A
A
1
2
3
...
14
15
16
...
42

– Кто были эти иностранцы?

– Аллах их знает. Они поджидали на дороге, их было много, много иностранцев, Аллах мне свидетель. Я всего лишь бедный торговец, который пытается выжить.

– Они не ограбили вас, – заметил Ханух.

– Только потому, что мой несчастный водитель запаниковал и съехал с дороги. Аллах наказал его. Бандиты не стали больше нас преследовать. Мы здесь пробыли ночь и день. – Мужчина улыбнулся. – Я о вас беспокоился, сэр.

– Ну конечно, – согласился Дарелл. – Бандиты случайно не были китайцами?

– Да, да! А как вы узнали? – Единственный глаз фарси широко раскрылся. – О, вы, американцы, такие умные!

– Та-По? – спросил Ханух.

– Возможно.

– А девушка? Мисс Таня?

Мужчина вдруг как язык проглотил. Он ничего не видел. Он ничего не знает. Он клялся в этом всеми своими надеждами на райское блаженство.

– Но ее платье было в твоем грузовике, – занервничал Ханух. – Здесь опасно, Дарелл. Нужно убираться отсюда. Позвольте мне самому с ним поговорить.

Дарелл кивнул.

– В любом случае я ему должен за те удары по голове.

Фарси на корточках стал пятиться назад, пока не оказался наполовину в ручье. Женщина смеялась над ним. Ханух приволок его назад к огню и поднес его пальцы к пламени.

– Ты нам расскажешь про девушку, про то, как она очутилась в вашем грузовике и что с ней случилось. Может, ты ее продал китайцам?

– Нет, нет, к тому времени она исчезла!

– А, так ты про нее знаешь?

– Да. Отпустите, пожалуйста. Я очень чувствителен к боли.

– Я пока тебе ничего еще не повредил.

– Она была необычная девушка, сэр. Тоже иностранка. Что все вы, иностранцы, делаете в моей стране?

– Я тоже иностранец? – спросил Ханух.

– Нет, сэр. Я не вас имел в виду, но...

– Расскажи нам о девушке, – прервал его Дарелл. – Где она?

– Я не знаю, клянусь! Она от меня убежала. Женщина помогла ей. Она ревновала. Девушка была очень красивая, но очень странная. Не в своем уме. А моя женщина ее ненавидела. Может, Аллах ее наказал за то, что она помогла той убежать! Останься девушка со мной, вы бы, джентльмены, были удовлетворены.

– Куда она направилась?

– Я не знаю. Она просто исчезла. Я слышал в деревне, что ее видели с курдами, торговцами с севера. Уверен, она скрылась среди них.

Дарелл посмотрел на Хануха, и тот сказал:

– Курды нас все еще опережают. Но я думаю, он лжет.

– Возможно. Но здесь ее определенно нет.

– Тогда она у Та-По.

Дарелл вздохнул.

– Надеюсь, нет.

Они оставили фарси с его женщиной и полезли вверх по крутому склону ущелья к машине. Дарелл снова соединил провода зажигания, и мотор сразу ожил.

– Мне кажется, – сказал Ханух, – что эта дорога для нас крайне опасна.

– Я согласен, – подтвердил Дарелл, – Вскоре мы с нее свернем.

Дорога впереди ныряла вниз и пересекала невзрачную равнину, чтобы привести к другим скалам. Слева были низкие столовые горы, и высокие горы – на севере. Оттуда дул ветер. Он приносил с собой запах соляных болот, и Ханух посоветовал придерживаться северного направления. Далеко впереди в лунном свете тускло поблескивали огоньки.

– Может, это Хаджибад, – предположил Ханух. – Он у железной дороги.

Дорога снова полезла вверх. Дарелл ощутил растущее напряжение. Огоньки исчезли. Им еще ехать много миль, а джип еле полз. Дорога займет по крайней мере три часа, если джипу удастся взобраться на эту высокую гряду. У Дарелла появилось чувство, что за ними наблюдают. Но вокруг был только пустынный ландшафт. Он подумал о Та-По, охотящемся на девушку. Та-По и мятежник Хар-Бюри, должно быть, объединились. Он спросил себя, так ли уж Таня беззащитна. Она проявила удивительные способности к выживанию на этой первобытной земле.

– Сейчас на север, сэр, – сказал Ханух. – Ближайшая железнодорожная станция – Аб-е-Гарм. Часть пути будет ужасна, но мы должны выбраться к трансиранской железной дороге. Это лучшая возможность.

– Далеко до Аб-е-Гарм?

– Двадцать-тридцать миль.

– И нет проторенной дороги?

