ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, я бы хотел раньше! – отрезал Кит. – Я возьму лицензию, обойдемся без оглашений. Две недели вполне достаточный срок.

Алекс пришла в замешательство. Он сегодня совершенно другой. Но Кристофер всегда был таким, может надуться ни с того ни с сего, а отказов вообще не терпит. И Алекс не стала с ним спорить.

– Бери лицензию. Ты прав, две-три недели – вполне достаточный срок.

По крайней мере у них не будет времени на подготовку дорогостоящего приема и не придется приглашать на свадьбу половину графства.

– Кит, почему бы нам не прокатиться по солнышку? – предложила она. – Это пойдет тебе на пользу.

– У меня голова раскалывается, Алекс. Схожу к озеру, порисую немного. Хочу побыть один. Надеюсь, ты меня понимаешь?

– Конечно, понимаю! Живопись неизменно доставляет мне удовольствие и настраивает на умиротворенный лад. Тебе и впрямь надо побыть одному. Увидимся через несколько дней, когда тебе станет лучше.

Алекс скакала вдоль берега реки, размышляя над замкнутостью и нездоровым видом Кита. В то же время он торопил ее со свадьбой. Алекс вздохнула. Не стоило нарушать его покой. Он же ясно дал понять в записке, что не хочет показываться ей на глаза с синяком. Ну почему она не прислушалась к его пожеланию?! Если бы она не поехала сегодня в Хаттон, не осознала бы, что все еще безумно и безнадежно любит Николаса.

Ник Хаттон не спешил в гости к Джону Итону. Отложил визит в Слоу на вторую половину дня. Итон наверняка с первыми лучами солнца сообщил властям о налете на Хаунслоу-Хит, и те, в свою очередь, выслали офицера. Полиция обнаружит вещи и документы Итона в Собачьей Яме и вернет их владельцу. Николас предпочел увидеться с ним уже после этого.

Пряча улыбку, Ник кивнул кучеру, мывшему экипаж во дворе Итон-плейс, которого он до смерти напугал нынче ночью. Ник передал своего серого годовалого жеребчика груму и направился в дом.

– Простите, сэр, мистер Итон сейчас занят, – сообщил дворецкий.

– Я подожду. – Ник решительно прошел внутрь и устроился в шикарном холле. Судя по доносившимся из конторы Итона голосам, он правильно выбрал время.

– Я пришел к выводу, что ваша злополучная встреча не что иное, как пьяная выходка, мистер Итон. Молодые люди, собравшиеся в Хаунслоу на петушиные бои, решили поразвлечься немного, только и всего. Такие безобразия хоть нечасто, но случаются.

– Другими словами, Торп, вы никого не подозреваете?

– У вас нет свидетелей, сэр, багаж обнаружен там, где остановили карету, следовательно, это пьяная шутка, только и всего.

– Может, вы и нашли мой саквояж с бумагами, Торп, но в кожаной сумке было полно денег! Их украли – украли нагло, – а вы не желаете расследовать дело!

– У вас имеются доказательства того, сколько денег находилось в сумке, сэр?

– Доказательства? Вы что, не понимаете? Я же финансовый советник многих важных персон, в том числе и герцога Девоншира! Мое слово – вот мое доказательство!

– Я не подвергаю сомнению правдивость ваших слов, сэр. И тем не менее факт остается фактом – сумка провалялась на пустоши всю ночь, любой прохожий мог запросто обчистить ее.

– Ваша некомпетентность возмутительна! Я непременно сообщу об этом вашему начальству, Торп. И не местному, а столичному!

– У меня есть все основания полагать, что столичные власти не станут гоняться по полям за мифическими разбойниками с Хаунслоу-Хит. Вас поднимут на смех, а кое-кто начнет сомневаться – стоит ли вам вообще доверять свои сбережения. Доброго вам дня, сэр.

Офицер ушел, и Николаса проводили в контору. Итон кипел от злости, и это ставило финансового советника в невыгодное положение.

– Добрый день. Я здесь от имени своего близнеца, лорда Хаттона. – Ник говорил властным тоном, который приобрел в бытность капитаном Хаттоном, когда в его подчинении находилось более тысячи человек. Он достал из кармана дорогого синего сюртука послание Итона Киту и положил на стол. – Что все это значит?

Итон схватил письмо и пробежал глазами.

