спину. Более сильный должен защищать более слабого. Если хотите выжить, берегите своих братьев.

Николас всю жизнь руководствовался этим правилом, солдаты же осознали его мудрость, когда один из лейтенантов капитана Стенхопа был сражен вражеской пулей из осажденного бастиона. Стенхоп без промедления передал людей погибшего под командование Хаттона, удвоив количество его подчиненных менее чем за полмесяца после прибытия в Памплону.

Тем временем в Лондоне Кристофер постоянно ощущал груз ответственности, обретенный вместе с титулом лорда Хаттона. Однако двойная порция виски поутру неизменно поднимала настроение, и визит Джона Итона, Штопора, на Керзон-стрит не выбил его из колеи.

– Надеюсь, мой отчет полностью удовлетворил вас, лорд Хаттон?

Кит, который даже не удосужился пролистать список акций и вложений, беспечно махнул рукой:

– Зовите меня Кристофер. Вы ведь и моего отца называли по имени, не так ли? В конце концов, вы были кузенами, Джон.

– Не только кузенами, но и добрыми друзьями, Кристофер. Он всегда полагался на меня в вопросе надежных капиталовложений, и вы тоже можете полностью довериться мне, мой мальчик. Вот почему я сегодня здесь. Война – золотая возможность для тех, кто желает поохотиться. Если изучить рынок и выбрать правильные инвестиции, можно увеличить капитал в сотни раз. Деньги должны работать.

29
{"b":"94774","o":1}