ЛитМир - Электронная Библиотека

Ответом послужило гробовое молчание.

Ник распечатал второе послание. В нем Джон Итон уведомлял лорда Хаттона, что пришла пора платить по счетам.

Как вам известно, у меня имеются документы на Хаттон-Холл, и в случае, если вы до конца текущего месяца не вернете ссуду в размере пятидесяти тысяч фунтов, ваша собственность на законных основаниях переходит ко мне.

Ник поднял глаза. Из серых они превратились в черные. Он встал из-за стола и медленно подошел к брату.

– Ты отдал ему правоустанавливающие документы на Хаттон-Холл?

Кит с мольбой шагнул ему навстречу:

– Я покрою ссуду деньгами Александры!

Первый удар пришелся Киту в челюсть, оторвав его ноги от пола, второй сложил его пополам. Кит завалился на пол, изо рта хлынули на ковер остатки вчерашнего бренди.

– Жалкое зрелище! – презрительно скривился Николас.

Он отошел к окну, распахнул его и уставился невидящим взглядом на сад. Перед мысленным взором предстали молодые ребята, служившие под его началом, честные, благородные, храбрые, проливавшие кровь за свою страну, умиравшие за родину, в то время как презренные щеголи вроде его братца пускали по ветру состояние отцов.

В дверях библиотеки вырос мистер Берк. Безобразная сцена ужаснула мажордома.

– Я принесу ведро и швабру, сэр.

– Можете принести воды, мистер Берк, но с этого дня Кристофер Хаттон будет сам за собой убирать.

Глава 25

Ник открыл сейф. Деньги чудесным образом остались целы. Почти двенадцать тысяч фунтов. Он забрал их и поднялся в свою спальню собирать вещи. Много ему не понадобится, почти вся его одежда хранится в Лондоне. План действий у него еще не созрел, но запереться в Грейндже он не мог. Одно он знал точно: Итону не удастся наложить свои жадные лапы на Хаттон-Холл. Только через труп Николаса.

Деньги он возьмет с собой. Здесь их держать нельзя, слишком большой соблазн для братца. Рядом Эпсом с лошадиными бегами, Крисуик с боксерскими боями, а до «Петуха и быка», что в Хаунслоу, вообще рукой подать. Там дважды в неделю проводятся петушиные бои. Ник решил положить деньги на депозит в «Коуттс бэнк», где ни Киту, ни Итону до них не добраться. Он выдвинул ящик стола и увидел в нем черную кожаную маску. Воображение тут же нарисовало множество безрассудных вариантов. Он прогнал их прочь, но, подчиняясь внезапному порыву, сунул маску в карман.

На обратном пути Ник задержался на пороге библиотеки. Брату удалось подняться и сесть в кресло, Мег Райли умыла его. Ник удовлетворенно хмыкнул, заметив, что на скуле брата расплывается безобразный синяк, а глаз затек.

– Ты не можешь уехать! – взвился Кит, но тут же поморщился от боли. – Как я покажусь Александре в таком виде!

– Рекомендую послать ей цветы и записку с извинениями. Придумай что-нибудь. Скажи, что у тебя срочные дела в Лондоне. С недельку поваляешься в постели, зализывая раны.

По прибытии в Лондон Николас немедля отправился в «Коуттс бэнк» и положил большую часть сбережений на имя Флинна Хаттона. Сотню он приберег на игру, прекрасно понимая, что иного способа быстро собрать нужную сумму у него нет. Ник поставил лошадь в конюшню позади дома на Керзон-стрит и пошел в комнату близнеца. Он методично перетряхнул все ящики письменного стола и в итоге нашел то, что искал, – отчет, присланный Джоном Итоном перед отъездом Ника в Испанию.

Он пробежал его глазами, в душе шевельнулось подозрение. Документ представлял собой обыкновенную отписку, но не только. Такой опытный бизнесмен, как Генри Хаттон, не стал бы делать подобные инвестиции. В судоходство отец, конечно, мог вложить деньги, но только не в американское – в британское. Да и вряд ли он делал ставку на урожай табака в колониях, с которыми Англия ведет войну. Совсем другое дело британская промышленность, такой выгодной инвестиции он бы не упустил. Николас сложил отчет, сунул в карман и решил навестить Тобиаса Джейкобса, бывшего поверенного отца.