– Нет, сэр.

– Может, джип туда и доедет, но управлять им – все равно что размахивать флагом.

Дарелла начало беспокоить, а хватит ли им горючего. Индикатор не работал, и он остановил машину, чтобы погрузить в бак хворостинку. Вынул он ее почти сухую. Бензина оставалось меньше галлона. Дарелл порылся за задними сидениями в поисках запасных канистр. Там не было ни одной. Он сдернул поношенные и засаленные сиденья, и обнаружил две плоские канистры. Удивительно, что они не попались ворам. Дарелл вынул канистры, и при этом они приятно булькнули. На мгновение он испугался, что в них может оказаться вода, отвинтил одну крышку и принюхался. От облегчения у него задрожали руки. Торопливо опрокинув канистру в бак, он вернулся в машину.

Спустя десять минут он опять нажал на тормоза и сказал:

– Нам лучше свернуть прямо сейчас.

Они уже были наверху, на высоте примерно 6000 футов. Ночь выдалась очень холодной. Хануха, сидевшего рядом с Дареллом, била крупная дрожь. Впереди два величественных холма образовывали проход, через который дорога тянулась дальше. В каменных скалах болезненно отзывалось покашливание мотора. Тени в теснине были черными и зловещими. Дарелл поглядел направо и налево. Направо ехать было нельзя: практически вертикальная скала. Слева был обрыв, а внизу до самого горизонта простиралась залитая лунным светом солончаковая низина. Заходящая луна окрасилась красным.

– Посмотри вверх, Ханух. Ты их видишь?

– Нет, сэр.

– Лунный отблеск на стекле. На ветровом.

У Хануха перехватило дыхание.

– Да, сэр. Похоже на машину разведки. Может, Хар-Бюри?

– Или Та-По. Что в лоб, что по лбу. Любой будет счастлив убить нас и не допустить меня в Тегеран.

– Они едут, – напряженно выдавил Ханух. – Они нас заметили.

Неприятельская машина осторожно ползла по затененной теснине, смахивая на противного таракана. Она до отказа была набита людьми. Торчащие вверх ружья напоминали ощетинившегося дикобраза. Дарелл включил задний ход. Джип визгливо выразил свое неудовольствие, но затем покатился назад.

– Их можно объехать? – спросил Дарелл.

– Мы не уйдем от них, если поедем обратно.

– Я не об этом. Объехать их можно?

Ханух пожевал свой ус.

– Можем попытаться через соляные болота. Но нужно ехать быстро. – Он с трудом улыбнулся. – Это шанс. Хотя можно увязнуть в трясине.

– Они тяжелее нас. И застрянут первыми.

– Это очень опасно, сэр Дарелл.

– Не опаснее тех мордоворотов, которые к нам приближаются.

Когда они катились вниз по склону к соляным болотам, над головами просвистела пуля. Земля внизу казалась достаточно твердой, но Ханух объяснил, что это только корка поверх коварной трясины. Дарелл сильнее нажал на газ. Джип перескочил на третью скорость и поскакал вперед, скрежеща и раскачиваясь. Другая пуля ударилась о заднюю часть машины с громким "дзинь". Ханух нырнул вниз. Руль жил своей собственной жизнью, сопротивляясь попыткам Дарелла им овладеть. Дарелл напрягал все силы, чтобы его удерживать. Нужно было прорваться из теснины в болота. С боков к ним цеплялся кустарник. Край луны был еле виден над холмами. Через несколько минут станет совсем темно. Дарелл еще сильнее нажал на газ.

Машина преследователей их нагоняла. Ханух выкрикивал команды:

– Влево, сэр. Теперь вправо. Быстрее!

Соляная топь окружила их и, казалось, стремилась поглотить. Левое колесо вдруг внезапно стало погружаться, прокручиваясь, завывая, и разбрасывая кругом брызги. Их тряхнуло; они вырвались и понеслись дальше. Ханух приподнялся, не заботясь больше о возможных выстрелах, и прильнул к ветровому стеклу, чтобы лучше видеть местность. Он хорошо знал эти солончаки. Губы его вытянулись в невеселой усмешке.

– Сейчас немного влево. Так. Держите, держите. Сейчас опять вправо. Резче! Поворот на девяносто градусов!

Машина преследователей все еще их нагоняла. Она уже въехала в болота, ориентируясь по их глубоким колеям. Снова под джипом проломилась корка. Они резко остановились. Ханух перелетел через капот, и Дарелл, выдернув ремень из своих брюк, втащил его обратно. Джип застонал и вырвался из трясины.

15
{"b":"949","o":1}