ЛитМир - Электронная Библиотека

Он скользнул по ней взглядом. Алекс была все в том же унылом сером костюме, в котором поутру принесла ему клятву верности.

– Фентон скоро подаст нам еду. Это будет свадебный обед. Не желаешь переодеться?

– Нет. Хочу узнать что-нибудь о Нике.

Сердце Ника устремилось ей навстречу. Он снова обманет ее, но для ее же блага. Для всех она леди Хаттон и не должна в этом сомневаться, иначе они проиграют суд.

– Ник в остроге на Вуд-стрит. Его перевели в отдельную камеру. Невилл Стейнс и судья Стивенсон готовятся к процессу.

– Все это мне рассказал Невилл.

– Ты видела лорда Стейнса?

– Да. Руперт и мою бабушку привез в столицу. Мы встретились с Невиллом в его… э-э… на Беркли-сквер.

Ник понял причину ее заминки. Она вовремя сообразила, что о финансовых затруднениях Дотти говорила ему, Николасу, а Кит о них ничего не знает. И она не собирается делиться с мужем этой информацией. Видимо, радуется тому, что Кит получил в жены липовую наследницу.

– Дотти и Невилл решили пожениться.

– Отличная новость! – улыбнулся Ник.

– Ник, я… – Она в ужасе прикрыла рот ладошкой. – Прости, Кит, прости меня, пожалуйста!

– Ничего страшного, нас все то и дело путают. Если хочешь, называй меня Флинном.

Алекс вздохнула:

– Извини. Мне нравится имя Флинн. – Кэтлин Флинн. Ее взгляд упал на кольцо. – Как там Ник? Держится?

– После Франции любой острог покажется раем. – Он улыбнулся, пытаясь подбодрить ее. – Я отвез ему чистую одежду.

– Дело не в одежде. Ему нужна твоя поддержка и помощь. Ты должен воспользоваться своим положением, деньгами, влиянием и дать свидетельские показания. Сделать все, чтобы его оправдали.

Ник был рад, когда Фентон объявил, что обед подан. Сейчас ему не хотелось даже думать о помощи брату. Они перешли в небольшую столовую. Алекс уставилась на еду невидящим взглядом.

– Тебе надо поесть, Алекс, – мягко, но настойчиво произнес он.

Она посмотрела на мужа. И столько боли было в ее глазах, что сердце у Ника болезненно сжалось.

– Утром ты попросил довериться тебе. Если ты поможешь Николасу, как обещал, я сдержу свою клятву.

За обедом Николас и Александра почти ничего не ели. Когда Алекс отодвинула стул, Ник тут же выскочил из-за стола и в мгновение ока очутился рядом с ней.

– Не поможешь ли мне перенести чемодан из твоей спальни в другую комнату? Понадобится время, чтобы я привыкла к своему новому положению.

Сердце Ника запело от радости. Она не хочет выполнять свои супружеские обязанности.

По ее просьбе Николас отнес вещи в свою спальню. Алекс молча наблюдала за тем, как он ставит чемодан у кровати, и не двинулась с места, когда он чмокнул ее в щеку и пожелал спокойной ночи.

Через мгновение дверь захлопнулась, и на Александру нахлынули воспоминания о проведенной здесь с Николасом незабываемой ночи. Алекс прижала ладони к глазам, тщетно пытаясь прогнать видение. Николас мерещился ей везде, сам воздух был им пропитан. Алекс бросило в жар, когда она легла в кровать. Ей стоило немалых усилий успокоиться и взять себя в руки. В то время она еще не была леди Хаттон. Воспоминания о Николасе останутся с ней навсегда.

Алекс подошла к его шкафу, достала черный бархатный халат и, раздевшись, завернулась в него. Затем легла в постель и предалась мечтам о любимом.

Глава 34

Николас поднялся рано, вышел из дому и отправился бродить по Лондону. Все его мысли были сосредоточены на Ките. «Пусть сгниет, скотина! Поделом ему!» Но постепенно разум взял верх над эмоциями. Правосудие решит судьбу Кита. Как лягут фишки, так тому и быть.

Но в конце концов Ник понял, что не сможет отсидеться в сторонке. Ведь он дал слово Александре. Пусть она думает, будто в тюрьме сидит Ник, не важно. Если у него осталась хоть капля чести, он обязан выполнить обещание. Старая привычка вытаскивать брата из любой переделки не давала ему покоя. Он всю жизнь считал близнеца своей половиной, пусть и слабой. Теперь он понял, что это не так. Его половинкой была Александра.

