A
A
1
2
3
...
13
14
15
...
42

– Мы здесь в ловушке, мистер Дарелл.

– Сюда постоянно кто-то приезжает, а кто-то уезжает, так ведь?

– Только торговцы с караванами.

– Ладно, пойдем посмотрим.

На улицах все было спокойно. Глиняные дома жались друг к другу, затеняя дорогу. Дарелл с Ханухом дошли до деревенских ворот, никого не заметив. На западе, в пустыне, догорали последние лучи заката. Холмы выглядели суровыми и безжизненными. Едва заметный след, оставленный караванами, редкими грузовиками, ослиными и верблюжьими копытами, означал дорогу домой. Опять становилось холодно. Дарелл задрожал и повернулся к Хануху.

– Интересно, куда делись те трое, что на нас напали?

– Их спрячут деревенские жители. Многие симпатизируют Хар-Бюри. Другие подчиняются ему из страха.

– Но убийцам ведь пришлось сюда как-то добираться?

– Я не понимаю, что вы имеете в виду...

– Их послали задержать нас. Они деревни не покидали. Значит, где-то здесь то, на чем они собираются отсюда уехать.

Глаза Хануха сверкнули.

– Действительно. Машина, может быть джип.

– Пойдем поищем. Предпочитаю выступать в роли охотника.

Дарелл направился назад к караван-сараю. Там все еще не было ни души. В сводчатом коридоре он обнаружил керосиновую лампу, снял ее, зажег оставшимися спичками и стал выискивать на полу кровь. Он был уверен, что ранил одного своим выстрелом. Обнаружив несколько капель почти под ногами, пошел по ним в заднюю часть гостиницы. Миновав кухню, они подошли к неприметной двери. Прямо над железным запором виднелся кровавый отпечаток ладони. Дарелл прислушался, но за дверью не раздалось ни звука. Он резко толкнул дверь и влетел внутрь с револьвером наизготовку. В темноте перед ним оказались земляные ступени, ведущие вниз. Дарелл поспешно спустился туда в сопровождении Хануха, держа лампу как можно дальше в сторону.

Послышался женский вопль, и он распознал напуганный голос хозяина. Они находились в подвальном хранилище, и кроме владельца гостиницы с женой здесь, видимо, никого не было.

– Куда делись хашишины? – сердито спросил Ханух.

Мужчина – индус трясся от страха.

– Сахиб, я беден, но честен, у меня только жена, а детей нет, мы одни во всем мире, мы из всех сил боремся за существование...

– Заткнись.

Подвал был пуст. Другая дверь привела их к новым грязным ступеням. Они оказались в соседнем деревенском доме. В единственном круглом помещении с дырой для дыма в старомодной крыше тоже никого не было. Но Дарелл заметил на полу пятна крови.

– Ханух, я слышу запах бензина.

– А я нет, сэр.

– Пошли.

Они обнаружили джип за домом, под навесом из пальмовых листьев. На них яростно залаяла собака, но Ханух прогнал ее прочь. Следы нападавших здесь терялись. Вероятно, – подумал Дарелл, – один из них ранен серьезно, и остальные перенесли его туда, где ему смогут оказать помощь. Дарелл быстро осмотрел джип, нашел открытую канистру с бензином, которая выдала ему присутствие машины, и принялся соединять провода зажигания. Через несколько минут мотор взревел.

– Все американцы – толковые автомеханики, – осклабился Ханух.

– Такой у нас стиль жизни, – пояснил Дарелл.

Джип был старый и ржавый, и вторая скорость у него не включалась, но он с ревом вывез их за ворота деревни. Через несколько минут оазис скрылся из виду за бугристыми безлюдными холмами. Ярко светила луна. Они придерживались дороги, которая вела на северо-запад, к краю пустыни и к шоссе на Тегеран.

Дарелл вел машину, воюя с упрямым рычагом переключения скоростей. Он не осмелился включить фары и доверился лунному свету. Природа начала меняться после первых же миль. Появился низкорослый кустарник, по обеим сторонам холмы вздымались все выше. Ханух постоянно смотрел назад, но погони не было.

– Они будут ждать нас впереди, – предсказал иранец.

– Откуда они узнают, что мы сбежали из деревни?

– Узнают, – мрачно пообещал Ханух.

– Когда ты разговаривал с деревенскими жителями и с людьми из каравана, кто-нибудь упоминал про Таню?

