ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разведенная жена, или Жили долго и счастливо? vol.1
Список желаний Бумера
Очарованная мраком
Всё, о чем мечтала
Если ты найдешь это письмо… Как я обрела смысл жизни, написав сотни писем незнакомым людям
Девушка в тумане
Занавес упал
Куриный бульон для души. Истории для детей
Беглец/Бродяга

Фернандес пожал плечами.

– Его обвиняют в убийстве, понимаете? Здесь все это знают, хотя и не верят, что он это сделал, за исключением несведущих или тех, кто с предубеждением относится к любому янки. Вероятно, он еще жив, иначе они не переполошились бы из-за вашего приезда.

– Кто "они"? – спросил Кул.

Фернандес вновь пожал плечами, не отрывая сильных рук от рулевого колеса.

– Те, у кого есть причины ненавидеть вашего брата. Вам лучше знать. Я знаю только, что вам угрожает опасность со стороны Дельгадо. Это баба – сущий дьявол, или, по крайней мере, его ближайшая подруга, – он фыркнул. – Когда мне сказали, что прошлой ночью какой-то самолет приземлился возле Сан-Хосе, я вспомнил про ее местные владения. Мы хорошо знаем это змеиное гнездо! – Фернандес снова фыркнул. – Не стало жизни из-за этой кокаиновой мафии. Они не знают жалости и не брезгуют ничем. Так что я сразу отправился сюда, тревожась за вашу безопасность.

– Я увижу Гидеона? – спросил Кул.

– Я постарался что-то сделать, но пока безрезультатно. Все знают, что Дельгадо с их богатыми друзьями хотели бы, чтобы Гидеона сразу казнили. Так что вызволить его будет не просто. И вы тоже в опасности. Вас постараются убрать.

Кул промолчал, Фернандес усмехнулся.

– Я знаю, что женщина из клана Дельгадо отправилась на север искать вас, поскольку они подозревали, что брат написал вам письмо. Это так?

– Я ничего не получал от Гидеона. Они ошиблись.

– Верно. И потому теперь для них вы интереса не представляете. Зато они боятся, что вы можете что-то узнать, и потому решили вас убить. Но вы останетесь со мной, а я отведу вас к сеньору Тиссону. Там и обсудим, что можно сделать.

Фернандес ловко развернул машину, объехав густые заросли кустарника. Потом продолжил:

– Наша страна – страна кофе. Семейству Дельгадо принадлежат огромные кофейные плантации вокруг Антигуа, а это недалеко от столицы. То, что не удается купить, они отбирают. Если им понадобится ваша жизнь, они возьмут и ее. Так что вы будете в безопасности, пока вы со мной и будете делать то, что я вам скажу.

По мере подъема в горы жара осталась позади, и когда они достигли столицы, Кул с трудом мог поверить, что они все еще в тропиках. Прошло всего три часа с тех пор, как они покинули насыщенный влажными испарениями Сан-Хосе. Сияло солнце, но воздух был свеж и по-весеннему прохладен, и легкий ветерок с окрестных вершин продувал неправдоподобно чистые узкие улочки.

Они въехали в город со стороны тихого района особняков; на перекрестке красовался указатель: "Авенида Симон Боливар". Фернандес взял левее и усмехнулся Кулу:

– Теперь совсем близко, сеньор. Я поехал по этой улице, потому что на ней турагентство, в котором я работаю. Если вас увидят, то решат, что вы просто один из туристов.

Машина с трудом обогнула повозку, влекомую волом, и ей пришлось резко затормозить, чтобы не наткнуться на женщину – горянку в голубой полосатой юбке и разноцветной кофте. Та спокойно брела босиком через улицу, на голове легко покачивалась огромная корзина фруктов. На машину она даже не взглянула.

Фернандес терпеливо подождал, пока она пройдет, потом свернул налево и въехал на тихую улицу. Не доезжая до следующего перекрестка он притормозил перед большим зданием, выкрашенным в темно-желтый цвет.

– Вот мы и прибыли. "Палас-отель". Вам здесь будет удобно, если вы любите твердые постели.

Кул удивился.

– Почему отель? Я думал, вы меня везете в американское посольство. Мне нужно видеть посла Тиссона.

– Всему свое время, сеньор. Отправляться прямо в посольство глупо. Люди Дельгадо сразу вас выследят.

– Но послушайте...

– Немного терпения, дружище, и все уладится само собой. Пойдемте!