Перед Ником возникла дилемма. Он перебирал возможные варианты развития событий, когда его вдруг осенило. Пусть Кристофер сам сделает выбор! Он изложит брату все факты, ему и решать, как быть дальше.

Тем утром он встретился в кофейне Людгейта с Невиллом Стейнсом и судьей Стивенсоном. Им удалось договориться насчет разбирательства по делу о смерти Генри Хаттона.

– Пришлось потянуть за веревочки, но присяжных я собрал. Заседание назначено на завтра, главным образом благодаря тому, что, не считая нас, свидетелей всего двое – вы и Джереми Итон.

– Итон уже оправился и готов давать показания?

– Ему повезло, он ранен в плечо, но, насколько я понял, пуля прошла всего в нескольких дюймах от сердца, – заявил Стивенсон.

Невилл Стейнс с тревогой посмотрел на Ника:

– Может, вам следует нанять адвоката, на случай если будет решено, что доказательств достаточно, чтобы дать ход делу?

– Уже нанял, – кивнул Николас. – Поверенный отца, Тобиас Джейкобс, порекомендовал мне кое-кого.

– Отлично. Значит, завтра, в два часа дня, в главном зале заседаний Олд-Бейли. Должен ли я сообщить об этом вашему брату?

– Я сам это сделаю. Благодарю вас, Стивенсон, Невилл.

Ник покинул кофейню и отправился на Вуд-стрит. Он весьма смутно представлял себе, что именно скажет Киту, но одно знал точно – надо его запугать. Ник заплатил обычную цену за посещение и дал взятку надзирателю, чтобы тот оставил их наедине.

– Какого черта ты имел в виду, когда заявил, что ты и есть лорд Хаттон? – накинулся на него Кит.

Ник отметил про себя, что брат переоделся в сюртук от Вестона, бриджи и начищенные ботфорты, которые он принес ему накануне.

– Давай сядем и спокойно обсудим сложившуюся ситуацию. Причем весьма для тебя неприятную. – Николас не стал сразу сообщать брату о том, что разбирательство назначено на завтра. – Невилл Стейнс и судья Стивенсон приложили немало усилий, чтобы заседание прошло до того, как тебя переведут в Ньюгейт.

– Ньюгейт?! Я не могу отправиться в Ньюгейт, ведь это тюрьма для отбросов общества! Я там с ума сойду!

«А не сошел ли он уже с ума?» – промелькнуло в голове у Ника, но он лишь посмеялся над своими мыслями. Да, Кит слабак, эгоист без намека на совесть. Такие понятия, как честь, верность и преданность, для него просто не существуют, но психически он вполне здоров.

– Если на дознании присяжные решат, что доказательств достаточно для передачи дела в суд, тебя переведут в Ньюгейт.

– Подкупи кого-нибудь, Ник! Я не могу туда отправиться!

– Тебе не приходило в голову, что если тебя судят за убийство, то вполне могут признать виновным? И тогда тебе грозит либо пожизненное заключение, либо смерть через повешение.

Кит вскочил на ноги.

– Зачем ты мучаешь меня? Я думал, ты меня любишь!

«Я действительно люблю тебя, Кит, просто ты мне не нравишься».

– На всякий случай я нанял самого лучшего адвоката. К тому же против тебя выступит только один свидетель.

– Жаль, что рана Итона оказалась не смертельной! – прошипел Кит. – Ты должен сделать так, чтобы он замолчал навеки, Ник! Ради меня!

– Убить его? Нет уж, уволь!

– Застращай его. Скажи, что в следующий раз мы не промахнемся, если он не заберет заявление!

– Нет. Мы должны убедить присяжных, что это был несчастный случай. Не позволить довести дело до суда. Невилл Стейнс будет допрошен в качестве коронера, судья Стивенсон тоже замолвит словечко. Однако они не являются прямыми свидетелями происшествия.

– Я докажу им свою невиновность!

– Будешь лгать? – Ник не сводил с него взгляда, пока Кит не опустил глаза. – Тебе не придется давать показаний. Это мое дело. Мое свидетельство – свидетельство лорда Хаттона – решит исход дознания.

Кит с облегчением опустился на койку.

– Теперь я понимаю, почему ты назвался лордом Хаттоном.

71
{"b":"94774","o":1}