Чансери-лейн кишел адвокатскими конторами, но Николасу все же удалось отыскать контору Джейкобса в одном из старинных зданий. Он поднялся по деревянным ступенькам и очень удивился, увидев за столом в приемной знакомое лицо. Ник нахмурился, припоминая имя молодого человека.

– Джейк… Якоб Смит… вы здесь работаете?

Молодой человек расплылся в улыбке.

– Капитан Хаттон, сэр, я Якоб, это верно, но Смит – имя вымышленное. Помните, я рассказывал вам, что отец прочил мне карьеру служащего, поэтому я и сбежал в армию?

– Помню. Только не говорите мне, что Тобиас Джейкобс ваш отец! – воскликнул Ник.

– Так и есть, сэр. Узнав, почем фунт лиха, я был чертовски рад вернуться домой и стать клерком. Сейчас позову отца.

Через минуту Тобиас Джейкобс вышел из внутренних покоев.

– Вы и есть капитан Хаттон? Тот самый, который вынул пулю из руки моего сына и взял его под свое покровительство? Но вы же получили в наследство огромное поместье! Зачем вам понадобилось идти на войну?

– Я второй близнец, мистер Джейкобс. Я Николас, лишенный наследства. – Ник протянул поверенному бумагу, согласно которой Кит – не без его давления – передавал ему права на ведение дел.

– Ну, тогда все понятно. Не думаю, что смогу быть вам полезен, капитан Хаттон. Ваш отец, конечно же, поступил несправедливо, но действовал он согласно букве закона, к его решению не придерешься.

– Я здесь не для того, чтобы оспаривать завещание, мистер Джейкобс. Я подозреваю, что финансовый советник моего отца скрывает истинное положение вещей в отношении унаследованных моим братом инвестиций. Вы, случайно, не составляли список акций лорда Хаттона? Это моя единственная надежда.

– Вполне возможно. Давайте поднимем дело вашего батюшки.

Через десять минут Джейкобс снабдил Николаса необходимой информацией. Ник сравнил список Джейкобса с отчетом Итона. Так и есть! Итон сфальсифицировал отчет.

– Мне нужна эта бумага, – заявил Ник.

– Сын сделает вам копию, а я заверю ее. Если затеете судебный процесс, имейте нас в виду, капитан.

– Надеюсь, до этого дело не дойдет, Джейкобс. Суды нынче дороги. Но я искренне благодарен вам за помощь.

– О нет, капитан, это мы должны вас благодарить.

Ник вышел, перескакивая через ступеньки. Гнев пожирал его изнутри, готовый вырваться наружу яростным пламенем, сжигающим все на своем пути. Он давно знал, что Итон – человек жадный, а теперь удостоверился в его нечистоплотности. Он не сможет спокойно спать, пока не встретится с этим ублюдком! На Стрэнде Ник взял кеб до Джермин-стрит. Под номером десять числился кирпичный особняк. Выходит, Итон держит контору на дому. Он дважды постучал, прежде чем дверь открыл невзрачный человечек в очках.

– Да, сэр.

Ник заметил на его пальцах пятнышки от чернил и пришел к выводу, что это помощник Итона.

– У меня дело к Джону Итону.

– Простите, сэр, но вы опоздали. Мистер Итон закрыл столичную контору на лето, он переезжает в Итон-плейс, что в Слоу.

Николас сдержал приступ ярости, надев на лицо бесстрастную маску.

– Итон наверняка согласится принять меня, если вы будете так любезны объявить ему о моем приходе.

– Это невозможно, сэр. У мистера Итона встреча, он ушел. Прошу прощения, сэр, кажется, дождь собирается, я должен перенести папки в экипаж до того, как ливень начнется.

Дверь захлопнулась перед носом Николаса. Он выругался, пальцы горели огнем от желания покопаться в бумагах Итона. «Будь у меня оружие, я бы избавил тебя от твоих чертовых папок!» Он вдруг сообразил, что на Керзон-стрит у него есть пистолет. И маска тоже. Ник перешел на противоположную сторону улицы и внимательно осмотрел дом. У черного хода действительно стоял экипаж, но не запряженный лошадьми. Если Итон отправился на какое-то мероприятие, в Слоу он скорее всего отправится не раньше, чем завтра утром. Интуиция подсказывала ему, что покопаться в бумагах Итона после полуночи не составит особого труда.

52
{"b":"94774","o":1}