1
2
3
...
23
24
25
...
39

Глава 13

Кул схватил пистолет и вскочил. Дверная ручка снова медленно повернулась. Он шагнул к двери и спросил:

– Кто там?

Мужской голос поинтересовался:

– Мистер Кул? Позвольте, я войду. Это Тиссон.

Лишь сейчас Кул заметил, что замок на двери можно свободно открыть изнутри. Значит, Фернандес его вовсе не запирал, а просто захлопнул дверь, чтобы не заглянул незваный гость.

Не выпуская из рук оружия, Кул отпер замок и поспешно шагнул в сторону. Дверь распахнулась, в комнату осторожно вошел крупный седовласый мужчина. Они спокойно и внимательно изучали друг друга.

Тиссону было за пятьдесят; судя по костлявому суровому лицу, он не принадлежал к сторонникам компромиссов. На нем был бежевый габардиновый костюм, в большой руке он держал коричневую фетровую шляпу. Мужчина бесстрастно разглядывал Кула холодными голубыми глазами.

Тот щелкнул предохранителем и швырнул пистолет на кровать.

Наконец Тиссон кивнул, словно приняв какое-то решение.

– Да, вы брат Гидеона. Это вы мне звонили из Штатов несколько дней назад?

– Верно, – Кул замялся. – У меня нет ни туристской карточки, ни визы. Не было времени получить. И с тех пор, как я прибыл сюда прошлой ночью, проблем меньше не стало.

Тиссон нетерпеливо отмахнулся.

– Я все знаю. Вот почему я послал за вами Фернандеса.

– Так это вы послали Мигеля?

– Конечно. Вас собирались убить.

– Вы неплохо осведомлены, – заметил Кул.

– Я знаю все, – Кул чувствовал, что этот человек не хвастает, а просто констатирует факт. – Я знаю, почему вы сюда приехали, знаю, что любым способом хотите вызволить брата из тюрьмы. Скажу вам сразу же: эта идея совершенно невыполнима и поддержки не ждите. Вы вернетесь в Штаты сразу, как только я найду способ вас отправить.

– Нет, – отрезал Кул.

Тиссон снова покачал головой.

– Вы не понимаете всей сложности ситуации. А она становится взрывоопасной. Мой вам совет: забудьте Гидеона, возвращайтесь домой и оставайтесь там.

– Нет, – повторил Кул. – Я не могу.

– Вас могут убить, – напомнил Тиссон.

– Знаю.

– Ваш брат, возможно, уже мертв.

– Я должен сам все выяснить.

– Вы можете создать серьезные проблемы нашему правительству, если станете вмешиваться в дела, которых не понимаете.

Кул заметил:

– Серьезные проблемы я создам для вас. Между прочим, мой брат – американский гражданин, а его продолжают держать за решеткой за преступление, которого, как каждый знает, он не совершал. Чем вы тут занимаетесь, если пальцем не шевельнули, чтобы спасти моего брата?

– Почему вы думаете, что я ничего не делаю?

– Брат все еще в тюрьме, верно?

Тиссон уставился на него.

– Я не намерен с вами спорить. Наша встреча и так достаточно рискованна, и чем быстрее мы расстанемся, тем лучше. Но должен вас предупредить: если вы продолжите попытки добраться до брата, вам придется отвечать за последствия. Я не могу ни помочь, ни одобрить ваши действия.

– Почему? Что же в этих бандитах такого страшного, что американское правительство не решается действовать?

– У меня нет желания с вами спорить, – холодно заявил Тиссон, глядя на Кула с открытой враждебностью. – Хочу предупредить, что до меня дошли некоторые сведения о вас. Узнав, что мисс Дельгадо собирается вернуться с вами, я дал телеграмму в Штаты. Как она вас уговорила?

– Сделала вид, что нуждается в моей помощи для вызволения Гидеона.

– И вы поверили?

– Сначала да. Но сейчас я в замешательстве. И ничего не понимаю.

– Нынче утром она пыталась вас убить?

Кул кивнул.

– По-моему, да.

Похоже, это Тиссона обрадовало. Он ухмыльнулся, плюхнулся на стул с прямой спинкой и забарабанил худыми пальцами по крышке стола.

– Я хочу, чтобы вы знали правду. Полагаю, вам это пригодится. Вы знаете, что сестры Дельгадо были близнецами?