В просторном холле было прохладно и тихо. Отель был выстроен вокруг крытого внутреннего двора, по обе стороны на уровне второго этажа тянулись перила балконов. На них открывались двери комнат, и, поднимаясь вслед за Фернандесом на правый балкон, Кул чувствовал себя выставленным на всеобщее обозрение.

Фернандес извлек из кармана ключ и открыл дверь в конце балкона. Не оборачиваясь к Кулу, он предложил:

– Входите, сеньор.

Кул не двинулся с места.

– После вас.

Фернандес казался огорченным.

– Вы мне не доверяете? Ну ладно, смотрите.

Он вошел в комнату, сопровождаемый Альфонсо и Хорхе. Чувствуя себя глупо, Кул шагнул следом.

Комната была большой, с высоким потолком, окно выходило на фасад отеля. Узкая кровать была покрыта толстым индейским одеялом; на кремовом ковре маленькие красные и синие фигурки весело толпились вокруг большой зеленой птицы кетсаль. Еще одна дверь открывалась в современную ванную, выложенную изразцами. На подставке для багажа стоял раскрытый чемодан, полный мужской одежды.

Фернандес жестом указал на кровать, Кул сел. Действительно, постель оказалась жестковата. Фернандес расположился на деревянном стуле с прямой спинкой у письменного стола и повернулся к Альфонсо:

– Дорогуша, спустись в бар и принеси пива. Не заблудись по дороге и развей свои печали. Толстушка Лиза будет ждать тебя хоть до полуночи...

Альфонсо усмехнулся, вышел и через несколько минут вернулся с четырьмя бутылками пива. Кул заметил надпись "Марсан" на этикетке и понял, что это то самое прекрасное пиво, которое он пил в доме Серафины.

Альфонсо с Хорхе расположились на полу; Фернандес, отхлебнув из горлышка, протянул бутылку Кулу.

– Теперь я вам скажу, что нужно делать. Во-первых, знайте, что это номер одного из моих туристов. Он нанял меня свозить его на озеро Атитлан – вы обязательно должны там побывать, прежде чем покинете страну, сеньор, это самое изумительное озеро на свете. Но потом передумал и воспользовался случаем слетать в Копан, посмотреть развалины построек майя – очень интересные руины, сеньор, хотя они пересекают границу Гондураса. Вернуться он должен завтра, а пока в отеле не возражают, если я пользуюсь его номером: во-первых меня знают, и во-вторых он все равно оплачен. А может быть и потому, что не знают, что я им пользуюсь. Чемодан, который вы видите, мой. Завтра мы устроимся получше, но сейчас вам здесь ничто не угрожает.

– Понятно, – протянул Кул. – Но как насчет Тиссона? Когда я его увижу?

– Я сейчас же постараюсь организовать встречу, – Фернандес встал, оба его приятеля тоже поднялись с пола. – Не покидайте номер до моего возвращения. Было бы слишком неблагоразумно допустить, чтобы вас кто-нибудь увидел. Я быстро.

Дверь за тремя мужчинами закрылась, и Кул услышал, как в замке повернулся ключ.

Он подошел к окну и хмуро взглянул вниз, на узкую улицу, притихшую под ярким солнцем. Кул чувствовал себя в западне. У него не было ни туристской карточки, ни какого-то документа, удостоверяющего личность. Он не понимал языка местных жителей, у него здесь не было друзей, он никому не мог доверять. И снова плыл по течению невесть куда, направляемый Фернандесом. Но приведет ли этот путь к брату? Серафина привезла его сюда лишь для того, чтобы предать и организовать его убийство. Он не знал, кому верить. Почему для кого-то так важно держать Гидеона за решеткой?

Он закурил и заходил взад – вперед по комнате. В голову ничего не приходило. Чем больше он об этом думал, тем больше мысли путались. Оставалось сосредоточиться на ясной и простой цели: он должен вызволить Гидеона из тюрьмы, по-тихому и быстро, без лишней суеты и шума. Потом можно заняться и собой: вернуться в Штаты, заявить о смерти Рамона Гомеса филадельфийской полиции. Но сначала – Гидеон.

Без дела ждать возвращения Фернандеса не было сил. Кул тщательно проверил "люгер", отнятый у Тока Джонсона. Тот заело из-за дефектного патрона, и понадобилось всего несколько секунд, чтобы извлечь его и отладить механизм. В обойме оставалось еще шесть патронов, и он немного успокоился. Было предчувствие, что оружие ему скоро понадобится.

Кул сел на постель и положил пистолет рядом. Фернандес мог его не запирать, он никуда не собирался выходить. Так он просидел примерно полчаса, пока не увидел, что ручка двери медленно поворачивается.

23
{"b":"948","o":1}