– А то и значит! – взорвался он. – Кристофер не может выплатить заем, который я ему дал! Поскольку у меня имеются в залоге документы на Хаттон-Холл, поместье переходит ко мне.

– Полагаю, вы шутите! – Губы Ника изогнулись в ухмылке. – Мой близнец слишком умен, чтобы закладывать земли предков.

– Умен? – пренебрежительно фыркнул Итон. – Не падайте в обморок, но, к вашему сведению, вместе с поместьем он спустил все свое состояние. У меня есть его доверенность и все необходимые документы.

– Не падайте в обморок, но, к вашему сведению, у вас их нет. Мой брат никогда бы не выпустил из рук документы на Хаттон.

Итон бросил взгляд на металлическую коробку, стоявшую на полу, там, где ее оставил Торп, и уверенность внезапно покинула его. Кровь отхлынула от лица, в душу прокрались сомнения.

Николас Хаттон достал из кармана еще один листок:

– Вот настоящий список инвестиций моего отца, заверенный Тобиасом Джейкобсом, его адвокатом. Лорд Хаттон желает забрать их у вас.

Итон сделался пунцовым и открыл было рот, но Ник жестом остановил его:

– Прежде чем выслушать ваши возражения, я хочу объяснить вам причины, Джоан, дорогая. Лорд Хаттон не желает иметь дело с психически нездоровым финансовым советником, который является завсегдатаем такого нелицеприятного заведения, как клуб «У Молли». Очень сомневаюсь, что наш друг Харт Кавендиш оставит у вас свои дела, как только узнает, что на самом деле означает ваше прозвище – Штопор.

Итон посерел, на лбу выступила испарина. Стоит взять мужика за яйца, его сердце и голова тоже ваши.

– Я человек разумный, Итон, моему долготерпению святой позавидует. Я посижу здесь тихонько, пока вы будете искать акции и облигации моего брата. Взамен я откажу себе в удовольствии поведать о вашем скандальном секрете всем лондонским газетам.

Глава 27

Ник торжествовал победу. Никогда еще поместье, его изумрудные пастбища и безмятежное озеро не казались ему такими красивыми и не значили больше. Он едва не потерял все это и твердо верил, что риск стоил того.

Нику не терпелось поделиться хорошими новостями с братом и успокоить его. Джон Итон не сумеет наложить на Хаттон-Холл свои грязные лапы. Им предстоял серьезный разговор по поводу инвестиций и выбора нового финансового советника, который сможет строго контролировать все расходы Кита, но это подождет. Сегодня Нику хотелось отпраздновать удачу.

– Кит, ты дома? – крикнул Ник, распахнув дверь.

– Он на улице, весь день рисует. Вернется только с наступлением сумерек, – доложил мистер Берк.

– У меня чудесные новости, мистер Берк. Мы можем больше не волноваться по поводу Джона Итона, вряд ли он в скором времени почтит Хаттон-Холл своим визитом.

– А я и не волновался, сэр. Знал, что Итон не чета человеку, победившему Наполеона.

Ник расхохотался:

– Веллингтон немного помог мне, мистер Берк.

Он побежал наверх, вытащил из седельных сумок акции и облигации, уже в который раз восхитившись проницательностью отца. Отец совершил только одну ошибку – доверился кузену. Дорогостоящие ценные бумаги и некомпетентность Кита стали непреодолимым искушением для ослепленного жадностью Итона.

Николас положил бумаги в ящик, где уже лежали сорок тысяч фунтов, и, прежде чем запереть его, еще раз взял в руки документы на Хаттон-Холл и доверенность Кита. Губы его изогнулись в улыбке. Николас представил, как удивится Кит, когда он вернет их ему! Николас убрал синий сюртук в шкаф, снял накрахмаленный шейный платок и расстегнул вышитый жилет. Услышав шаги брата, он поспешил вниз, прихватив с собой драгоценные документы.

– У меня для тебя сюрприз. Давай зайдем на минутку в библиотеку.

Кит поставил полотна и устало побрел за Ником.

– Я не забыл, каким сюрпризом ты угостил меня в прошлый раз!

– Прости, – рассмеялся Ник. – Мне очень жаль, что я ударил тебя, я никогда в жизни так не злился. – Он всмотрелся в лицо Кита и с облегчением отметил, что синяк почти не виден. – Кристофер, если бы у тебя появилась возможность исполнить одно желание, что бы ты загадал?

56
{"b":"94774","o":1}