– Близнецами?

– Разве вы этого не знали?

– Она мне никогда не говорила.

– Они были идеальными близняшками. Их невозможно было различить.

Новость ошеломила Кула.

– Тогда которая из них была убита?

– Мы не знаем. Официально это была Мария. Но я склонен думать, что убили Серафину, а Мария просто заняла ее место.

– Как можно это подтвердить?

– Никак. Это невозможно, пока она сама не допустит ошибку.

– Но зачем было Марии занимать место Серафины?

– Кто знает? Возможно, чтобы одурачить вас. Только один человек может рассказать нам правду – это Гидеон, но мы добраться до него не можем. Ваш брат близко знал обеих сестер и, я уверен, знает правду. Если погибла Серафина, тогда все становится понятнее. Гораздо понятнее...

Казалось, Тиссон говорит сам с собой.

– Гидеон с Серафиной собирались пожениться. Они любили друг друга, он хотел, чтобы она ему помогла. Может быть, потому ее и убили. Я бы не удивился, если бы в живых осталась именно Мария. Да, если женщина из семейства Дельгадо отправляется на Север, то это Мария. Сомнений быть не может.

Кул поспешил спросить:

– Вы говорите, Гидеон ждал помощи от Серафины? Что вы имеете в виду? Чем же он занимался?

Тиссон некоторое время колебался.

– Он работал на меня.

– На правительство Штатов?

– Да. Он был просто создан для этого. Он встречал сестер Дельгадо в обществе. Ему был известен каждый уголок в городе, и когда он пронюхал про дела с контрабандой, то пришел с этим ко мне и предложил свои услуги. Естественно, я ухватился за идею его использовать. Мы давно пытались докопаться до корней этой организации. Похоже, дьявольские сорняки пронизали эту страну сверху донизу, взяли под контроль все уровни власти. А масштабы контрабанды с каждым годом нарастали. Это стало вызовом нашей экономической политике. Казалось, Гидеон нашел ответ на многие вопросы, но Мария догадалась, чем он занимается, и он оказался вне нашей досягаемости.

– А Серафина?

– Как я сказал, ваш брат ее любил. Девушка делами сестры не интересовалась. Гидеон попросил ее помочь, и она согласилась. Между сестрами особой любви не было. Может, Мария сама убила Серафину, она тоже была влюблена в Гидеона. Не знаю, что там между ними было, но она явно ревновала. Или она обнаружила, что Серафина роется в ее бумагах, который мы так и не можем найти.

Тиссон вздохнул, его суровое лицо еще больше помрачнело.

– Официально считается, что погибла Мария. Мы пока не можем установить истину, но будем к этому стремиться. Проводил опознание дон Луис де Кастро. Де Кастро – старый друг семьи, управляющий имуществом Дельгадо; он юрист, вкрадчивый, коварный и опасный. Ему уже за восемьдесят. В местном обществе пользуется исключительно высокой репутацией и практически недостижим для нас.

– Может быть, он – мозг организации? – предположил Кул.

– Может быть. Мы думали об этом.

Тиссон внезапно заторопился и надел шляпу.

– Нам с вами это ничего не дает. Вы не можете долго торчать у Фернандеса, потому что завтра он должен взять туристов на Атитлан. Не можете бродить тут в одиночку. Если полиция вас заберет, без документов вас посадят, и я ничем не смогу помочь. Возможно, вы уже под наблюдением. Красная машина Фернандеса – не слишком надежное укрытие, как вы понимаете. Я просил его взять одну из машин турагентства, но у него не получилось.

Кул пожал плечами. Это напомнило ему о недавних событиях в Филадельфии, об убийстве Гомеса. Возможно, поведение Тиссона связано с полученной им информацией. Тогда он останется здесь совершенно один, без надежды на помощь от кого бы то ни было.

Тиссон собрался уходить.

– Единственное, что я могу для вас сделать – устроить вас в посольстве. Думаю, там вы были бы в безопасности.

– Зачем мне это?

– Вы могли там оставаться, пока я не найду способ тайно вывезти вас из страны. Я и хотел бы сделать больше, но не могу.

– Нет, спасибо. Я приехал, чтобы освободить Гидеона из тюрьмы; но как это сделать, если я спрячусь у вас?

24
{"b":"948","o":1}