– Нет.

– Никто ее не видел?

– Никто в этом не признался. Думаете, она опять у них?

– Нет, я так не думаю, – решил Дарелл.

– Это чудо, – сказал Ханух, – что человеческое существо наконец побывало на Луне.

– Мираж, – проронил Дарелл. – Хар-Бюри в самом деле такой опасный политик, как все считают?

– Более чем опасный. Мой шеф, полковник Сааджади, утверждает, что в управлении разведки его числят объектом номер один. В качестве своих орудий он использует кого угодно. Играет на жадности бедных и страхе богатых. Мы давно охотимся за ним. И только вы знаете, где его можно найти.

Дарелл ничего не ответил.

– Дайте мне, пожалуйста, карту, – попросил Ханух.

– Я ее уничтожил.

– Тогда расскажите, где его можно отыскать.

– Хорошо. Но только когда доберемся до Тегерана. Не раньше.

– Может, мы никогда туда не доберемся.

– Тогда тебе все равно мои сведения не пригодятся, – заметил Дарелл.

– Почему вы мне не доверяете? – обиделся Ханух.

– Издержки профессии, – ответил Дарелл.

Дорога вилась по неровным каменным холмам. То и дело они проезжали по краю отвесных ущелий. Зябкую ночь прорезал оглушительный рев работающего двигателя. Любой, кто поджидал бы их в нескольких милях отсюда, мог узнать об их приближении. Но ничего не поделаешь, – решил Дарелл.

Согласно его оценкам, они уже проехали половину дороги до шоссе, когда он вдруг резко затормозил. Тормоза были неисправны, и джип соскользнул на обочину, остановившись почти у самого края обрыва. Ханух уже собрался протестовать, но затем увидел следы покрышек, уходящие за край скалы. Дарелл рассоединил провода зажигания, и мотор заглох.

– Будь осторожен, – прошептал Ханух.

Среди холмов царило спокойствие; слышны были вздохи ветра в кустарнике и отдаленный гул самолета, который напомнил им, что цивилизация где-то рядом. Дарелл ощутил запах тлеющего дерева. Он вышел из джипа, подошел к краю дороги и взглянул вниз в узкую долину. Неожиданно для себя он увидел мерцание воды. Рядом в лунном свете вырисовывались обломки грузовика.

"Рено" фарси.

Ханух был в нерешительности.

– Мне кажется, это ловушка.

– Но я должен задать несколько вопросов – если там, конечно, есть кто-то живой.

Он шагнул через край глубокого оврага и стал спускаться по борозде, пропаханной летевшим вниз грузовиком. Запах дыма здесь ощущался сильнее. Журчание ручья показалось удивительно чуждым после сухих пустынных ветров. Часть груза – старые запчасти для автомобилей – разлетелись по ручью. Но ящиков с винтовками видно не было. Он услышал тонкий голос фарси и рыдающий – его женщины. Дарелла заинтересовало, куда делся араб, и он тут же его увидел – лежащего неподалеку мертвым. Компаньоны даже не потрудились похоронить его. Видимо он погиб, когда грузовик свалился вниз.

На берегу ручья горел небольшой костер, к нему жались фарси с женщиной. Женщина сидела на корточках, раскачиваясь взад-вперед и придерживая сломанную руку. Ее муж, вооружившись лопатой, усердно копал каменистую почву. Здесь же стояли ящики с винтовками. Фарси непрерывно изливал потоки недовольства на раненую женщину.

– А вот и мы, – провозгласил Дарелл, возникая перед ними.

Фарси в смятении потянулся за оружием. Потом понял, что это Дарелл и Ханух, и оцепенел. Женщина завизжала, но вдруг умолкла, словно ей сдавили горло.

– А, мой американский друг! – заулыбался фарси и умиротворяюще развел руки. – Аллах уже наказал меня. Разве к этому можно что-то добавить, дорогой сэр?

Ханух ногой отшвырнул оружие фарси в сторону. Дарелл понял, что тот пытался зарыть в землю контрабандные винтовки.

– Что с вами произошло? – спросил он.

– Бандиты! Убийцы! Иностранцы! – завопила женщина.

– Успокойся, любовь моя, – остановил ее фарси. – Неужели ты хочешь накликать их обратно?

Дарелл понял, что обличительная речь была предназначена не для них.

14
{"b":"949","o":1}